26.08.20. ВС разъяснил порядок рассмотрения споров при наличии двух противоречащих друг другу судебных актов.АГ. НОВОСТИ.

ВС разъяснил порядок рассмотрения споров при наличии двух противоречащих друг другу судебных актов

Верховный Суд счел, что суд общей юрисдикции не опроверг выводы арбитражного суда о транзитном характере обеспечительных сделок для наращивания внутригрупповой кредиторской задолженности

25 Августа 2020

По мнению одного из экспертов, подход высшей инстанции позволит независимым кредиторам эффективнее бороться со злоупотреблениями аффилированных к должнику кредиторов. Другой отметил, что данный документ пополнил «копилку» определений, в которых ВС отошел от формального подхода и рассмотрел спор вкупе со всеми обстоятельствами дела в сложно сконструированных отношениях.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ 20 августа вынесла Определение № 309-ЭС20-2354 (1, 2) по спору о включении в реестр кредиторов должника требований организации, сначала обратившейся за защитой своих прав в арбитражный суд, а затем – в суд общей юрисдикции.

Сергей Бровцев приобрел у Александра и Ангелины Шардиных доли в обществах, входящих в группу «Витус», за 100 млн руб. по 18 договорам купли-продажи. Так как поручителем покупателя выступило ООО «Строй-Контраст», которое погасило его задолженность перед Шардиными, именно к этому юрлицу перешло право требования оплаты за приобретенные гражданином доли.

В июле 2012 г. общество «Строй-Контраст» и Сергей Бровцев новировали обязательство по оплате долей в заемное с уплатой процентов в размере 25% годовых. В конце того же года общество уступило ОАО «Каменный пояс» право требования по договору займа. В январе 2013 г. ООО «Профит» в целях обеспечения исполнения Сергеем Бровцевым его обязательств по возврату займа передало обществу «Каменный пояс» в залог ценные бумаги. В ту же дату аналогичное обеспечение в виде залога ценных бумаг предоставило ООО «Кастом Кэпитал Групп», которое также поручилось за Бровцева.

Впоследствии в отношении общества «Профит» было возбуждено дело о банкротстве (№ А50-25819/2016), в рамках которого суд отказал обществу «Каменный пояс» во включении в реестр требований кредиторов на основании указанного договора залога. Тогда суд счел, что участники цепочки сделок являлись аффилированными лицами, а подобная структура отношений требовалась для создания внутригрупповой контролируемой задолженности на случай банкротства кого-либо из членов группы.

В дальнейшем Пермский краевой суд удовлетворил иск общества «Каменный пояс» (дело № 33-4288/2018), взыскав с Сергея Бровцева, обществ «Капитал-Инвест» и «Бриг-Девелопмент» свыше 89 млн руб. Таким образом, краевой суд, обладая информацией о результатах рассмотрения первого дела, отклонил мотивы, по которым арбитражный суд пришел к соответствующим выводам. Как отметил суд общей юрисдикции, предметом иска являлось не признание сделок недействительными (ничтожными), а взыскание задолженности по договору займа.

На основе полученного судебного приказа общество «Каменный пояс» обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении его требований в реестр в рамках дела о банкротстве общества «Кастом Кэпитал Групп» на сумму свыше 81 млн руб.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления ввиду отсутствия основного заемного обязательства Сергея Бровцева перед обществом «Каменный пояс» и, соответственно, отсутствия всех обеспечительных требований.

Впоследствии апелляция отменила определение первой инстанции, мотивируя наличием вступившего в силу апелляционного определения суда общей юрисдикции о взыскании долга с общества «Кастом Кэпитал Групп» (должника) в пользу кредитора.

В свою очередь, окружной суд оставил в силе решение первой инстанции, отметив, что апелляция не учла наличие свидетельств мнимого характера задолженности, искусственно созданной для неправомерного распределения конкурсной массы в пользу фиктивного кредитора, то есть в ущерб правам независимых кредиторов. Кассация сочла подозрительным поведение кредитора, который, получив отказ во включении требований в реестр одного из залогодателей, обратился в суд общей юрисдикции для взыскания задолженности с иных должников, тем самым намереваясь обойти более ранний акт арбитражного суда.

Не согласившись с решением кассации, общество «Каменный пояс», Александр и Ангелина Шардины обратились в Верховный Суд с кассационными жалобами.

Изучив материалы дела № А50-23227/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что перед нижестоящими судами стояла задача разрешить спор в условиях наличия конкурирующих между собой судебных актов по вопросу существования долга перед кредитором (обществом «Каменный пояс»). При наличии противоречивых выводов об обстоятельствах дела, изложенных во вступивших в силу актах арбитражного суда и суда общей юрисдикции, суд при разрешении спора не может ограничиться формальной ссылкой на результат рассмотрения спора по одному из данных дел и на положения ст. 69 АПК РФ. В такой ситуации он должен самостоятельно повторно установить фактические обстоятельства дела и на основе этого разрешить спор с учетом обстоятельств ранее рассмотренных дел. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебных актах по ранее рассмотренным делам, он должен указать соответствующие мотивы.

