26.08.20. Умаление права Почему срок кассационного обжалования следует ограничить не двумя, а шестью месяцами. АГ. НОВОСТИ.

Умаление права

Почему срок кассационного обжалования следует ограничить не двумя, а шестью месяцами

Гаспарян Нвер

Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ

21 Августа 2020

«Уставы созданы не для карьеры судей и прокуроров,
не для довольства и роскоши адвокатов;
они – для водворения правды на Руси».
Ф.Н. Плевако

Представленный Верховным Судом РФ проект федерального закона об ограничении срока обжалования итогового судебного решения по уголовному делу в порядке сплошной кассации двумя месяцами (№ 863554-7, далее – законопроект) прошел первое чтение.

Читайте также

В первом чтении принят законопроект ВС РФ об ограничении сроков кассационного обжалования приговоров

Поправки предполагают установление двухмесячного срока на обжалование приговора в «сплошной кассации» с целью упорядочения процедуры кассационного производства и соблюдения разумных сроков судопроизводства

09 Июля 2020

В законопроекте предлагается закрепить в ст. 401.3 УПК РФ, что кассационные жалоба и представление, подлежащие рассмотрению в порядке «сплошной кассации», предусмотренном ст. 401.7– 401.8 УПК РФ, могут быть поданы в течение двух месяцев со дня вступления приговора или иного итогового судебного решения в силу, а для осужденного, содержащегося под стражей, – в тот же срок, исчисляемый со дня вручения ему копии судебного решения.

Федеральная палата адвокатов РФ аргументированно возражала против принятия данного законопроекта.

Правительство РФ, в целом поддержав законопроект, предложило предусмотреть возможность обжалования в апелляционном порядке решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства лица, подавшего кассационную жалобу (представление) о восстановлении пропущенного срока обжалования.

Несмотря на то что вероятность принятия данного законопроекта высока, не могу в очередной раз не высказать своего отношения к нему.

Читайте также

ФПА считает двухмесячный срок кассационного обжалования приговоров недостаточным

Как отмечается в правовой позиции, предлагаемый ВС РФ пресекательный срок не соответствует ни общей логике определения таковых в уголовном судопроизводстве, ни потребностям стороны защиты и корреспондирующим им интересам правосудия

04 Февраля 2020

Для объективной оценки рассмотрим основные доводы ВС РФ, приведенные в пояснительной записке к документу.

Первый: «Необходимость принятия поправок обусловлена тем, что после введения правил “сплошной кассации” производство в кассационной инстанции по уголовным делам утратило характер исключительной стадии процесса и фактически приобрело черты ординарной проверки».

На мой взгляд, это неудачный аргумент для ограничения сроков кассационного обжалования. Настоящая «сплошная кассация» приобрела только одно свойство ординарной судебной инстанции – возможность выступления в суде лица, подавшего жалобу. Во всем остальном она сохранила черты прежней кассации.

Кассационные рассмотрения носят упрощенный характер, скоротечны и ограничены в разбирательстве по делу. Никакие новые доказательства не принимаются, и суд ориентируется только на материал, представленный ранее в нижестоящие инстанции.

Второй: «Ограничение определенным сроком возможности обжалования итогового судебного решения по уголовному делу по правилам “сплошной кассации” упорядочит процедуру кассационного производства, а также позволит обеспечить соблюдение разумных сроков судопроизводства и оперативного восстановления нарушенного права».

Приведенный довод лишен какого-либо внутреннего содержания.

Непонятно, каким образом ограничение срока обжалования способно «упорядочить процедуру кассационного производства»? Разве без этого она находится в беспорядке?

На мой взгляд, такая аргументация вряд ли явилась плодом обстоятельных раздумий авторов пояснительной записки.

Забота Верховного Суда о разумных сроках судопроизводства вполне понятна. Между тем, когда речь идет о соблюдении процессуальных прав сторон и необходимости исправления судебных ошибок, ценой которых являются судьбы десятков тысяч наших сограждан, проблема сроков, полагаю, должна отступать на задний план.

