28.03.20. Когда принудить банк нельзя. Защита прав заемщика на стадии заключения кредитного договора. АГ.

Когда принудить банк нельзя

Защита прав заемщика на стадии заключения кредитного договора
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Материал выпуска № 6 (311) 16-31 марта 2020 года.

В предыдущих материалах цикла «Защита прав потребителей финансовых услуг» автор анализировала отношения, возникающие по поводу банковского вклада. Настоящая статья открывает серию публикаций, посвященных защите прав банковского заемщика. В ней рассматриваются вопросы о том, существуют ли правовые механизмы понуждения банка к выдаче кредита или взыскания убытков в случае одностороннего отказа от исполнения кредитной сделки.

Читайте также комментарии к данному материалу партнера Юридической фирмы Law & Commerce Offer Антона Алексеева, юриста Юридической фирмы Art De Lex Анны Хрисанфовой, адвоката юридической группы «Яковлев и Партнеры» Анны Бойцовой и советника Санкт-Петербургской корпоративной практики Dentons и российской практики Dentons в области инфраструктуры и ГЧП Олега Ловцова.

Правовое регулирование кредитования зависит от того, кто является заемщиком: потребитель или субъект предпринимательской деятельности. На потребителя распространяются традиционные для российского законодательства гарантии, связанные с экономической слабостью физического лица и необходимостью повышенной защиты его прав в отношениях с банками. Заемщик, занимающийся предпринимательской деятельностью, действует в гражданском обороте на свой страх и риск, что означает, что он должен предвидеть и нести все неблагоприятные последствия как равноправный с банком субъект. Подобное распределение бремени прав и обязанностей отразилось на правовом регулировании.

В отношении заемщиков-потребителей действует несравненно большее количество нормативных и правоприменительных актов: ГК РФ (гл. 42 «заем и кредит»), Федеральные законы «О банках и банковской деятельности» (далее – Закон о банках), «О потребительском кредите (займе)», «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон “О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях”», Закон РФ «О защите прав потребителей», информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», «Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом ВС РФ 22 мая 2013 г.), «Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг» (утв. Президиумом ВС РФ 27 сентября 2017 г.) и др.

Отношения между банками и заемщиками – субъектами предпринимательской деятельности урегулированы куда более скромно: ГК РФ (гл. 42 «заем и кредит»), Законом о банках, информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» и др.

Можно ли понудить банк заключить кредитный договор

Одной из глобальных проблем как для физических лиц, так и для бизнеса, является сложность доступа к кредитным ресурсам. Как часто заемщики ошибочно полагают, что полностью соответствуют требованиям профессионального кредитора, но в итоге получают отказ от заключения с ними кредитного договора.

В связи с этим возникает вопрос – можно понудить банк заключить кредитный договор, если заемщик формально соответствует правилам кредитования, действующим в финансовой организации?

В законе мы не найдем ответ на данный вопрос. Однако в судебной практике выработан подход, в соответствии с которым нельзя понудить банк заключить кредитный договор. В качестве подтверждения данного вывода рассмотрим следующий судебный пример, который описан в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» (далее – информационное письмо Президиума ВАС РФ № 147).

Глава крестьянского (фермерского) хозяйства обратился в арбитражный суд с иском к банку о понуждении к заключению кредитного договора. В исковом заявлении глава крестьянского (фермерского) хозяйства указал, что он обратился в банк с заявлением о выдаче кредита, однако в заключении кредитного договора ему было отказано. Истец полагал, что ответчик был обязан заключить с ним кредитный договор, так как банк является участником государственной программы финансовой поддержки производителей сельскохозяйственной продукции, реализуемой субъектом РФ, а сам истец соответствует предъявляемым к заемщикам требованиям, содержащимся в нормативных актах, регулирующих названную программу. Банк возражал против удовлетворения искового требования, полагая, что у него отсутствует обязанность по заключению кредитного договора с истцом, так как характер деятельности банка по выдаче кредитов не предполагает, что он должен заключать такие договоры с каждым, кто к нему обратится. Суд первой инстанции исковое требование удовлетворил, сочтя, что спорный договор является публичным договором, и указав, что в силу самого факта участия в государственной программе поддержки сельскохозяйственных производителей, заключающейся в предоставлении заемщикам кредитов, процентная ставка по которым субсидируется бюджетом субъекта РФ, банк обязан заключать кредитные договоры с любым заемщиком, осуществляющим предпринимательскую деятельность в сфере сельского хозяйства и соответствующим установленным программой критериям, предъявляемым к заемщикам. Отказ банка от заключения такого договора не допускается (п. 3 ст. 426 ГК РФ).

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, дополнительно отметив, что банк не представил доказательств невозможности выдачи кредита лицу, обратившемуся с заявлением о заключении кредитного договора, поэтому к отношениям между истцом и ответчиком подлежит применению абз. 2 п. 3 ст. 426 ГК РФ. Суд кассационной инстанции указанные судебные акты отменил, в удовлетворении искового требования отказал по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1 Закона о банках банковская деятельность представляет собой лицензируемую деятельность, состоящую в размещении от своего имени и за свой счет денежных средств граждан и организаций, привлеченных во вклады и на банковские счета. Предпринимательская деятельность банков регулируется в том числе законодательством о банковском надзоре, задачей которого является обеспечение финансовой надежности кредитной организации путем установления требований к размещению банком денежных средств в виде кредитов (ч. 2 ст. 24 Закона о банках). В связи с этим кредитный договор не может быть отнесен к числу публичных договоров. Само по себе участие банка в государственной программе поддержки сельскохозяйственных производителей не изменяет природу кредитного договора. Суд кассационной инстанции подчеркнул, что из нормативных актов, регулирующих реализацию данной программы, не вытекает обязанность банка заключить кредитный договор. Более того, из названных актов следует, что выдача кредитов банками – участниками программы – осуществляется за счет средств банка после подписания кредитного договора, наличие основания для заключения которого определяется в соответствии с действующим законодательством и внутренними правилами банка.

