26.05.2022 ВС выявил препятствование кассационному обжалованию со стороны первой инстанции АГ НОВОСТИ

Суд восстановил заключенному процессуальный срок, который был пропущен из-за того, что первая инстанция предоставила заверенные судебные акты за его пределами

Верховный Суд вынес Определение по делу № 5-КАД22-4-К2 от 27 апреля, в котором рассмотрел вопрос о восстановлении заключенному процессуального срока на подачу кассационной жалобы, пропущенного им из-за действий суда первой инстанции

Виталий Бунтов был осужден к 13 годам 11 месяцам колонии строгого режима, со 2 августа 2017 г. он отбывал наказание в одной из ИК Пермского края, а в октябре 2019 г. был переведен в тюрьму ГУФСИН России по Челябинской области.

29 августа 2018 г. постановлением начальника пермской колонии Виталий Бунтов был переведен в единое помещение камерного типа сроком на девять месяцев. Заключенный обжаловал постановление, и 17 апреля 2019 г. суд признал его незаконным. В связи с этим Виталий Бунтов обратился в суд с исковым заявлением к ФСИН России о компенсации морального вреда в размере 2 тыс. руб. за каждый день содержания в ЕПКТ, а также о возложении обязанности незамедлительно перечислить присужденную компенсацию.

26 мая 2020 г. Замоскворецкий районный суд г. Москвы частично удовлетворил иск и взыскал в пользу заключенного компенсацию морального вреда в размере 5 тыс. руб. 12 февраля 2021 г. Московский городской суд оставил данное решение без изменения. Не согласившись с этими судебными актами, Виталий Бунтов обратился во Второй кассационный суд общей юрисдикции, однако кассационная жалоба была отправлена им почтовой связью только 26 мая и поступила в суд первой инстанции 16 июня 2021 г., то есть за пределами установленного законом процессуального срока. Определением судьи Второго КСОЮ от 25 июня 2021 г. кассационная жалоба была возвращена без рассмотрения по существу ввиду пропуска процессуального срока и отсутствия ходатайства о его восстановлении. Определение было оставлено без изменения.

Впоследствии Виталий Бунтов обратился с жалобой в Верховный Суд РФ, в которой указал, что срок кассационного обжалования был пропущен им по уважительным причинам, поскольку суд первой инстанции предоставил ему заверенные судебные акты, необходимые для кассационного обжалования, только 20 мая 2021 г.

Рассмотрев дело, ВС заметил, что состоявшиеся по делу Виталия Бунтова судебные акты, принятые в порядке гражданского судопроизводства, вступили в законную силу в день вынесения апелляционного определения – 12 февраля 2021 г., следовательно, срок их обжалования в кассационном порядке истек 12 мая того же года.

Вместе с тем Суд напомнил, что право на судебную защиту подразумевает создание условий для эффективного и справедливого разбирательства дела, реализуемых в процессуальных формах, регламентированных федеральным законом, а также возможность пересмотреть ошибочный судебный акт в целях восстановления в правах посредством правосудия.

Одним из требований к содержанию кассационной жалобы, установленных федеральным законодателем, является необходимость указать, в чем, по мнению лица, подавшего жалобу, состоят основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов. Следовательно, без копии обжалуемых судебных актов приведенное положение процессуального закона невыполнимо, пояснил Суд. При этом он принял во внимание, что, обращаясь с жалобой во Второй КСОЮ, Виталий Бунтов указывал на то, что первая инстанции активно препятствует кассационному обжалованию, не предоставляя ему надлежаще заверенные судебные акты. После неоднократных жалоб копии судебных актов были получены осужденным только 20 мая 2021 г., что подтверждается справкой должностного лица исправительного учреждения, приложенной к жалобе, поданной в порядке ст. 379.2 ГПК ПФ.

Верховный Суд подчеркнул, что из материалов дела следует, что Замоскворецким районным судом г. Москвы копии решения суда и апелляционного определения были направлены для вручения Виталию Бунтову в тюрьму ГУ ФСИН России по Челябинской области, где он на тот момент содержался, только 19 марта 2021 г. ВС пояснил, что 25 января 2021 г. Виталий Бунтов был этапирован в пермскую ИК, где на момент рассмотрения дела в апелляционном порядке, как следует из заявки судьи Московского городского суда об организации проведения судебного заседания с использованием видео-конференц-связи, отбывал наказание в виде лишения свободы. «То обстоятельство, что истец участвовал в судебном заседании апелляционной инстанции 12 февраля 2021 г. посредством видео-конференц-связи, для решения вопроса о пропуске срока кассационного обжалования не имеет правового значения и не освобождает суд от направления ему копии судебного акта», – отмечается в определении.