Тем более не представляется уместным упоминание о разумных сроках судопроизводства и оперативном восстановлении нарушенных прав, когда право на обращение в кассационную инстанцию в выборочном порядке никакими сроками не ограничено.

Третий: «Исключение многократного пересмотра одного и того же уголовного дела в суде кассационной инстанции позволит избежать проблем, связанных с организацией и проведением нескольких судебных заседаний по одному и тому же делу, а также с исполнением принятых по их итогам в разное время судебных актов. В АПК, ГПК и КАС срок для кассационного обжалования четко определен».

Согласно требованиям ст. 401.17 УПК РФ не допускается внесение повторной кассационной жалобы (представления) по тем же правовым основаниям теми же лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалоба или представление в отношении того же лица рассматривались этим судом в судебном заседании либо были оставлены без удовлетворения постановлением судьи.

По моему мнению, наличие сроков для кассационного обжалования в АПК, ГПК и КАС РФ не является ориентиром для уголовного процесса.

В отзыве ФПА обоснованно указано: «Ссылка авторов законопроекта на наличие пресекательных сроков при кассационном обжаловании в иных формах судопроизводства представляется некорректной. Указанные частные типы судопроизводства (ГПК РФ, АПК РФ) основываются на фактическом равенстве сторон, в котором отсутствует потребность в наделении одной из них дополнительными гарантиями. Уголовное судопроизводство, в отличие от производств по АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ, предполагает лишение одной из сторон базовых прав и применение к ней ограничений несравнимо большей степени, чем в иных формах судопроизводства».

Четвертый: «Исходя из правовых позиций КС, сложившейся судебной практики и п. 8Постановления Пленума ВС от 25 июня 2019 г. № 19 “О применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции” стороны сохраняют право неоднократно по тем же или иным основаниям обжаловать судебные решения по правилам выборочной кассации в Верховный Суд: на решение кассационного суда общей юрисдикции в Судебную коллегию по уголовным делам или Судебную коллегию по делам военнослужащих, а на решения этих коллегий, принятые по правилам “сплошной кассации”, – в Президиум ВС».

Думаю, данный аргумент не является утешением для лиц, намеревающихся подать кассационную жалобу, поскольку обжалование в порядке сплошной кассации очевидным образом является более эффективным средством правовой защиты, чем в порядке выборочной кассации.

Мы, адвокаты, хорошо помним эффективность работы прежней кассации, когда конвейерным методом, без какого-либо судебного рассмотрения, приходили по почте слабо мотивированные отказы в возбуждении кассационного производства. Удовлетворяемость жалоб и кассационных представлений составляла до 1%. Одновременно с этим наблюдаются разительные позитивные изменения в деятельности современной «сплошной кассации».

Согласно ст. 55 Конституции РФ в России запрещено принимать законы, отменяющие или умаляющие права человека.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. № 15-П указано, что в случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило к утрате его реального содержания. КС подчеркнул, что при допустимости ограничения права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции, могут оправдать ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права – т.е. не ограничивают основное содержание соответствующих конституционных норм.

Как видим, предложенные в рассматриваемом законопроекте изменения умаляют право на судебную защиту и не отвечают требованиям справедливости, не являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей.

Истинные мотивы внесения обсуждаемого законопроекта, как представляется, обусловлены желанием судей ограничить количество поступающих в «сплошную кассацию» дел и лишить тем самым возможности обжалования тех, кто не успеет подать жалобу в установленный двухмесячный интервал.

К сожалению, «опоздавших» наверняка будет немало, поскольку осужденным (особенно к лишению свободы) будет проблематично успеть в обозначенный срок. Несмотря на то что право на подачу кассационной жалобы все равно остается, рассматриваться она будет уже по правилам «выборочной кассации» – т.е. в невыгодном для осужденного и его защиты режиме.

В качестве альтернативы, на мой взгляд, можно предложить ограничить срок подачи жалобы для «сплошной кассации» не двумя месяцами, а шестью, чтобы предоставить заинтересованным лицам реальную возможность для реализации этого важного процессуального права.