27.07.2022 Кассационный суд пояснил, как доказать факт оказания юридических услуг при отсутствии договора Судебная практика

Арбитражный суд Московского округа пояснил, что подтверждением факта оказания юридических услуг могут быть доказательства участия исполнителя в судебных заседаниях и представления интересов в юрисдикционных органах.

⚖ Фабула дела:
Кредитор обратился с заявлением о включении требования в размере 240 000 руб., вытекающего из возмездного оказания юридических услуг, в реестр требований кредиторов должника.

В обоснование заявления кредитор указал на то, что факт юридического сопровождения им хозяйственной деятельности должника в судебных органах и в органах исполнительной власти является прямым доказательством и факта наличия заданий заказчика, и согласования существенных условий договора оказания услуг.

📎 Позиции судов:
Судами первой и апелляционной инстанций в удовлетворении заявления отказано.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к выводу, что в данном случае не представлены надлежащие и достаточные доказательства в обоснование спорной задолженности с учетом повышенных стандартов доказывания в делах о банкротстве.

Также суд первой инстанции сослался на то, что доводы заявителя о наличии договорных отношений между заявителем и должником, в том числе урегулированные Трудовым законодательством, были предметом рассмотрения суда, изложенные в определении от 03.09.2020, при этом, других доказательств в обоснование требований в материалы настоящего обособленного спора не представлено.

Апелляционный суд дополнительно указал на то, что из представленных в материалы дела документов невозможно определить перечень и объем работ, факт их принятия должником, а, следовательно, установить их стоимость.

📎 Позиция суда кассационной инстанции:
Обращаясь с заявлением, заявитель указывает, что между ним и должником сложились гражданско-правовые отношения, возникшие из возмездного оказания услуг.

В силу ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

При этом, действующий правопорядок (ст. 160, п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК
РФ) не исключают возможность заключения договора возмездного оказания услуг в офертно-акцептной форме (в отсутствие единого договора в письменной форме).

Напротив, при квалификации правоотношений сторон предопределяющее значение имеет вся совокупность конкретных действий таких сторон, совершенных последними во исполнение достигнутого соглашения, как единое неразделимое целое юридически значимое поведение (п. 6 Обзора судебной практики ВС РФ № 3 (2019), утвержденного Президиумом ВС РФ 27.11.2019), то есть при толковании волеизъявления сторон должны учитываться не только буквальные значения составленных документов, но и вся совокупность сопутствующих обстоятельств, в которых совершается волеизъявление.

Следовательно, задание как документ в письменной форме, исходя из разъяснений п.4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2016 N 16 «О свободе договора и ее пределах», п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» не является обязательным элементом договора возмездного оказания услуг, исходя из того, задание влияет на заключение договора, но не на принятие оказанных услуг (задание имеет значение только до принятия услуг).
Таким образом, обязанность оплатить принятые услуги, в силу ст.ст. 328, 779, 781 ГК РФ возникает у заказчика даже без оформления отдельных заданий в письменной форме либо составления отчета об оказанных услугах. Прежде всего необходимо доказать факт возмездного оказания исполнителем услуг и их принятие заказчиком.

При этом, коль скоро исполнитель, исходя из распределения бремени доказывания, при подтверждении факта возмездного оказания услуг не ограничен определенными доказательствами (в круге доказательств), а договор возмездного оказания услуг может быть заключен в офертно-акцептной форме, то осуществление деятельности исполнителем и принятие услуг заказчиком, может следовать не только из документов сторон, но и из объективных источников, в которых зафиксирован факт оказания услуг.

Следовательно, ни факт наличия заданий заказчика, ни согласование
существенных условий договора оказания услуг, в том числе стоимости и порядка расчетов, ни отсутствие у конкурсного управляющего должника бухгалтерских и/или платежных документов, указывающих на наличие у должника задолженности перед заявителем, при самом оказании услуг, не опровергают факта юридического сопровождения заявителем хозяйственной деятельности должника в судебных органах и в органах исполнительной власти, поскольку, обязанность оплачивать услуги ставится в зависимость не от наличия указанных документов, а от факта оказания услуг исполнителем и их принятия заказчиком.