ВС указал, что приведенные фактические обстоятельства судьей суда кассационной инстанции не были приняты во внимание, как и не учтено, что Виталий Бунтов, находясь в местах лишения свободы, не имеет возможности самостоятельно, непосредственно получить необходимые ему копии судебных актов. Не было учтено и то, что право на обжалование судебных актов может быть эффективно реализовано с того момента, когда заинтересованные лица действительно могут ознакомиться с судебными решениями, пояснил судья. Между тем материалами дела подтверждается невозможность обжалования Виталием Бунтовым в кассационном порядке принятых в порядке гражданского судопроизводства судебных актов в течение трех месяцев со дня их вступления в законную силу.

Таким образом, Верховный Суд отменил определение о возвращении кассационной жалобы без рассмотрения по существу и определение судебной коллегии об оставлении этого определения без изменения как принятые с существенным нарушением норм процессуального права и права истца на обжалование принятых по делу судебных актов в кассационном порядке. ВС восстановил Виталию Бунтову срок подачи кассационной жалобы на решения судов первой и апелляционной инстанций, а дело направил во Второй КСОЮ для решения вопроса о принятии кассационной жалобы заявителя к производству суда в порядке административного судопроизводства.

Адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская отметила, что в российской правовой системе отсутствуют надлежащие правовые механизмы, которые в возможно короткой и простой процедуре устраняли бы риск неправомерного или даже произвольного отказа в принятии кассационной (апелляционной) жалобы к рассмотрению. Также недостаточно механизмов восстановления процессуального срока на подачу жалобы с учетом конкретных обстоятельств (например, нахождение в местах лишения свободы и отсутствие возможности своевременного получения судебных актов из судов), пояснила эксперт.

«Хотелось бы верить, что нижестоящие суды обратят внимание на затронутую в определении проблему. ВС РФ неоднократно указывал в своих обзорах и постановлениях Пленума, что вопрос о возможности восстановления заявителю пропущенного процессуального срока должен решаться судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных доказательств», – отметила адвокат.

По ее мнению, не имеет правового значения, содержится ли просьба о восстановлении процессуального срока в другом поданном заявителем документе либо в просительной части самой жалобы. В данном случае, убеждена Анжелика Тамбовская, ВС РФ верно отметил, что в самом содержании жалобы заявитель указал и обосновал причины пропуска срока на обжалование. «Вместе с тем следует отметить, что в настоящее время прогнозировать решение суда, конечно, можно, но всегда с поправкой на фактор “внутреннего убеждения” и усмотрения. Даже подача жалобы вместе с ходатайством о восстановлении срока не гарантирует, что она будет принята к производству и рассмотрена», – заметила Анжелика Тамбовская.

Ведущий юрист INTELLECT Анастасия Герман полностью согласна с позицией Верховного Суда: «Процессуальному законодательству известно множество уважительных причин, свидетельствующих о невозможности совершить определенное действие в предусмотренные законом сроки. Описанные в деле обстоятельства являются ярким примером таковых, однако были полностью проигнорированы нижестоящей инстанцией».

Анастасия Герман указала, что неисполнение возложенной на суды обязанности по направлению участникам процесса надлежаще заверенных копий судебных актов исключает возможность любого лица реализовать право на их судебное обжалование в Верховный Суд РФ в кассационном порядке. «Заинтересованному в обжаловании лицу не известны мотивы, по которым суды пришли к тем или иным выводам, а также примененные нормы права. Обжаловать же то, с чем никогда не знакомился, не представляется возможным», – пояснила она.

По мнению эксперта, проблема чинения препятствий в получении надлежащим образом оформленных судебных актов встает особенно остро, когда автор жалобы находится в местах лишения свободы и объективно не может получить требуемые судебные акты непосредственно. Она отметила, что право такого лица на обжалование становится полностью зависимым от того, насколько своевременно были направлены судебные акты в его адрес. «В ситуации, когда они поступили к лицу уже за пределами предусмотренного на кассационное обжалование трехмесячного срока, говорить об отсутствии уважительных причин для восстановления пропущенного процессуального срока не приходится. Это вопиющее нарушение и устранил ВС РФ рассматриваемым определением», – заключила Анастасия Герман.

Анжела Арстанова