Как пояснил ВС, общество «Каменный пояс», получив отказ во включении в реестр кредиторов общества «Профит» в арбитражном суде, обратилось в суд общей юрисдикции к иным должникам по обязательству с иском о взыскании денежных средств. Высшая инстанция сочла, что в рамках второго дела суд общей юрисдикции не опроверг выводы арбитражного суда о транзитном характере движения денежных средств внутри группы лиц, о заключении обеспечительных сделок для наращивания внутригрупповой кредиторской задолженности, подконтрольной бенефициарам группы, а также об отсутствии дополнительных (обеспечительных) обязательств ввиду отсутствия основного обязательства.

«Суд общей юрисдикции ограничился лишь формальным набором доказательств и констатацией фактов заключения договоров и совершения платежных операций, то есть в условиях, когда обязательства сторон были столь сложно сконструированы, не установил всю совокупность отношений сторон. В отличие от Пермского краевого суда, арбитражный суд в рамках первого дела полно и всесторонне определил отношения сторон, вникнув в суть совершенных сделок», – отмечается в определении.

Таким образом, заключил Верховный Суд, при этих условиях между судебными актами отсутствовала подлинная конкуренция, поскольку выводы по второму делу, рассмотренному судом общей юрисдикции, не могли противопоставляться и опровергать выводы арбитражного суда в первом деле. В связи с этим ВС поддержал выводы окружного суда и первой инстанции, оставив кассационную жалобу без удовлетворения.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев, комментируя «АГ» выводы ВС, отметил, что Суд правильно разрешил спор, всесторонне изучив его обстоятельства. «Действительно, в условиях наличия судебного акта по банкротному делу, в котором подробно указывается на мнимый характер основного обязательства (судом указано на ничтожность основного обязательства по основаниям п. 1 ст. 170 ГК РФ), заявитель попытался иным образом установить действительность основного обязательства, что повлекло конкуренцию судебных актов. Примечательно здесь то, что суд общей юрисдикции дал иную оценку этим обстоятельствам, не учитывая всех выводов суда по делу о банкротстве, что свидетельствует об ошибочном применении им норм материального и процессуального права», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, Верховный Суд сделал важный для практики вывод о неподлинной конкуренции судебных актов в данном случае. «Такой подход позволит независимым кредиторам эффективнее бороться со злоупотреблениями аффилированных к должнику кредиторов даже в условиях уже выработанного судебной практикой повышенного стандарта доказывания подобных требований. Дело в том, что сейчас появляется все больше сложных и многоуровневых схем создания подконтрольной кредиторской задолженности для контроля процедуры банкротства и вывода максимального объема денежных средств из конкурсной массы должника в пользу аффилированных кредиторов. В аналогичных ситуациях независимым кредиторам следует занимать более активную позицию в отношении не только банкротного дела, но и иных дел, где могут быть вынесены подобные судебные акты, влияющие на выводы судов такому делу (используя механизм п. 24 ПостановленияПленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35). Такая практика уже имеется, что позволит не допустить возникновения подобных ситуаций и максимально эффективно противодействовать таким злоупотреблениям», – подытожил Иван Хорев.

Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук считает, что определение ВС пополнило «копилку» определений, в которых Суд отошел от формального подхода и рассматривал спор вкупе со всеми обстоятельствами дела в сложно сконструированных отношениях. «Это дело усложнилось наличием двух конкурирующих друг с другом судебных актов, хотя ВС в итоге указал на отсутствие их подлинной конкуренции ввиду того, что суд общей юрисдикции не дал всесторонней оценки всем имеющим значение обстоятельствам», – пояснил он.

Эксперт назвал любопытной последующую судьбу решения суда по второму делу, рассмотренному судом общей юрисдикции, поскольку ВС хоть и не в рамках обжалования данного судебного акта, но все же высказался по поводу его обоснованности. «В целом сам факт того, что общество, получив отказ во включении требований в реестр одного из залогодателей, обратилось в суд общей юрисдикции для взыскания задолженности с иных должников, тем самым намереваясь обойти более ранний судебный акт арбитражного суда, не говорит о подозрительности поведения кредитора. Исходя из содержания определения ВС, судам не хватило доказательной базы и пояснений заявителя о наличии экономической целесообразности сделок. При наличии таковых требование кредитора подлежало бы включению в реестр, хотя не исключено, что его следовало субординировать, а не отказывать во включении в реестр», – заключил Антон Макейчук.

Зинаида Павлова