27.02.20. Самые значимые позиции КС о трудовом законодательстве и соцзащите за 2019 г. АГ.

Самые значимые позиции КС о трудовом законодательстве и соцзащите за 2019 г.

В итоговый обзор практики Суда за 2019 г. вошли 10 судебных актов, способных оказать влияние на правоприменительную практику в этой сфере
Фотобанк Лори
В комментарии «АГ» двое экспертов назвали представленные в обзоре выводы КС важными с практической точки зрения и призванными отчетливо определить будущую правоприменительную, в том числе судебную, практику. Третий эксперт, напротив, полагает, что обзор не содержит революционных позиций либо изменений, критичных для практики.

Как уже сообщалось, Конституционный Суд РФ опубликовал Обзор практики за 2019 г., где представил 70 наиболее значимых правовых позиций (постановления, определения по жалобам и запросам), которые могут оказать воздействие на правоприменительную практику.

Читайте также
КС представил наиболее значимые правовые позиции в сфере публичного права за 2019 г.
В Обзор практики за 2019 г. вошла 21 правовая позиция по конституционным основам публичного права
19 Февраля 2020 Новости

Раздел II о конституционных основах трудового законодательства и социальной защиты содержит 10 судебных актов (7 постановлений и 3 определения), о 8 из которых ранее писала «АГ».

Как отметила в комментарии «АГ» эксперт по трудовому праву Елена Карсетская, в 2019 г. КС сделал ряд значимых выводов в отношении исчисления заработной платы. «Для меня как юриста, специализирующегося на зарплатных вопросах, это наиболее важные с практической точки зрения разъяснения», – подчеркнула она.

«Четыре из 10 представленных актов прямо касаются рассмотрения вопросов вознаграждения за труд, еще три – разрешения вопросов об отдельных компенсационных выплатах и пособиях, то есть так или иначе в подавляющем большинстве оцененных судом спорных ситуаций предметом исследования являлась материальная составляющая труда», – добавила адвокат Санкт-Петербургского адвокатского бюро «Адвокатская Группа ОНЕГИН» Татьяна Заседателева. По ее мнению, принятые в рамках конкретного нормоконтроля решения, безусловно, являются значимыми, так как призваны отчетливо определить будущую правоприменительную, в том числе судебную, практику.

По мнению партнера Five Stones Consulting Александра Карпухина, обзор не содержит революционных позиций либо изменений, которые были бы исключительно критичны для правоприменительной практики. «Значительное внимание в обзоре посвящено вопросам выплат работникам правоохранительных органов, что неудивительно, так как именно подобным вопросам КС в последние годы уделяет основное внимание», – добавил он.

Постановления КС

Выплата подъемных военному при переезде на новое место службы не должна зависеть от должности

В Постановлении от 22 марта 2019 г. № 15-П КС признал неконституционность нормы Закона о денежном довольствии военнослужащих, позволяющей отказывать в выплате подъемного пособия при переезде в другой населенный пункт военнослужащим, назначенным без приостановления службы на должность преподавателей в учебные военные центры при федеральных государственных вузах, на том основании, что должность не относится к воинской.

Суд отметил, что, поскольку все военнослужащие, переезжающие в другой населенный пункт для дальнейшего прохождения службы, сохраняют статус военного и относятся к одной категории, то нет оснований для установления различий в их правовом положении применительно к выплате подъемного пособия в зависимости от должности.

Военные, продолжившие службу после получения увечья, имеют право на дополнительное пособие

29 марта Суд вынес Постановление № 16-П/2019 по делу о проверке конституционности ч. 6 ст. 21 Закона о противодействии терроризму и ч. 15 ст. 3 Закона о денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат.

Оспариваемые законоположения, отметил Суд, не противоречат Конституции РФ, позволяя в механизме правового регулирования компенсации вреда исключить повторное представление однородных социальных выплат. Вместе с тем они не препятствуют назначению выплат, которые по месту и значению не могут рассматриваться как однородные, – в частности, единовременного пособия.

В связи с этим КС признал, что спорные нормы не соответствуют Конституции в той мере, в которой они исключают возможность предоставления одному и тому же лицу, получившему военную травму при борьбе с терроризмом, являющемуся инвалидом и признанному не годным к военной службе, указанных единовременных пособий.

В особом мнении судья Сергей Казанцев высказался, что получить два единовременных пособия за военную травму гражданин может, только если соответствующие права возникли у него в разное время.

