28.01.2022 Вещь — в массу // ВС подтвердил возможность возврата имущества после успешного оспаривания сделки по его выводу Закон ру

Верховный суд (ВС) указал, что оспаривание сделки по банкротным основаниям не отличается от обычного оспаривания. Признание сделки должника недействительной приводит к тому, что все переданное по сделке считается принадлежащим ему. ВС окончательно подтвердил, что в России действует т.н. вещная концепция кредиторского оспаривания.

Такой подход является не единственно возможным. Например, в Германии преобладает обязательственная теория оспаривания, которая говорит о том, что оспаривание сделки порождает лишь обязательственное требование о возврате имущества должника (подробнее о различных теориях оспаривания можно прочитать в телеграм-канале «Ничего нового для образованного юноши»).

Наиболее ярко различия теорий оспаривания проявляются в ситуации, когда имущество уже перешло третьему лицу, которое само находится в процедуре банкротства. Если правопорядок придерживается вещной теории оспаривания, то кредиторы отчуждателя имущества могут истребовать вещь из конкурсной массы. Если обязательственной — кредиторы отчуждателя имущества могут лишь включить денежное требование в реестр приобретателя.

Именно такую ситуацию рассматривала экономическая коллегия.

ВС указал, что нужно различать две ситуации. Первая — когда имущество отчуждается по притворной цепочке сделок для того, чтобы передать имущество должника его бенефициару. Участники этой цепочки используются лишь в качестве инструментов для прикрытия. Такая цепочка сделок на деле прикрывает одну сделку по передаче актива контролирующему лицу. Поэтому суды должны признавать такую цепочку сделок притворной и оспаривать ее как единую сделку. Последствием такого оспаривания будет реституция и возврат имущества от конечного приобретателя.

Вторая ситуация — когда цепочка сделок реальна. Если должник действительно хотел передать имущество своему контрагенту, то оспариваться будет лишь первая сделка в цепочке. В таком случае к конечному приобретателю может быть предъявлен только виндикационный иск. Такой иск может быть рассмотрен в деле о банкротстве вместе с заявлением о недействительности первой сделки (если иск о виндикации подсуден этому суду), либо иным судом.

Однако виндикационное требование о возврате имущества в любом случае не может быть трансформировано в денежное и быть включено в реестр. Признание первой сделки в цепочке недействительной означает, что последующие отчуждатели имущества не становились собственниками имущества. Не стал собственником и конечный приобретатель (если он или кто-либо из его предшественников не является добросовестным и возмездным приобретателем). Поэтому вещь может быть изъята из его конкурсной массы.

ВС подчеркнул, что к подобному требованию не применяется абз. 2 п. 34 постановления Пленума ВАС № 35[1]. Он говорит о том, что неденежные требования к должнику трансформируются в денежные и включаются в реестр. Виндикационный иск не является требованием о передаче имущества в собственность, выполнении работ или оказания услуг. Поэтому это положение Пленума не может применяться к виндикационному притязанию.

Спорная ситуация возникла в деле о банкротстве компании «СК Подмосковье» (дело № А41-56447/2017).

В июле 2016 года общество «СК Рослес» продало несколько земельных участков аффилированному с ним обществу «Актив Плюс». В сентябре 2016 года «СК Рослес» продал участки компании «СК Подмосковье».

В декабре 2016 года суд признал «Рослес» банкротом и начал процедуру конкурсного производства. Управляющий оспорил сделку по продаже участков с «Активом Плюс» как причиняющую вред кредиторам. В 2019 году он обратился с виндикационным требованием к «Подмосковью», которое к тому моменту тоже находилось в процедуре банкротства.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении этого требования. Они сослались на то, что спор о праве собственности не был разрешен в рамках процесса об оспаривании первой сделки в цепочке. Поэтому требование «Рослеса» должно быть трансформировано в денежное и включено в третью очередь реестра кредиторов «Подмосковья». По сути, суды исходили из теории обязательственного оспаривания.

ВС с подобной позицией не согласился и поддержал вещную концепцию оспаривания.


[1] Постановление Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».