27.01.2021 ВС: Предусмотренные диспозицией преступления обстоятельства не могут стать основанием для усиления наказания АГ НОВОСТИ

Суд подчеркнул, что какие-либо обстоятельства, влияющие на наказание, которые не были учтены судом первой инстанции, не приведены ни в представлении прокурора, ни в апелляционном определении суда

Верховный Суд вынес определение суда кассационной инстанции по уголовному делу, в котором апелляция и кассация усилили наказание, назначенное подсудимому первой инстанцией за преступления, сопряженные с незаконным оборотом наркотиков.

Апелляция и кассация назначили реальный срок лишения свободы взамен условного

В ноябре 2019 г. суд приговорил Павла Лошкарёва к четырем с половиной годам лишения свободы за покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в крупном размере и за незаконное хранение наркотиков без цели сбыта. Это наказание было назначено условно с испытательным сроком в пять лет на основании ст. 73 УК РФ.

При решении вопроса о назначении наказания, не связанного с реальным лишением свободы, первая инстанция учла характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновного, который ранее не был судим, учился в вузе, имел исключительно положительную характеристику и ряд благодарностей, грамот из мест обучения, а также наличие смягчающих обстоятельств. Среди последних – признание вины, раскаяние в содеянном, явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, молодой возраст, совершение действий, направленных на заглаживание вреда в результате преступления, выразившихся в публикации открытого письма в местной газете, наличие хронических заболеваний и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также его длительное содержание в СИЗО.

Кроме того, учитывая совокупность смягчающих обстоятельств, положительные характеристики, уровень психического развития Павла Лошкарёва и влияние на него старших по возрасту лиц, суд пришел к выводу о применении в отношении него положений ст. 96 УК РФ.

После этого прокурор внес апелляционное представление, указав, что судом первой инстанции назначенное осужденному наказание с применением ст. 73 УК РФ является несправедливым и чрезмерно мягким. Апелляционный суд согласился с этим доводом и изменил приговор, исключив из него ссылку на ст. 73 УК РФ. В связи с этим осужденному было назначено наказание в четыре года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляция мотивировала свой вывод тем, что суд первой инстанции не в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, а также обстоятельства его совершения. Это, по мнению апелляционной инстанции, в совокупности с данными о личности Лошкарёва – совершеннолетний возраст, воспитание в полной семье, обучение в высшем учебном заседании, а также отсутствие каких-либо психических расстройств – свидетельствовало о повышенной опасности совершенного им преступления. Кассация поддержала апелляционное определение.

Верховный Суд не согласился с выводами апелляции и кассации

В кассационной жалобе в Верховный Суд защитники Павла Лошкарёва – адвокаты АП Смоленской области Леонид Войтенко и Александр Кравчук указали, что апелляционный суд, отменив применение в отношении осужденного положений ст. 73 УК РФ, не мотивировал принятое им решение, а также не дал оценку характеризующему подсудимого материалу.

В итоге Судебная коллегия по уголовным делам ВС выявила существенные нарушения второй инстанцией уголовного и уголовно-процессуального закона при осуществлении судопроизводства по делу. Верховный Суд напомнил, что апелляционный суд может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей (ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ), при этом он не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления. В силу п. 7 ч. 3, ч. 4 ст. 389.28 УК РФ суд обязан указать в апелляционном определении основания полной или частичной отмены либо изменения обжалованного судебного решения, а также привести мотивы такого решения.

Как пояснил ВС, апелляция не учла, что по смыслу ст. 73 УК РФ суд, постановляя обвинительный приговор, назначив осужденному конкретный вид и размер наказания и придя к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания, постановляет считать его условным, т.е. без реального отбывания наказания при условии выполнения осужденным определенных требований. При этом решающее значение для применения условного осуждения по смыслу закона имеет вывод суда о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального лишения свободы.