Заявитель требования указывал на то, что факт возмездного оказания услуг подтверждается приказом, а также судебными актами по ряду дел.

Отклоняя доводы заявителя со ссылкой на судебные акты по данным делам, суды указали на то, что из судебных актов не усматривается, что заявитель принимал участие в указанных делах в качестве представителя должника.

Между тем, суд кассационной инстанции обращает внимание на то, что эпизодическое представление интересов должника, в отдельных судебных заседаниях иными представителями нежели, чем заявитель, не может само по себе отменять факт юридического сопровождения заявителем хозяйственной деятельности должника в судебных органах и в органах исполнительной власти, поскольку указанные обстоятельства подлежат оценке в совокупности с иными доказательствами, представленными в обоснование заявленного требования.

При этом, опровергая факт оказания услуг заявителем конкурсный управляющий должника лишь указывает на отсутствие у него документации ввиду ее не передачи бывшим руководителем должника, что само по себе не может свидетельствовать об отсутствии факта оказания услуг.

Также подлежит оценке судами довод заявителя о том, что осуществление им деятельности по юридическому сопровождению хозяйственной деятельности от имени должника в судебных спорах подтверждается также не отменой доверенности на ведение дел в суде с 04.12.2017, выдачей новой доверенности 12.02.2019, отсутствием явно выраженной воли не принимать услуги.

Как следует из смысла п.п. 3,6, 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», незаключенность договора может иметь место, если стороны не приступили к исполнению указанного договора и между ними имеется правовая неопределенность относительно существенных условий договора.

Применительно к настоящему обособленному спору, объем услуг определяется количеством судебных заседаний и числом представления интересов должника в органах исполнительной власти, сам факт такого участия и есть оказание услуг.

Наряду с этим незаключенность договора возмездного оказания услуг не освобождает заказчика от оплаты фактически оказанных и принятых заказчиком услуг, имеющих для последнего экономический интерес и потребительскую ценность, причем если правовой результат ради, которого заключался данный договор возмездного оказания услуг сторонами достигнут, то на стороне заказчика возникло денежное обязательство, независимо от составления акта об оказанных услугах.

Судебная коллегия также учитывает, что положения гражданского
законодательства не содержат способа и порядка определения объема оказанных услуг, в частности, нормативно отсутствует необходимость фиксации в отчетах исполнителя каждого физического действия представителя по оказанной услуге или ведения хронометража рабочего времени на их оказание, то степень конкретизации оказанных услуг допускается определять содержанием исполненного обязательства.
Действительно, акты об оказанных услугах и являются наиболее распространенными в гражданском обороте документами, фиксирующими факт оказания услуг, в то же время не являются единственным средством доказывания соответствующих обстоятельств. Законом не предусмотрено, что факт возмездного оказания услуг может доказываться только актами об оказанных услугах (ст. 68 АПК РФ), равно как и повышенный стандарт доказывания не ограничивает исполнителя конкретными средствами доказывания.

При этом, повышенный стандарт доказывания требует представление убедительных доказательств и не ограничивает заявителя конкретными средствами доказывания. Применительно к договору возмездного оказания услуг таким убедительным доказательством выступает факт принятия услуг заказчиком, а потому даже наличие задания, как документа в письменной форме, без факта принятия услуг указывает на отсутствие встречного предоставления со стороны исполнителя (ст.ст. 328,779,781 ГК РФ).

Однако оценка указанным доводам заявителем требования судами не дана. Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании не полного и не всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, суд кассационной инстанции лишен возможности принять новый судебный акт. Допущенные нарушения могут быть устранены только при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции.

При изложенных обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с направлением настоящего обособленного спора на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

✒ Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 июля 2022 года по делу № А41-65456/19.