27.07.2022 Верховный суд разъяснил, что указанный в завещании наследник не обязан поддерживать отношения с наследодателем Судебная практика

В своем определении № 5-КГ22-50-К2 Верховный суд разъяснил, что наследники по завещанию не обязаны поддерживать отношения с наследодателем, интересоваться его судьбой и состоянием здоровья, а суды не вправе отказывать указанному в завещании наследнику, ссылаясь на то, что он не содержал наследодателя и не оказывал ему помощь. Верховный суд напомнил, что завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, в том числе не являющимся его родственниками.

⚖ Фабула дела:
Истец обратилась в суд с иском к ответчикам (племяннику наследодателя и Департаменту городского имущества города Москвы) в котором просила восстановить ей срок для принятия наследства, признать принявшей наследство, открывшееся после смерти наследодателя, умершей 10 октября 2016 г., признать право собственности на квартиру в порядке наследования.

Поводом для обращения в суд стало то, что женщина (наследодатель) в 1998 году завещала свою квартиру в Москве и иное имущество дочке своей близкой подруги, а в случае её смерти до открытия наследства — Истцу, являющейся внучкой подруги.

Наследодатель умерла в 2016 года, но Истец получила телеграмму от нотариуса с уведомлением о необходимости явиться по вопросу принятия наследства лишь спустя два с половиной года.

Поскольку наследник по завещанию умерла, Истец 16 августа 2019 г. подала нотариусу заявление о принятии наследства по завещанию, однако 23 августа 2019 г. нотариусом г. Москвы вынесено постановление об отказе в совершении нотариального действия в связи с пропуском срока для принятия наследства.

В обоснование заявленных требований истец указала, что не знала и не должна была знать об открытии наследства, поскольку родственными отношениями с наследодателем не была связана, она являлась близкой подругой и коллегой ее бабушки, умершей 13 декабря 1994 г., после смерти которой с наследодателем общалась мать истца, умершая 15 мая 2016 г.

Департамент городского имущества города Москвы обратился в суд со встречным иском к Истцу и племяннику наследодателя о признании права собственности города Москвы на квартиру, мотивировав свои требования тем, что обстоятельств, свидетельствующих о наличии оснований для восстановления срока для вступления в наследство, Истцом не сообщено. Поскольку лиц, имеющих право на наследственное имущество наследодателя по закону или по завещанию, принявших наследство в установленный законом срок, не имеется, спорная квартира, по мнению истца по встречному иску, является выморочным имуществом, право собственности на которое подлежит признанию за городом Москвой.

📎 Позиции судов:
Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования Истца, в удовлетворении встречных исковых требований Департамента городского имущества города Москвы отказано.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, исходя из того, что срок для принятия наследства после смерти наследодателя пропущен истцом по уважительной причине, при этом Истец обратилась в суд с иском в течение шести месяцев со дня, когда отпали причины пропуска срока для принятия наследства.

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и принял по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Истцу было отказано, а встречные исковые требования Департамента городского имущества города Москвы удовлетворены.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение, судебная коллегия по гражданским делам указала, что Истец не была лишена возможности поддерживать отношения с наследодателем, интересоваться ее судьбой, состоянием здоровья, при должной степени осмотрительности и заботливости она могла и должна была знать о ее смерти и, соответственно, получить информацию о воле наследодателя в отношении спорного имущества. С учетом того, что наследников, принявших наследство после смерти наследодателя, не имеется, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении исковых требований и удовлетворил встречный иск.

Второй кассационный суд общей юрисдикции согласился с выводами суда апелляционной инстанций.

📎 Позиция Верховного суда:
Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса. Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания (абзац первый пункта 1 и пункт 2 статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять.

Наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства (абзац первый пункта 1 статьи 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Пунктом 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств: а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.; б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Таким образом, перечисленные законоположения и разъяснения по их применению указывают на обязанность лица, обратившегося в суд с требованиями о восстановлении срок для принятия наследства, доказать, что этот срок пропущен по уважительным причинам, исключавшим в период их действия возможность принятия таким наследником наследства в срок, предусмотренный статьей 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем обжалуемые судебные постановления указанным требованиям закона не соответствуют.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции ограничился формальным указанием на отсутствие доказательств, свидетельствующих о не зависящих от истца обстоятельствах, препятствовавших получить информацию о жизни наследодателя, своевременно узнать о ее смерти, в связи с чем пришел к выводу о том, что доказательств уважительности причин пропуска срока для принятия наследства, а также наличия обстоятельств, препятствовавших реализации наследственных прав в установленный законом срок, истцом не представлено.

Обстоятельства, указанные Истцом в качестве обоснования наличия уважительности причин пропуска ею срока для принятия наследства, а именно то, что она не знала и не могла знать о том, что является наследником умершей, поскольку не была связана с ней какими-либо родственными или дружескими связями (наследодатель поддерживала близкие отношения лишь с бабушкой истца, умершей в 1994 году), при этом каких-либо предусмотренных законом обязательств по содержанию и оказанию помощи наследодателю у Истца также не имелось, равно как то, что о наличии завещания, составленного наследодателем в пользу истца, ей стало известно лишь после телеграммы нотариуса, направленной в адрес истца 31 июля 2019 г., правовой оценки со стороны суда апелляционной инстанции не получили.

В отсутствие доказательств, свидетельствующих об обратном, а также с учетом того, что о наличии завещания наследодателя нотариусу стало известно еще в январе 2017 г., однако повторные запросы по наследственному делу, в том числе и запросы о месте жительства наследников, были направлены нотариусом только в июле 2019 г., то есть более чем через два года после первоначальных запросов, выводы суда апелляционной инстанции относительно отсутствия доказательств, свидетельствующих о не зависящих от истца обстоятельствах, препятствовавших получить информацию о жизни наследодателя, своевременно узнать о ее смерти, нельзя признать обоснованными.

Указанные обстоятельства подлежали установлению и оценке в совокупности с другими юридически значимыми обстоятельствами по делу с учетом положений пункта 2 статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации об отсутствии у завещателя обязанности сообщать кому-либо о совершении и содержании завещания.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда формально подошла к рассмотрению настоящего спора, не исследовав должным образом представленные в материалы дела доказательства и не установив юридически значимые обстоятельства по делу, которые не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки.

Вывод суда апелляционной инстанции о невозможности восстановления истцу срока для принятия наследства сделан без учета положений пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации и вышеприведенных разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» о порядке применения данной правовой нормы.

Суд кассационной инстанции, проверяя по кассационной жалобе законность определения суда апелляционной инстанции, допущенные им нарушения норм права не выявил и не устранил, тем самым не выполнил требования статьи 379.6 и частей 1-3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации посчитала, что допущенные судебными инстанциями нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов истца, в связи с чем Верховный суд отменил судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций, а дело направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

✒Определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2022 № 5-КГ22-50-К2