26.03.20. Минфин предлагает сохранить за залогодателями ценных бумаг объем корпоративного контроля. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ за 25.03.20.

По мнению одного из экспертов, проект расширяет возможности предпринимателей по включению в договор залога ценной бумаги наиболее приемлемых для них условий. Другая считает, что он позволит устранить законодательную коллизию, способствуя расширению автономии воли сторон договора залога. Третья полагает, что проект носит позитивный для рынка характер, так как нацелен на «оживление» гражданского оборота.

24 марта Минфин России представил на общественное обсуждение проект поправки в ГК РФ о залоге ценных бумаг.

Так, ст. 358.17 Кодекса предлагается дополнить п. 6, допускающим отражение в договоре залога ценной бумаги возможности осуществления залогодателем всех прав, удостоверенных ею, с предоставлением залогодержателю права на получение дохода по ценной бумаге.

Как отмечается в пояснительной записке, регулирование договора залога ценной бумаги предоставляет весьма ограниченный выбор опций передачи прав по ней. В частности, таким договором может быть предусмотрено осуществление залогодержателем всех прав, принадлежащих залогодателю, либо всех, кроме права на получение дохода по ценной бумаге. «Таким образом, залогодержатель как сильная сторона кредитного правоотношения, настаивая на передаче ему прав по ценной бумаге, всегда получает право голоса по заложенной ценной бумаге. Такое условие весьма некомфортно и рискованно для залогодателя и может стать препятствием для вступления в соответствующие отношения», – сообщается в документе.

Там же указано, что проект направлен на расширение инструмента структурирования сделок по залогу ценных бумаг и позволит залогодателю минимизировать риски утраты контроля над компанией, обеспечивая при этом передачу залогодержателю определенного объема прав – в частности, на получение дивидендов. Наличие данной опции, по мнению разработчиков поправок, будет способствовать заключению соответствующих сделок и поддержанию деловой активности.

Ассоциированный партнер юридической фирмы «ЮСТ», адвокат Александр Рудяков в комментарии «АГ» отметил, что согласно п. 4 ст. 358.17 ГК под правом на получение дохода по ценной бумаге понимается не только получение дивидендов (доходов), но также сумм, полученных от погашения заложенной ценной бумаги; от эмитента в связи с приобретением такой ценной бумаги указанным лицом; в связи с ее приобретением третьим лицом помимо воли владельца заложенной ценной бумаги. «На мой взгляд, предлагаемое изменение предоставит дополнительные возможности сторонам при структурировании сделок – прежде всего, связанных с привлечением финансирования, при создании совместных предприятий, а также при заключении корпоративных договоров, в связи с чем концептуально оценивается исключительно с позитивной стороны», – пояснил он.

Эксперт отметил, что возможность осуществления залогодержателем отдельных прав, удостоверенных ценной бумагой, была предусмотрена еще в первоначальной редакции Закона от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ, которым были внесены соответствующие изменения в ГК (законопроект № 47538-6), однако в окончательной редакции указанная норма претерпела изменения. «В частности, согласно текущей редакции п. 1 ст. 358.17 ГК залогодержателем могут осуществляться либо все права, удостоверенные заложенной ценной бумагой, либо все, кроме права на получение дохода по ценной бумаге. В связи с этим представляется целесообразным не дополнение данной статьи п. 6, а внесение изменений в п. 1 для исключения противоречия между указанными пунктами», – считает Александр Рудяков.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова отметила, что действующее законодательство не предусматривает передачу залогодержателю только прав на получение дохода по ценной бумаге без передачи иных прав ее держателя. Это, по мнению эксперта, ограничивает возможность более гибкого использования залогового инструментария в деловых отношениях.

«Проект расширит возможности предпринимателей по включению в договор залога ценной бумаги наиболее приемлемых для них условий. Это особенно актуально для договора залога акций, предусматривающих корпоративные права в отношении акционерного общества. Поправка в ГК позволит залогодателю сохранить полный контроль над осуществлением корпоративных прав в отношении общества, при этом предоставив залогодержателю возможность получать доход по акциям», – резюмировала Алина Емельянова.

Партнер компании PARADIGMA Валерия Селиванова обратила внимание на наличие законодательной коллизии относительно залога ценных бумаг. «С одной стороны, ст. 38.15 ГК оставляет на усмотрение сторон решение вопроса о том, в каком объеме залогодержателю перейдут права по ценной бумаге, если стороны договорились, что залогодержатель будет осуществлять все права, принадлежащие залогодателю и удостоверенные данной ценной бумагой. С другой стороны, п. 1 ст. 358.17 ГК в действующей редакции, по сути, запрещает передачу залогодержателю исключительно права на получение дохода по ценной бумаге, оставляя комплекс иных прав за залогодателем», – отметила она.

По мнению эксперта, предложенные Минфином поправки направлены на устранение указанной коллизии и дальнейшее расширение автономии воли сторон договора залога. В случае принятия данных поправок в ГК залогодатель получит возможность ограничить осуществление прав залогодержателем по ценной бумаге только получением дохода по ней.

«В этом случае полученные залогодержателем денежные средства по ценной бумаге и доходы от нее будут засчитаны в погашение обязательства, в обеспечение которого был предоставлен залог (п. 4 ст. 358.17 ГК, п. 7 ст. 51.6 Закона о рынке ценных бумаг). В нынешней модели, когда для передачи залогодержателю права на получение дохода по ценной бумаге нужно было передавать весь комплекс прав акционера, существуют риски для владельцев ценных бумаг, что залогодержатель своими управленческими решениями может вмешаться в бизнес или принять какие-либо решения, которые в будущем негативно скажутся на компании, чьими акциями управлял залогодержатель», – полагает Валерия Селиванова.

Эксперт добавила, что проект носит позитивный для рынка характер, так как нацелен на оживление гражданского оборота и расширение использования обеспечительных сделок по залогу ценных бумаг. «Предлагаемая Минфином модель позволит держателю ценных бумаг передать их в залог, предоставив залогодержателю право на получение дохода по ценной бумаге в счет в погашения долга без передачи иных корпоративных прав по ней. Залогодатели не будут бояться утратить контроль, передавая залогодержателю право на получение дохода по заложенной ценной бумаге, или столкнуться с необоснованными управленческими решениями залогодержателя», – подытожила она.