26.04.2022 Кто может оспорить акт, который лег в основу банкротного дела: решение ВС Право ру

Мужчина взыскал с компании 70,7 млн руб. Поскольку она не выплатила деньги добровольно, приставы выставили активы на торги, но не успели продать. У фирмы оказался еще один кредитор с просуженной задолженностью, который инициировал банкротство и добился приостановки торгов. Может ли первый взыскатель обжаловать решение суда, которое легло в основу дела о несостоятельности, если он не участник процедуры? На этот вопрос ответил ВС в одном из своих недавних определений.

В 2016–2019 годах Таймураз Боллоев (Ф. И. О. совпадает с именем крупного бизнесмена, основателя пивоваренной компании «Балтика») выиграл три спора с ООО «Рома». В общей сложности он взыскал с компании 70,7 млн руб. Затем получил исполнительные листы, на основании которых ФССП возбудила исполнительное производство и выставила на торги арестованное имущество — автозаправочные станции с общей начальной ценой продажи 20,8 млн руб. Аукцион должен был состояться 15 июня 2020 года.

Параллельно с этими событиями ООО «Рома» проиграло еще один спор — в Пресненском райсуде Москвы по иску Виталия Камболова. Последний взыскал с компании как с поручителя по договору займа 42,9 млн руб. На основании этого решения Камболов обратился в АС Республики Северная Осетия — Алания с заявлением о признании ООО «Рома» несостоятельным (дело № А61-1385/2020). 28 мая 2020 года суд принял заявление и назначил заседание на 26 июня того же года (в дальнейшем разбирательство многократно откладывалось, суд рассмотрел заявление только 28 февраля 2022 года, признал его обоснованным и ввел процедуру наблюдения). Спустя несколько дней после принятия заявления АС Республики Северная Осетия — Алания по просьбе Камболова принял обеспечительные меры и приостановил продажу автозаправок.

  • Июль 2016-го — март 2019-го — Боллоев отсудил у ООО «Рома» 70,7 млн руб.
  • 3 октября 2019-го Камболов взыскал с ООО «Рома» 42,9 млн руб.
  • 13 мая 2020-го ФССП открыла прием заявок на аукцион по продаже имущества компании для погашения долгов перед Боллоевым.
  • 28 мая 2020-го суд принял заявление Камболова о банкротстве ООО «Рома».
  • 2 июня 2020-го суд по требованию Камболова приостановил торги.

Приостановка торгов и попытки ее оспорить

Боллоев попытался обжаловать обеспечительные меры, но суды ему отказали, сославшись на то, что заявитель не относится к участникам дела о банкротстве и не наделен правом обжалования принятых по этому делу актов. Тогда Боллоев попробовал вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, но вновь потерпел неудачу. Не удалось ему вступить в дело и в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями. Тогда он подал заявление о признании ООО «Рома» банкротом. АС Республики Северная Осетия — Алания это заявление принял, указав, что оценит его в течение 15 дней после заседания по аналогичным требованиям республиканского УФНС (налоговики обратились в суд после Камболова и их претензии должны были рассмотреть во вторую очередь).

После этого Боллоев решил оспорить акт о взыскании с ООО «Рома» 42,9 млн руб. — тот, что лег в основу заявления Камболова о признании компании несостоятельной. В апелляционной жалобе заявитель указал, что стороны аффилированы, договор займа безденежный, а договор поручительства подложный. По мнению Боллоева, весь этот процесс был затеян, чтобы помешать продать имущество ООО «Рома» в исполнительном производстве.

Заявителю восстановили срок на подачу жалобы, но 14 октября 2020-го Мосгорсуд оставил ее без рассмотрения. Суд не признал за Боллоевым право на обжалование. ООО «Рома» пока не объявлено банкротом, в отношении него не открыто конкурсное производство, требования Боллоева не включены в реестр, следовательно, его права решение райсуда не затрагивает, указала апелляция. Ее выводы поддержал Второй кассационный СОЮ. После чего заявитель обратился в Верховный суд.

