27.06.20. ВС пояснил порядок рассмотрения заявления об отмене введенного налоговой ограничения. АГ. НОВОСТИ.

Суд указал, что требование о возложении на налоговый орган обязанности отменить арест расчетного счета может являться самостоятельным имущественным требованием и подлежит рассмотрению вне зависимости от оспаривания актов налоговых органов ненормативного характера
Фотобанк Лори
Один из юристов назвал новыми в налоговой практике выводы о досудебном порядке обжалования ограничения (ареста) расчетного счета как самостоятельного имущественного требования и требований предпринимателя о взыскании материального вреда и выплате денежной компенсации морального вреда, находящихся в сфере регулирования гражданского законодательства. Второй полагает, что это не приведет к массовому отказу налогоплательщиков от досудебного обжалования и прямого обращения в суд с имущественными исками, а позиция ВС будет реально применяться только в редких ситуациях.

16 июня Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС19-23989 по делу № А56-60671/201, в котором напомнил нижестоящим инстанциям о том, что Налоговый кодекс не содержит специальных требований об обязательной досудебной процедуре урегулирования споров по искам налогоплательщиков о возврате сумм налогов.

Суды отказались рассматривать заявление предпринимателя

Индивидуальный предприниматель Александр Запаренко обратился в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к МИФНС № 24 по Санкт-Петербургу о признании недействительными решений от 20 февраля 2019 г. о взыскании недоимки и от 26 февраля 2019 г. о наложении ограничения (ареста) в банке; о возложении на налоговый орган обязанности возвратить списанные со счета денежные средства; отменить наложенное ограничение (арест) на расчетный счет; о взыскании материального и морального ущерба.

Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области оставил заявление предпринимателя без движения ввиду непредставления доказательств уплаты государственной пошлины в установленном размере и соблюдения обязательного досудебного порядка разрешения спора в нарушение п. 2 и 7 ст. 126 АПК РФ.

Предпринимателю было предложено представить доказательства уплаты госпошлины за оспаривание двух решений инспекции и по предъявленным имущественным требованиям, а также доказательства досудебного урегулирования спора. Во исполнение определения суда Александр Запаренко представил документы, подтверждающие уплату государственной пошлины в названных суммах, а также направленное им в инспекцию обращение.

Арбитражный суд вновь вернул заявление предпринимателю. Руководствуясь положениями п. 8 ч. 2 ст. 125, п. 4 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, суд исходил из неполного устранения заявителем обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без движения, а именно непредставления доказательств соблюдения обязательного досудебного порядка в делах об оспаривании актов налоговых органов ненормативного характера, предусмотренного п. 2 ст. 138 НК РФ.

Апелляция и суд округа поддержали выводы первой инстанции, отметив, что надлежащим доказательством соблюдения обязательного досудебного порядка в делах об оспаривании актов налоговых органов ненормативного характера является доказательство направления в установленном налоговым законодательством порядке жалобы в вышестоящий налоговый орган. По мнению судов, направление в инспекцию письма, содержащего просьбу рассмотреть вопрос о незаконном списании денежных средств со счета предпринимателя, не является доказательством соблюдения обязательного досудебного порядка обжалования решений инспекции.

Не согласившись с выводами судов, Александр Запаренко обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой.

ВС подошел к вопросу иначе

Изучив материалы дела, высшая инстанция указала, что, возвращая заявление, в том числе в части рассмотрения требования о возложении на налоговый орган обязанности возвратить денежные средства, списанные на основании решения о взыскании недоимки, суды не привели иного мотива, чем несоблюдение заявителем досудебного (административного) порядка урегулирования спора. Однако, заметил ВС, денежные средства, списанные с банковского счета налогоплательщика во исполнение решений налогового органа, являются взысканными, а в силу подп. 5 п. 1 ст. 21 Налогового кодекса в случае излишнего взыскания налогоплательщик вправе требовать возврата соответствующих сумм из бюджета.

Верховный Суд указал, что, в отличие от излишней уплаты налоговых платежей, допускаемой, как правило, в связи с ошибочными действиями самого плательщика, в случае излишнего их взыскания в связи с принятием налоговым органом незаконных решений, совершением незаконных действий (бездействия), права налогоплательщика нарушаются самим фактом взыскания, что в соответствии со ст. 46 Конституции и ч. 1 ст. 4 АПК является основанием для обращения в суд за восстановлением нарушенного права.