Порядок начисления зарплаты за сверхурочную работу

В Постановлении от 11 апреля 2019 г. № 17-П Конституционный Суд проверил конституционность ряда положений ТК РФ (ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133, ч. 1–4 и 11 ст. 133.1), касающихся начисления заработной платы за условия труда, отличающиеся от нормальных (сверхурочно, в ночное время, выходные и праздники). Заявитель жалобы указывал, что эти нормы не соответствуют Конституции, поскольку позволяют работодателю устанавливать заработную плату, размер которой с учетом компенсационных и стимулирующих выплат не превышает МРОТ, что нарушает его право на повышенный размер оплаты труда в условиях, отклоняющихся от нормальных.

Читайте также
КС разъяснил, как должна начисляться зарплата за сверхурочную работу
Суд обосновал, почему работа сверхурочно, в ночное время, выходные и праздники подлежит оплате сверх минимально установленного размера зарплаты
15 Апреля 2019 Новости

КС признал оспариваемые положения не противоречащими Конституции, поскольку они не предполагают включение в состав зарплаты (ее части) работника, не превышающей МРОТ, повышенной оплаты сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни.

«Иными словами, доплаты за ночную, сверхурочную работу, а также за работу в выходные и праздничные дни не принимаются во внимание при проверке соответствия месячной заработной платы МРОТ. Причем не имеет значения, работал сотрудник в праздничный день, или ночью в пределах месячной нормы рабочего времени, или сверх нормы. В любом случае установленные ТК доплаты за такую работу в МРОТ не включаются», – отметила Елена Карсетская.

Непредставление документа об образовании не препятствует признанию гражданина безработным

В Постановлении от № 31-П/2019 по делу о проверке конституционности п. 1 и 2 ст. 3 Закона о занятости населения в РФ КС указал, что, рассматривая вопрос о признании безработными граждан, прекративших индивидуальную предпринимательскую деятельность либо стремящихся возобновить трудовую деятельность после длительного (более года) перерыва, служба занятости не вправе уклониться от принятия решения, ссылаясь на отсутствие документов об образовании и (или) удостоверяющих квалификацию.

Размер выходного пособия не может зависеть от обстоятельств, имевших место после увольнения работника

Проверяя конституционность абз. 4 п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, КС в Постановлении от 13 ноября 2019 г. № 34-П подчеркнул, что указанная норма не предполагает возможности определения выплачиваемого увольняемому лицу в связи с ликвидацией организации либо сокращением штата выходного пособия в размере, отличном от его среднемесячного заработка, исчисленного за 12 календарных месяцев, предшествующих увольнению.

Читайте также
КС: Непредставление документа об образовании не препятствует признанию гражданина безработным
Суд подчеркнул, что рассматривая вопрос о признании бывшего предпринимателя безработным, служба занятости не вправе уклониться от принятия решения, ссылаясь на отсутствие документов, удостоверяющих квалификацию
10 Октября 2019 Новости

«В данном постановлении КС оценил очередную дискуссионную для субъектов правоприменения ситуацию – речь идет о расчете среднего заработка для получения выходного пособия при увольнении и впоследствии, – пояснила Татьяна Заседателева. – Так, некоторые работодатели исчисляли средний заработок для расчета выплачиваемого после увольнения выходного пособия только за рабочие дни месяца, следующего за расторжением трудового договора, поэтому размер пособия за месяц, в котором содержится череда нерабочих праздничных дней, становился значительно меньше среднего заработка за предыдущий период».

Данная позиция, по мнению эксперта, в очередной раз прояснила, что установленный порядок исчисления среднего заработка законный, не вступает в противоречие с конституционными принципами, а неверным является лишь толкование нормы при оценке отдельных спорных ситуаций.

«Представляется, что при оценке конституционности вышеуказанных спорных положений формулировка ст. 18 Конституции о том, что права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, реализовала свое прямое действие», – подытожила адвокат.

Что считать изменением трудовой функции работника?

В Постановлении от 28 ноября 2019 г. № 37-П Конституционный Суд пришел к выводу, что закрепление в ч. 5 и 6 ст. 370 ТК общих прав правовых и технических профсоюзных инспекторов, на основании которых они осуществляют контроль за соблюдением трудового права, не предполагает возможности произвольного включения в должностные обязанности профсоюзного правового инспектора труда обязанностей профсоюзного технического инспектора труда, равно как не допускает и увольнения работника в случае отказа от выполнения таких обязанностей.

