26.08.20. ВС: Покупатель обязан вернуть бракованную автоцистерну продавцу после возврата последним уплаченных за нее денег. АГ. НОВОСТИ.

ВС: Покупатель обязан вернуть бракованную автоцистерну продавцу после возврата последним уплаченных за нее денег

Как пояснил Верховный Суд, удовлетворение требования о расторжении договора поставки и возврате уплаченной за товар денежной суммы не должно влечь неосновательного приобретения или сбережения имущества на стороне покупателя или продавца

21 Августа 2020

Фотобанк Freepik

По мнению одного из экспертов, избранный судами подход сохраняет баланс интересов сторон хозяйственных отношений и не возлагает чрезмерное бремя на поставщика, который не проявил должной степени заботливости и осмотрительности, позволившей бы избежать продажи транспортного средства без надлежащего таможенного оформления. Другая назвала важным вывод о том, может ли суд по собственной инициативе решить вопрос о возврате встречного предоставления по договору купли-продажи в случае его расторжения при условии, что стороны не заявляли соответствующее требование.

18 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 309-ЭС20-9064 по спору о расторжении договора поставки (купли-продажи) автоцистерны между юрлицами ввиду существенных недостатков транспортного средства.

Выявленные у автоцистерны недостатки стали причиной отмены госрегистрации

В 2015 г. ООО «РенБизнесАвто» изготовило автоцистерну для пищевых жидкостей, выдав ее собственнику ООО «Торговый дом “Авто”» паспорт транспортного средства на основании одобрения сертифицирующим органом типа автомобиля.

Уже в следующем месяце собственник продал автоцистерну обществу «Вектор», которое, в свою очередь, реализовало ее ООО «Производственно-коммерческая фирма “Савойя”» за 3,4 млн руб. по договорам поставки (купли-продажи). В январе 2017 г. новый владелец автоцистерны зарегистрировал ее в ГИБДД, о чем была сделана пометка в паспорте транспортного средства (далее – ПТС). Таким образом, ООО «Савойя» стало эксплуатировать автоцистерну.

Впоследствии сертифицирующий орган отменил ранее выданные одобрения типов ТС по причине несоответствия этих одобрений требованиям технического регламента Таможенного союза о безопасности колесных ТС. В связи с этим МВД России инициировало проверку ранее зарегистрированного транспорта в ГИБДД, по итогам которой было выявлено, что ПТС на автоцистерну оформлен в нарушение указанного техрегламента в силу того, что на ней был установлен двигатель иной марки. В результате госавтоинспекция Астраханской области аннулировала регистрацию автоцистерны на основании п. 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним ввиду представления документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства РФ, а также содержащих недостоверную информацию.

Апелляция и кассация поддержали доводы истца

Общество «Савойя» направила обществу «Вектор» претензию, в которой со ссылкой на п. 2 ст. ГК РФ потребовала возвратить уплаченную за автоцистерну денежную сумму. Поскольку получатель претензии не исполнил требования контрагента в срок, последний обратился в арбитражный суд с иском о расторжении ранее заключенных с ответчиком договоров и взыскании с него соответствующей денежной суммы. В обоснование требований истец сослался на ст. 209, 218, 454, 496, 450, 475 ГК РФ и указал на существенное нарушение ответчиком требований к качеству товара.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что при приемке товара в декабре 2016 г. и вплоть до апреля 2018 г. истец не заявлял о каких-либо недостатках ТС. Первая инстанция также отметила, что заявленный истцом недостаток автомобиля (прекращение госрегистрации) не является неустранимым и не связан с ненадлежащим исполнением обязательств ответчиком. Суд добавил, что ответчик готов за свой счет устранить недостатки ТС и совершить все необходимые действия для восстановления госрегистрации.

Впоследствии апелляция отменила решение первой инстанции и удовлетворила иск, а окружной суд поддержал ее постановление. Обе инстанции сочли, что ответчик не выполнил обязанность по фактической передаче покупателю товара с относящимися к нему документами и не проявил той степени заботливости и осмотрительности, которая позволила бы избежать продажи ТС без надлежащего таможенного оформления. Как пояснили суды, ответчик не доказал, что надлежащее исполнение им своих обязательств оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы. Они также указали на отсутствие требований ответчика об уменьшении подлежащей возврату истцу денежной суммы ввиду длительного использования автоцистерны и непредставление им расчета стоимости износа.