«При этом Налоговый кодекс не содержит специальных требований об обязательной досудебной процедуре урегулирования споров по искам налогоплательщиков о возврате (возмещении) сумм налогов, пеней, штрафа. В соответствии с п. 2 ст. 138 Налогового кодекса досудебный (административный) порядок урегулирования споров предусмотрен только для случаев обращения налогоплательщика в суд с требованием о признании недействительными актов ненормативного характера, действий (бездействия) налоговых органов», – обратил внимание ВС РФ.

Суд указал, что по указанной причине в п. 65 Постановления Пленума ВАС от 30 июля 2013 г. № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что указанные имущественные требования налогоплательщик может предъявить в суд независимо от оспаривания ненормативных правовых актов налоговых органов и по основаниям, в том числе необоснованности начисления сумм налога, пеней, штрафа, уплатив государственную пошлину в соответствующем размере (подп. 1 п. 1 ст. 333.21 Налогового кодекса).

ВС сослался на п. 28 Обзора судебной практики Верховного Суда № 3 (2016), утвержденного Президиумом 19 октября 2016 г., и указал, что судебная практика исходит из того, что такие судебные способы защиты прав налогоплательщиков, как оспаривание ненормативных правовых актов налоговых органов и истребование излишне взысканного налога, являются независимыми, если иное прямо не следует из законодательства. При наличии нескольких возможных способов защиты права налогоплательщик имеет право выбора между ними. Избрав конкретный способ защиты своего права, частный субъект должен соблюдать сроки и процедуры (в том числе досудебные), как они установлены применительно к этому способу защиты права. В том случае, когда налогоплательщик инициирует процедуру истребования излишне взысканного налога, суд также решает вопрос о законности ненормативного правового акта, но по ее результатам возможно обязание налогового органа возвратить налог, уже взысканный в излишней сумме на основании незаконного акта, без признания его недействительным.

Верховный Суд отметил, что приведенные правовые позиции сохраняют актуальность и после принятия закона, которым были изменения в п. 3 ст. 79 НК. Он указал, что ст. 79 Налогового кодекса регламентирует административный порядок возврата из бюджета сумм излишне взысканных налогов, сборов, страховых взносов, пеней и штрафов, а не порядок обращения в суд. Согласно п. 3 данной статьи в ее новой редакции заявление о возврате суммы излишне взысканного налога может быть подано налогоплательщиком в налоговый орган в течение трех лет со дня, когда налогоплательщику стало известно о факте излишнего взыскания с него налога.

При этом, заметил Суд, в новой редакции статьи отсутствует указание о возможности обращения налогоплательщика в суд о возврате излишне взысканного налога только при условии соблюдения досудебного порядка урегулирования вопроса о возврате излишне взысканных сумм. «Не установлен такой порядок и иным федеральным законом, – подчеркивается в определении. – Исходя из новой редакции статьи подача заявления о возврате излишне взысканных платежей в налоговый орган является правом налогоплательщика, но не его обязанностью».

Верховный Суд указал, что применительно к правовым позициям, изложенным в Постановлении КС РФ от 23 мая 2013 г. № 11-П, Постановлении Президиума ВАС от 7 июня 2012 г. № 1009/11, установление в законе обязательного досудебного порядка рассмотрения спора является административным барьером для доступа к правосудию. Соответственно, наличие такого барьера должно четко и однозначно следовать из законодательства и практики его применения. «Поэтому положения п. 3 ст. 79 Налогового кодекса (в новой редакции) нельзя расценивать как ухудшающие положение налогоплательщика и возлагающие на него дополнительные обязанности либо как ограничивающие его право на обращение в суд за защитой нарушенного права. Налогоплательщик не лишен права обратиться в суд с требованием о возврате суммы излишне взысканного налога (сбора, пеней, штрафа), минуя налоговый орган», – посчитал ВС.

Он отметил, что предприниматель, обращаясь в арбитражный суд с имущественным требованием о возложении на инспекцию обязанности возвратить списанные со счета денежные средства на основании решений налогового органа, в соответствии со ст. 46 Конституции и ч. 1 ст. 4 АПК РФ воспользовался своим правом на судебную защиту, при этом уплатив государственную пошлину. У суда отсутствовали основания для возврата заявления в указанной части.