Оплата работы за совмещение не должна включаться в минимальную оплату труда

Нормы ТК, являвшиеся предметом рассмотрения КС в апреле 2019 г. (ст. 129, ч. 1 и 3 ст. 133, а также ч. 1–4 и 11 ст. 133.1), вновь стали предметом жалобы. Заявитель указал, что эти нормы по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют работодателю устанавливать работнику зарплату, размер которой со всеми доплатами за работу в порядке совмещения профессий (должностей) не превышает МРОТ. Тем самым нарушаются права работника на дополнительную оплату труда и получение справедливой зарплаты. В жалобе отмечается, что, соглашаясь на выполнение дополнительной работы, Геннадий Лукичов рассчитывал, что получит доплату к той сумме, которую он получил бы без выполнения дополнительной работы.

Постановлением от 16 декабря 2019 г. № 40-П Суд также признал их соответствующими Конституции, подчеркнув, что оплата работы за совмещение профессий (должностей) не должна включаться в минимальную оплату труда, поскольку каждому работнику в равной мере должны быть обеспечены как зарплата в размере не ниже МРОТ, так и повышенная оплата в случае выполнения работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе при совмещении.

«Данные правовые позиции обязательно надо учитывать работодателям при определении размера месячной заработной платы работников, – обратила внимание Елена Карсетская. – Это особенно актуально для организаций, где оклады работников составляют меньше МРОТ».

Читайте также
КС: Оплата работы за совмещение не должна включаться в минимальную оплату труда
Конституционный Суд подчеркнул, что работники вправе рассчитывать на повышенную оплату в случае выполнения ими работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, к которым относится и работа при совмещении профессий
18 Декабря 2019 Новости

«В данном постановлении КС еще раз изложил ранее сформулированный в Постановлении от 11 апреля 2019 г. № 17-П принцип недопустимости включения в минимальную зарплату, гарантированную ст. 7 и 37 Конституции, также и доплат за работу при совмещении профессий или должностей. И это следует признать обоснованным, поскольку зарплата при условиях труда, отклоняющихся от нормальных, должна быть выше МРОТ на сумму компенсационных доплат. Реализация конституционного права на вознаграждение за труд и установление справедливой заработной платы при ином понимании положений Кодекса невозможны как полностью умаляющие правовой смысл института минимального размера оплаты труда», – считает Татьяна Заседателева.

Определения КС

Вопрос о повышении пенсионного возраста в России

2 апреля КС вынес Определение № 854-О по запросу группы депутатов Госдумы, ссылающихся на неконституционность норм о повышении пенсионного возраста россиян (ст. 4 и 7 Закона от 3 октября 2018 г. № 350-ФЗ).

В данном определении об отказе рассматривать по существу запрос группы депутатов Суд пояснил, что Конституция не содержит прямого указания на пенсионный возраст и запрета на его изменение, поэтому законодатель вправе менять условия пенсионного обеспечения, в том числе повышать пенсионный возраст, если такое повышение обусловлено объективными факторами (социально-экономическими, демографическими, медико-биологическими и т.д.).

Читайте также
КС оправдал повышение пенсионного возраста в России
В своем определении об отказе рассматривать по существу запрос группы депутатов Суд пояснил, что российский законодатель вправе менять условия пенсионного обеспечения, в том числе повышать пенсионный возраст граждан
09 Апреля 2019 Новости

При этом КС подчеркнул, что повышение пенсионного возраста само по себе не может рассматриваться как лишение (отмена) права на пенсионное обеспечение или его умаление, поскольку страховой стаж и ИПК сохраняют свое значение, а их величина, влияющая на приобретение права на пенсию и ее размер, должна учитываться независимо от даты наступления пенсионного возраста (даты назначения пенсии). Кроме того, Суд указал на переходный период для адаптации к внесенным изменениям, закрепление гарантий увеличения размера страховой пенсии по старости и законодательные меры, призванные смягчить последствия введения нового правового регулирования, адресованные прежде всего гражданам, которые в ближайшие годы могли бы реализовать право на назначение пенсии согласно законодательству, действовавшему до 31 декабря 2018 г.

«К сожалению, представляется, что иную позицию органа конституционного контроля сложно было бы ожидать, учитывая озвученную президентом неизбежность повышения пенсионного возраста», – отметила Татьяна Заседателева.