«Таким образом, судом при принятии решения о применении в отношении Лошкарёва положений ст. 73 УК РФ были учтены все обстоятельства, влияющие на выводы о том, что исправление осужденного возможно без реального лишения свободы, в том числе были учтены характер и степень общественной опасности содеянного Лошкарёвым, данные о его личности, совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, а также совокупность иных данных, влияющих на назначение наказания. Каких-либо других обстоятельств, влияющих на наказание, которые не были учтены судом первой инстанции, в апелляционном определении суда не приведено. Не указаны они и в апелляционном представлении прокурора», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд не согласился с приведенными апелляцией основаниями для усиления наказания Павлу Лошкарёву (распределение ролей при совершении преступления и количество сделанных закладок). «Между тем эти обстоятельства предусмотрены диспозицией преступления, за совершение которого осужден Лошкарёв (ч. 3 ст. 30 и п. “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), и вменены осужденному в качестве квалифицирующих признаков – группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере. Также суд апелляционной инстанции, сославшись в определении на то, что установленная судом первой инстанции совокупность смягчающих наказание обстоятельств является исключительной, существенно уменьшающей степень общественной опасности преступления, тем не менее пришел к выводу о том, что именно характер и степень общественной опасности содеянного Лошкарёвым не позволяют назначить осужденному наказание без изоляции от общества, – заключил ВС. – Что же касается ссылки суда апелляционной инстанции на данные о личности Лошкарёва, которые свидетельствуют, как указано в судебном решении, о том, что осужденный не мог не понимать повышенную общественную опасность совершаемых им действий и наступление в результате их совершения вредных последствий, то суд апелляционной инстанции не учел, что одним из оснований для применения в отношении осужденного условного осуждения явилось отсутствие вредных последствий».

В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, передав дело на новое апелляционное рассмотрение. Он также освободил Павла Лошкарёва из-под стражи, избрав в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Суды должны внимательнее изучать дела и оценивать доводы защиты

В комментарии «АГ» адвокат Леонид Войтенко считает, при вынесении кассационного определения Верховным Судом в полной мере соблюдены принципы законности и справедливости: «Я надеюсь, что решение, принятое Верховным Судом, будет мотивировать нижестоящие суды более тщательно изучать уголовные дела, в особенности данные о личности подсудимых, поскольку нередки случаи, когда именно они имеют ключевое значение в вопросе назначения наказания».

Адвокат Александр Кравчук рассказал, что защитой были приведены доводы, с которыми согласился Верховный Суд, о том, что судом апелляционной инстанции и кассационным судом общей юрисдикции были допущены ошибки по вопросу назначения наказания, что послужило основанием для отмены их судебных актов. «Своим определением Верховный Суд напомнил, что формальный подход к назначению наказания недопустим. Твердо убежден в том, что определение ВС РФ по данному уголовному делу в конечном итоге повлияет на повышение престижа адвокатского сообщества и профессии адвоката; показывает на необходимость в случае несогласия всех этапов обжалования принятых по делу судебных актов; будет формировать у нижестоящих судов необходимость более внимательно оценивать доводы стороны защиты при рассмотрении уголовных дел», – заключил защитник.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов пояснил, что применение ст. 73 УК РФ (как и ст. 64 УК РФ) не ограничено четкими критериями и, по сути, отдано на откуп судейскому усмотрению. «Но это не значит, что судейское усмотрение не должно быть мотивированным. Изучение практики проверочных инстанций показывает, что вышестоящие суды сравнительно редко изменяют решения в части дискреционных вопросов, поскольку здесь суды начинают ходить по тонкой грани “кто кого перемотивирует”. К таким случаям относится и комментируемое дело», – заметил он.

По словам эксперта, как видно из определения ВС, несогласие апелляционного суда с подробной и логичной мотивировкой применения первой инстанцией ст. 73 УК РФ свелось к отчасти противоречащим друг другу, а отчасти даже абсурдным доводам. «Так, исключая ссылку на ст. 73 УК РФ, областной суд указал, что о повышенной общественной опасности содеянного Лошкарёвым свидетельствуют, помимо прочего, воспитание в полной семье, обучение в высшем учебном заведении и отсутствие каких-либо психических расстройств. Как семейное благополучие, наличие студенческого билета и здоровая психика повышают общественную опасность преступления – решительно неясно», – подчеркнул адвокат.

Максим Никонов отметил, что Смоленский областной суд, исключая упоминание ст. 73 УК РФ, сослался на распределение ролей при совершении преступления, а также на количество сделанных закладок: «Это явная ошибка двойного учета одного и того же обстоятельства – сначала в качестве признака состава преступления при квалификации, а затем еще и при назначении наказания».

Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов полагает, что в рассматриваемом деле ВС РФ указал на то, что ухудшение положения осужденного всегда должно мотивироваться судом апелляционной инстанции. «Это действительно так, и данное решение Суда можно только приветствовать. Однако вряд ли оно окажет какое-то существенное влияние на формирование общей судебной практики, так как с точки зрения закона ситуация очевидна: судебное решение должно быть мотивированным. Скорее это все же случай судебной ошибки, который был исправлен. Вместе с тем зачастую подобные ошибки остаются без внимания, в том числе и со стороны Верховного Суда», – резюмировал он.

Зинаида Павлова