«Требование о возложении на налоговый орган обязанности отменить наложенное ограничение (арест) на расчетный счет также может являться самостоятельным имущественным требованием (заявляемым без отдельного оспаривания ненормативных правовых актов налогового органа) и в силу изложенного выше подлежит рассмотрению судом вне зависимости от оспаривания актов налоговых органов ненормативного характера», – подчеркнул Верховный Суд.

Он указал, что по аналогичным основаниям нельзя признать законным возврат заявления в части требований предпринимателя о взыскании материального вреда и выплате денежной компенсации морального вреда, находящихся в сфере регулирования гражданского законодательства (ст. 15, 151, 1069, 1099 ГК).

ВС посчитал, что на основании ч. 1 ст. 291.11 АПК состоявшиеся по делу обжалуемые судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций в части возврата заявления предпринимателя о возложении на инспекцию обязанности возвратить списанные со счета денежные средства и отменить наложенное ограничение (арест) на расчетный счет, о взыскании с инспекции материального вреда и денежной компенсации морального вреда подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в первую инстанцию для рассмотрения заявления предпринимателя в указанной части по существу.

Суд указал, что в остальной части обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, поскольку доводы предпринимателя в обоснование соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по требованиям о признании незаконными решений инспекции направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств, что в соответствии с ч. 1 ст. 291.11 АПК не относится к полномочиям ВС.

Эксперты «АГ» оценили выводы Суда

В комментарии «АГ» ведущий юрист «Пепеляев Групп» Константин Сасов назвал выводы высшей инстанции корректными и основанными на правовых позициях высших судебных органов.

Он обратил внимание на то, что суды нижестоящих инстанций одинаково неверно толковали новую редакцию п. 3 ст. 79 НК РФ. «ВС верно указал, что положения этой нормы нельзя расценивать как ухудшающие положение налогоплательщика и возлагающие на него дополнительные обязанности либо как ограничивающие его право на обращение в суд за защитой нарушенного права. Налогоплательщик не лишен права обратиться в суд с требованием о возврате суммы излишне взысканного налога (сбора, пеней, штрафа), минуя налоговый орган», – отметил Константин Сасов.

Юрист указал, что новыми в налоговой практике являются выводы о досудебном порядке обжалования ограничения (ареста) расчетного счета как самостоятельного имущественного требования и требований предпринимателя о взыскании материального вреда и выплате денежной компенсации морального вреда, находящихся в сфере регулирования гражданского законодательства. «Вполне вероятно, что смелость выводов СКЭС ВС РФ в этой части объясняется низкой вероятностью удовлетворения судом таких требований по существу (бюджет получит госпошлину, но не компенсирует убытки предпринимателя, причиненные налоговым органом)», – резюмировал Константин Сасов.

Старший юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Андрей Белик напомнил, что именно в Определении ВС РФ от 20 июля 2016 г. № 304-КГ16-3143 по заявлению ООО «Скоморошка-Трейдинг» был сделан вывод о праве налогоплательщика обращаться в суд напрямую с имущественным требованием, минуя стадию досудебного обжалования. Де-факто, отметил он, это дело позволяло не оспаривать решение инспекции, а квалифицировать уплаченную по нему сумму недоимки как излишне взысканную и обращаться сразу с иском в суд.

«Широкое распространение данная практика не получила в том числе из-за изменений, внесенных вскоре в ст. 79 НК РФ. Многие трактовали их как закрывающие возможность обращаться непосредственно в суд с имущественным иском. Новое определение ВС РФ по ИП Запаренко подтверждает позицию четырехлетней давности и бесспорно дает ей второе дыхание», – посчитал Андрей Белик.

Однако, полагает он, это не приведет к массовому отказу налогоплательщиков от досудебного обжалования и прямого обращения в суд с имущественными исками. «В последние годы бизнес не мог не заметить, что именно на досудебной стадии возможно снять ряд налоговых претензий по решению, а количество судебных актов в пользу налогоплательщиков неуклонно снижалось. Кроме того, апелляционное обжалование позволяет отсрочить вступление решения в силу и, соответственно, обязанность уплатить недоимку. Так что, полагаю, рассматриваемая позиция ВС РФ будет реально применяться только в редких, особых ситуациях», – указал юрист.