Ограничение права на защиту

В определении по жалобе Боллоева гражданская коллегия напомнила о п. 24 Постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 № 35, в котором говорится о праве конкурсных кредиторов оспаривать решение суда, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование. А если кредитор пропустит срок на подачу жалобы, суд может его восстановить с учетом того, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов, следует из постановления.

Позднее уже ВС в обзоре практики разъяснил, что право на такое обжалование возникает у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению в деле о банкротстве. Получив акт о взыскании долга, кредитор может в упрощенном порядке (с точки зрения процесса доказывания) добиться включения своих требований в реестр, а в случаях, когда он выступает заявителем по делу, еще и предложить кандидатуру управляющего. В то же время такой акт противопоставляется правам и интересам других кредиторов, которые не участвовали при его вынесении: ведь включение в реестр уменьшает долю удовлетворения их требований, говорится в вопросе № 24 Обзора судебной практики ВС № 1 за 2020 год.

Но из всех этих позиций не следует, что только упомянутые лица могут обжаловать акт, который лег в основу дела о несостоятельности. Разъяснения не запрещают обжаловать такой акт и тем, кто не участвует в банкротстве, но чьи права нарушены, подчеркнула тройка судей под председательством Сергея Асташова

Из-за того, что суд возбудил дело о банкротстве ООО «Рома» и принял в рамках него обеспечительные меры, Боллоев более полутора лет не мог исполнить вынесенные в его пользу судебные решения. Не признавая за ним права на обжалование акта, который лег в основу дела о несостоятельности, нижестоящие инстанции ограничили право заявителя на защиту, резюмировал Верховный суд. Он отменил акты апелляции и кассации в отношении Боллоева, направив дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд (№ 5-КГ21-140-К2).

Перехват контроля и экстраординарное обжалование

«Ситуация, с которой столкнулся Боллоев, затрагивает наиболее важные и проблемные аспекты первых этапов возбуждения любой процедуры банкротства — проблему перехвата контроля над процедурой и проблему экстраординарного обжалования требований заявителя по делу», — говорит Дмитрий Шевченко из АБ Казаков и партнеры

Должники часто используют механизм контролируемого банкротства, чтобы не допустить обращения взыскания на имущество. Причем, чтобы создать фиктивную задолженность и перехватить первенство, в погоне за контролируемой процедурой аффилированные лица чаще всего используют именно конструкцию займа, ведь закон не обязывает заимодавца доказывать наличие у него источника денег, замечает Шевченко.

Правда, существенная часть решений о взыскании денег в пользу таких «заимодавцев» позднее отменяется по заявлениям других кредиторов, которые они подают в порядке экстраординарного обжалования (п. 24 Постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 № 35), добавляет юрист.

Право на такое обжалование у кредиторов возникает с момента принятия их требований к рассмотрению, напоминает партнер юркомпании ЗАО «Сотби» Антон Красников (об этом, в частности, говорится в вопросе № 24 Обзора судебной практики ВС за 2020 год № 1).

В рассматриваемом же деле нижестоящие инстанции отказали Боллоеву, потому что ООО «Рома» не объявлено банкротом, в отношении него не открыто конкурсное производство, а требования заявителя не включены в реестр. Такое толкование уже само по себе не основано на законе и свидетельствует о неправильном применении норм права, замечает Красников.

Здесь ВС в своей аргументации пошел еще дальше — отступил от устоявшегося подхода. Он позволил воспользоваться экстраординарным обжалованием лицам, которые не участвуют в деле о банкротстве, но их права нарушены в результате его возбуждения.

Антон Красников

«Таким образом, ВС призвал нижестоящие суды детальнее изучать исключительные обстоятельства, которые могут повлиять на возможность расширительного толкования п. 24 Постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 № 35», — резюмирует Красников.

* Имя и фамилия изменены редакцией.