«Фактически КС исключил возможность какого-либо последующего оспаривания вопроса повышения пенсионного возраста и не стал исследовать по существу вопрос конституционности его повышения, указав, что такое повышение не лишает граждан пенсионного обеспечения в принципе, а все остальные вопросы – это прерогатива законодателя, – добавил Александр Карпухин. – Это подчеркивает, что по сложным вопросам КС предпочитает занимать ʺбуквальнуюʺ позицию и не заниматься вопросами, связанными с духом и сущностью того или иного права».

Компенсация сотрудникам СКР за получение вреда здоровью при исполнении

В Определении от 6 июня 2019 г. № 1504-О КС рассмотрел вопрос о конституционности ч. 5 ст. 36 Закона о Следственном комитете РФ, регулирующей вопросы обязательного государственного личного страхования сотрудников этого ведомства и права на возмещение вреда.

Согласно оспоренным положениям в случае причинения сотруднику СКР при исполнении телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих возможность в дальнейшем заниматься профессиональной деятельностью, ему ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между его среднемесячным денежным содержанием и назначенной в связи с этим пенсией без учета суммы выплат, полученных по обязательному государственному личному страхованию.

КС отметил, что отсутствие механизма индексации ежемесячной компенсации, выплачиваемой сотрудникам СКР в случае причинения им в связи с исполнением служебных обязанностей указанного вреда здоровью, может приводить к обесцениванию данной выплаты в условиях инфляции, роста цен и динамики стоимости жизни, что обусловливает необходимость совершенствования правового регулирования соответствующих отношений, чтобы организационно-правовой механизм возмещения вреда здоровью таких лиц отвечал требованию эффективности и обеспечивал сохранение надлежащего уровня их материального обеспечения.

«Однако выбор конкретного способа достижения указанной цели вправе осуществить федеральный законодатель, действуя в рамках своей дискреции и с соблюдением конституционных предписаний», – подчеркнуто в определении.

Оплата за работу в выходные или нерабочие праздничные дни

В Определении от 12 ноября 2019 г. № 2669-О КС выявил смысл положений ч. 1–3 ст. 153 ТК, регулирующих оплату труда в выходные или нерабочие праздничные дни.

КС отметил, что предусмотренная ч. 2 ст. 153 ТК возможность установления конкретных размеров оплаты за работу в выходной или праздничный день в коллективном договоре или локальном нормативном акте, принимаемом с учетом мнения представительного органа работников, направлена на конкретизацию механизма предоставления соответствующих гарантий и не препятствует работодателю использовать в локальном акте дифференцированный подход при определении порядка повышенной оплаты за работу в выходные дни для разных категорий работников, исходя из объективных различий в условиях и характере их деятельности, при условии соблюдения конституционных предписаний, а также требований ч. 4 ст. 8 Кодекса о недопустимости ухудшения положения работников по сравнению с установленным актами большей юридической силы.

Кроме того, добавил Конституционный Суд, ч. 3 ст. 153 ТК, также будучи элементом правового механизма оплаты за работу в выходные и праздники, детализирует порядок соответствующей оплаты исходя из количества часов, фактически отработанных в указанные дни.

«КС указал, что работодатель вправе устанавливать работникам, занимающим разные должности, разный размер повышенной платы за работу в выходные и праздничные дни. Дискриминации в такой ситуации не будет. Главное, чтобы доплата была не меньше той, что предусмотрена ст. 153 ТК», – пояснила Елена Карсетская.

По мнению Татьяны Заседателевой, Суд справедливо указал, что предусмотренная ТК возможность установления различным категориям работников неодинакового размера такой оплаты не нарушает права работников, при этом такая доплата может быть выше, но не должна быть ниже границы, установленной законом.

«Действительно, ст. 153 ТК РФ дает возможность определить в коллективном договоре или локальном акте конкретные размеры оплаты за работу в выходной или праздничный день, – отметил Александр Карпухин. – Некоторые работодатели пользовались этой нормой и устанавливали в локальном акте суммы меньшие, чем причитались бы работнику с учетом всех выплат компенсационного и стимулирующего характера».

КС, подчеркнул эксперт, справедливо указал, что в любом случае при установленной законом возможности определить в коллективном договоре или локальном акте конкретные суммы выплат они не должны ухудшать положение работников по сравнению с актами большей юридической силы. «Тем самым Суд фактически указал, что конкретные суммы выплат в любом случае не могут быть ниже минимума, рассчитанного с учетом компенсационных и стимулирующих выплат в каждом конкретном случае, и должны проверяться в каждом конкретном деле», – подытожил Александр Карпухин.