ВС обязал покупателя вернуть ТС продавцу после получения денег

В кассационной жалобе в Верховный Суд ООО «Вектор» обжаловало судебные акты апелляции и кассации.

Изучив материалы дела № А76-4808/2019, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС указала, что первая и апелляционная инстанции правильно установили, что спор между сторонами договора купли-продажи (поставки) возник из-за применения последствий поставки (передачи) товара ненадлежащего качества. Соответственно, обе инстанции правильно определили в качестве предмета доказывания наличие или отсутствие существенных нарушений требования к качеству товара со стороны продавца.

Высшая инстанция отметила, что о своей готовности устранить недостатки ТС продавец заявил спустя полгода после предъявления иска покупателем и, соответственно, спустя более 12 месяцев после прекращения госрегистрации ТС истца. С учетом общего требования разумности и добросовестности при осуществлении гражданских прав и указания закона на незамедлительность замены продавцом-поставщиком товара ненадлежащего качества во избежание предъявления покупателем иска по п. 2 ст. 475 ГК Судебная коллегия сочла, что допущенное ответчиком промедление исключает возможность его освобождения от неблагоприятных имущественных последствий, связанных с поставкой товара ненадлежащего качества (включая возврат покупателю уплаченной за товар денежной суммы). Следовательно, апелляция и кассация обоснованно не признали возражения ответчика достаточными для отказа в иске, поэтому в этой части их судебные акты изменению не подлежат.

В то же время, подчеркнул Суд, обе инстанции не учли, что удовлетворение требования о расторжении договора поставки и возврате уплаченной за товар денежной суммы не должно влечь неосновательного приобретения или сбережения имущества на стороне покупателя или продавца, т.е. нарушать эквивалентность осуществленных ими при исполнении расторгнутого договора встречных имущественных предоставлений. Следовательно, суд должен одновременно рассмотреть вопрос о возврате продавцу переданного покупателю имущества независимо от предъявления соответствующего требования продавцом

«В свою очередь продавец, имеющий право на возврат переданного покупателю имущества при расторжении договора поставки, вправе потребовать от покупателя возмещения стоимости износа имущества за время его использования последним, противопоставив соответствующее возражение требованию о возврате покупной цены. Учитывая неразрывную взаимосвязь и взаимозависимость требований о возврате покупной цены, возвращении поставленного имущества в натуре и возмещения убытков, понесенных покупателем в связи с расторжением договора, судебная коллегия исходит из целесообразности разрешения судом вопросов о судьбе имущества и об убытках одновременно с рассмотрением спора о расторжении договора в связи с поставкой товара ненадлежащего качества, что предопределяет необходимость постановки судом соответствующих вопросов на разрешение сторон. В настоящем споре общество “Савойя” не воспользовалось своим правом на предъявление убытков, связанных с невозможностью использования транспортного после прекращения Госавтоинспекцией его государственной регистрации», – отмечается в определении.

ВС добавил, что продавец, представив в материалы дела отчет об оценке рыночной стоимости автоцистерны, отказался от требования учесть ее износ при разрешении вопроса о возврате покупной цены, на что сослался суд апелляционной инстанции. Таким образом, обжалуемые судебные акты в части взыскания с продавца 3,4 млн руб., уплаченных покупателем автоцистерны, также не подлежат изменению. В связи с этим Верховный Суд изменил постановления апелляции и кассации, дополнив обязанностью покупателя возвратить ответчику автоцистерну в течение 5 рабочих дней с момента получения денежных средств, но не ранее 20 августа 2020 г., путем предоставления ответчику доступа к ТС для самовывоза.

Эксперты прокомментировали выводы Суд

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова отметила, что в рассматриваемом случае госрегистрация ТС была прекращена в результате несоответствия представленных изготовителем при сертификации автоцистерны документов требованиям законодательства. «Да, на момент передачи ТС допущенные нарушения не были и не могли быть известны продавцу, однако положения ст. 476 ГК не освобождают его от ответственности в случае неосведомленности о недостатках товара до его передачи покупателю», – пояснила она.

