26.02.2021 ВС вновь напомнил, как исчислять срок, в течение которого потребитель может направить претензию АГ НОВОСТИ

Суд подчеркнул, что течение такого срока начинается со следующего дня за днем передачи товара покупателю

В Определении от 9 февраля № 32-КГ20-14-К1 Верховный Суд напомнил нижестоящим судам о моменте исчисления срока, в течение которого потребитель может направить претензию.

13 декабря 2018 г. Артем Плаксин купил в АО «Связной Логистика» смартфон Аррlе iPhone XS 256Gb стоимостью 87 тыс. руб. В процессе эксплуатации он заметил, что у смартфона не работает камера, и через две недели после покупки по почте направил магазину претензию о возврате денежных средств, уплаченных за товар ненадлежащего качества. 24 января 2019 г. почтовое отправление было возвращено за истечением срока его хранения.

С целью установления наличия недостатков в смартфоне и характера их возникновения Артем Плаксин обратился к ИП Кривову для проведения независимой экспертизы. Экспертное исследование от 4 февраля 2019 г. показало, что поломка носит производственный характер.

Покупатель обратился в Базарно-Карабулакский районный суд Саратовской области с иском к АО «Связной Логистика» о взыскании стоимости смартфона, расходов по оплате проведения экспертного исследования в размере 6 тыс. руб., неустойки в размере 1% стоимости товара за период с 4 февраля 2019 г. по день фактического исполнения обязательства, компенсации морального вреда в размере 5 тыс. руб., а также штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Судебная экспертиза от 16 апреля 2019 г. подтвердила наличие производственного дефекта. В своем решении суд сослался на положения Закона о защите прав потребителей, установил факт нарушения прав истца как потребителя со стороны ответчика и частично удовлетворил исковые требования.

Отказывая в удовлетворении иска, апелляция пришла к выводу, что выявленный в товаре недостаток не является существенным. Суд также указал, что с требованиями о возврате денежных средств Артем Плаксин обратился по истечении установленного действующим законодательством пятнадцатидневного срока. Кассация с позицией суда апелляционной инстанции согласилась.

Артем Плаксин обратился в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на п. 38 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», согласно которому потребитель вправе требовать замены технически сложного товара либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, установленных в ст. 4 Закона о защите прав потребителей, при условии, что такие требования были предъявлены в течение пятнадцати дней со дня его передачи потребителю.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС посчитала вывод нижестоящих инстанций о том, что истцом пропущен пятнадцатидневный срок, не соответствующим нормам действующего законодательства. Суд сослался на ст. 191 ГК и отметил, что течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. «В настоящем деле передача технически сложного товара потребителю выступает событием, определяющим начало пятнадцатидневного срока, а его течение начинается со следующего дня за днем наступления события», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд посчитал, что требование истца к ответчику об отказе от исполнения договора купли-продажи смартфона и возврате уплаченных за него денежных средств заявлено с соблюдением пятнадцатидневного срока. Поскольку данный товар передан истцу 13 декабря 2018 г., соответственно, течение пятнадцатидневного срока началось со следующего дня – 14 декабря 2018 г., а его окончание пришлось на 28 декабря 2018 г. – дату, когда истец направил ответчику претензию с требованием о возврате покупной цены.

Таким образом, ВС отменил апелляционное и кассационное определения, направив дело во вторую инстанцию на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АК «Бородин и Партнеры» Ольга Туренко обратила внимание, что суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что выявленный в товаре недостаток не является существенным. «В связи с этим необходимо отметить, что суд может прийти к такому выводу, исключительно основываясь на заключении эксперта, а не на своем внутреннем убеждении. Из текста определения ВС не представляется возможным сделать вывод о том, ставился ли данный вопрос перед экспертом при назначении судебной экспертизы или нет», – отметила она.

Ольга Туренко указала, что, так как в данном деле не усматривается нарушения пятнадцатидневного срока, в течение которого покупатель имеет право реализовать свои права независимо от того, насколько были существенны отступления от требований к качеству товара, то и вопрос о существенности выявленного в процессе эксплуатации недостатка теряет свою актуальность. «В противном случае речь шла о необходимости назначения дополнительной экспертизы для ответа эксперта на вопрос о существенности выявленного производственного недостатка», – подчеркнула адвокат.

«Исходя из сложившейся практики, потребители чаще всего спорят о компьютерной технике и о гаджетах. Как правило, суд становится на сторону потребителя, но речь идет не о полном удовлетворении исковых требований, а о частичном, когда суд уменьшает размер взыскиваемой неустойки или компенсации морального вреда», – рассказала Ольга Туренко.

В комментарии «АГ» адвокат АП Волгоградской области Юлия Севастьянова посчитала, что, хотя ВС РФ устранил очевидное правовое нарушение, связанное с неверным исчислением нижестоящими судами процессуальных сроков, он не уделил внимание более важному вопросу, который связан с расхождением позиций нижестоящих судов относительного того, является ли выявленный в товаре дефект существенным. «Практикующие адвокаты прекрасно понимают, что, скорее всего, довод о пропуске срока был использован кассацией и апелляцией как дополнительный аргумент, усиливающий отказную мотивировку», – посчитала адвокат.

Она с сожалением отметила, что ВС никак не оценил явную недобросовестность ответчика, который не получил претензию истца о возврате денег, направленную почтовым отправлением. По мнению Юлии Севастьяновой, не стоит относиться к определению ВС РФ как к документу, содержащему в себе фундаментальные правовые выводы. «Более того, формально-технический характер данного судебного акта ни в коем случае не предрешает победу истца при новом рассмотрении дела, за которую последнему еще придется побороться», – указала она.

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина отметила, что споры о защите прав потребителей далеко не редки на практике и зачастую продавец всеми силами стремится отказать в удовлетворении требований потребителя, в результате чего дело доходит до суда. «Как правило, требования потребителей удовлетворяются. Однако необходимо запастись прямыми доказательствами своей правоты, как и в данном случае – экспертным исследованием», – заключила адвокат.

Марина Нагорная