По мнению адвоката, для покупателя не имеет значения тот факт, что недостатки автомобиля возникли по вине изготовителя. «Взаимные обязательства возникли между продавцом и покупателем, поэтому последний правомерно предъявил требования к первому. При этом продавец не лишен права обратиться с соответствующим иском к изготовителю. Следует согласиться с позицией ВС о праве покупателя потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Несоответствие представленных изготовителем при сертификации ТС документов требованиям законодательства и в результате прекращение госрегистрации возможно отнести к существенному нарушению требований к качеству товара. Кроме того, как следует из установленных судами фактов, продавец не обеспечил незамедлительную замену товара, а о готовности устранить недостатки сообщил после начала рассмотрения дела в суде (т.е. явно за пределами разумного срока для урегулирования спора)», – подчеркнула эксперт.

Алина Емельянова назвала важным вывод о том, может ли суд по собственной инициативе решить вопрос о возврате встречного предоставления по договору купли-продажи в случае его расторжения при условии, что стороны не заявляли соответствующее требование. «Полагаю, с точки зрения процессуальной экономии это возможно, в связи с чем следует поддержать вывод о необходимости возврата ТС продавцу в силу эквивалентного характера встречных предоставлений по договору купли-продажи. Однако, полагаю, что в таком случае Судебная коллегия ВС вышла за пределы полномочий, предусмотренных п. 5 ч. 1 ст. 291.14 АПК РФ, согласно которому возможность изменения судебного акта обусловливается ошибками нижестоящих судов в применении норм материального права, а таких ошибок допущено не было. Дело, таким образом, следовало направить на новое рассмотрение в соответствующей части в нижестоящий арбитражный суд», – резюмировала адвокат.

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Максим Волков полагает, что причиной передачи кассационной жалобы в ВС явилась не необходимость проверки выводов нижестоящих инстанций о наличии (отсутствии) оснований для удовлетворения иска ввиду того, что ответчику не было известно о несоответствии оформленного ПТС на автоцистерну требованиям ТР ТС 018/2011, а то обстоятельство, что суды не рассмотрели вопрос о возврате предмета договора поставки (купли-продажи) при его расторжении.

«Таким образом, обосновывающий изменение судебных актов вывод, изложенный в определении, касается толкования положений ГК в части необходимости сохранения эквивалентности встречных предоставлений при рассмотрении судами требования о расторжении договора. Считаю, что такая правовая позиция является бесспорной, а изменение судебных актов кассационной и апелляционной инстанций совершено с целью исправления допущенной ими ординарной ошибки», – отметил он.

По мнению эксперта, последовательной также представляется практика по вопросу правомерности расторжения договора поставки в случае выявленного впоследствии несоответствия ПТС требованиям регламента, когда оформление автомобиля осуществлял не продавец по договору, а, например, производитель ТС (определения ВС от 30 декабря 2019 г. № 303-ЭС19-24079 по делу № А04-8509/2018; от 3 октября 2019 г. № 305-ЭС19-16424 по делу № А40-249591/2018).

«Расторжение договора в данном деле не является чрезмерной мерой ответственности поставщика (ответчика) по следующим причинам. Во-первых, суды не исключили возможность исправления нарушения ответчиком, если такие действия были совершены своевременно и без злоупотребления правом, что имело место в этом случае. Во-вторых, покупатель в случае расторжения договора поставки обязан вернуть ТС поставщику. В-третьих, поставщик имеет право на уменьшение договорной цены с учетом износа ТС, однако ответчик отказался от такого требования. В-четвертых, поставщик не лишен права предъявить аналогичные требования, а также требования о взыскании убытков заводу-изготовителю или иному лицу, у которого было приобретено ТС», – пояснил Максим Волков.

Он добавил, что избранный судами подход сохраняет баланс интересов сторон хозяйственных отношений и не возлагает чрезмерное бремя на поставщика, который не проявил должной степени заботливости и осмотрительности, позволившей бы избежать продажи автоцистерны без надлежащего таможенного оформления.

Зинаида Павлова