Таким образом, даже тот факт, что банк является участником программы государственной поддержки сельскохозяйственных производителей, предусматривающей субсидирование процентной ставки по кредиту за счет бюджета субъекта РФ, не означает, что к кредитным договорам, заключаемым в рамках такой программы, могут быть применены положения ГК РФ о публичном договоре.

Что касается потенциальных заемщиков – физических лиц, несмотря на повышенную потребительскую защиту, последним также не удается заставить банк заключить с ними кредитный договор. Например, инициатива банкиров в форме СМС-сообщения об одобренном кредите рассматривается правоприменительными органами исключительно как реклама, но не как оферта. Потенциальные заемщики – физические лица лишены возможности заключить договор на условиях, указанных в СМС-сообщении, если на это нет воли кредитной организации1.

Привлечь банк к ответственности

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ в ГК РФ была введена ст. 434.1 «Переговоры о заключении договора», в которой указано следующее. Если иное не предусмотрено законом или договором, граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. При вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются: предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки. Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Судебная практика располагает первыми прецедентами, когда потенциальные заемщики-предприниматели, которым было отказано в подписании кредитного договора, пытались взыскать с банка убытки.

Так, в постановлении арбитражного суда Поволжского округа от 15 августа 2019 г. № Ф06–50116/2019 по делу № А55–33134/2018 отмечено, что несмотря на то что истец полагал, что после предоставления запрошенных документов и согласования условий договора банк необоснованно уклонился от заключения кредитного договора, вследствие чего истец был вынужден заключить договоры с третьими лицами на менее выгодных условиях, не предусматривающих получение субсидии по государственной программе. В удовлетворении требования о взыскании убытков с банка было отказано, поскольку последний принял все необходимые меры для рассмотрения предоставленных истцом документов, участие ответчика в государственной программе не означает, что кредитный договор с ним является публичным.

Даже если кредитный договор заключен, но банк не перечисляет денежные средства, то невозможно понудить кредитную организацию выдать кредит в натуре.

В п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ № 147 отмечено, что понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается, надлежащим способом защиты прав заемщика в случае нарушения кредитной организацией обязательства выдать кредит является обращение в суд с требованием о возмещении убытков, причиненных нарушением кредитного договора, выражающихся, в частности, в разнице между ставкой за пользование кредитом, установленной в нарушенном договоре, и процентной ставкой за пользование суммой кредита, полученной в другом банке, при условии, что срок кредитования и сумма кредита по второму кредитному договору не отличаются значительно от соответствующих условий нарушенного договора.

Данный вывод в равной мере применим как к заемщикам-потребителям, так и к субъектам предпринимательской деятельности.

Например, в определении ВАС РФ от 2 июня 2011 г. № ВАС‑4282/11 указано: в связи с тем, что кредитором нарушены обязательства по договору о предоставлении кредитной линии, то понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается, заемщик может обратиться в суд с иском о возмещении убытков, вызванных неперечислением банком всей суммы кредитных средств заемщику в установленные договором сроки. ВАС РФ в определении от 12 июля 2011 г. № ВАС‑8488/11 признал правомерной позицию судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что заемщик не вправе настаивать на принудительном взыскании с банка предусмотренной кредитным договором суммы кредита в судебном порядке, поскольку правовая природа обязательства по предоставлению кредита, в отличие от дебиторской задолженности, не предполагает возможности понуждения к исполнению обязанности в натуре. ФАС Московского округа в постановлении от 25 марта 2011 г. № КГ-А40/1415–11 решил, что заемщик не вправе настаивать на взыскании предусмотренной кредитным договором суммы кредита в судебном порядке2.

Споры о возмещении убытков, причиненных отказом выдать кредитные средства

Итак, если кредитный договор заключен, но банк не выдает денежные средства, то понудить кредитную организацию исполнить данную обязанность в натуре нельзя. Однако можно взыскать убытки, причиненные невыдачей кредитных средств. Следует отметить, что взыскание с банка убытков вследствие невыдачи денежных средств по заключенному кредитному договору – явление редкое, но все же подобные положительные случаи бывают. Например, в рамках дела № А40–50776/2016, рассмотренного ВС РФ 24 марта 2017 г. (определение № 305-ЭС17–1416), с банка, не выдавшего очередную часть кредитного транша по кредитной линии, в пользу заемщика были взысканы убытки в размере 117 910 000 руб. в качестве упущенной выгоды.

В рамках еще одного спора, рассмотренного ВС РФ 23 марта 2018 г., с банка в пользу заемщика были взысканы убытки в размере 1 266 747 руб. Сумма убытков складывалась из расходов клиента, которые он понес на уплату комиссии за рассмотрение документов и страхование поручителей. Как видно из материалов дела, общество (клиент) и банк заключили договор банковского счета юридического лица. Позднее между этими же сторонами было заключено соглашение, по условиям которого банк обязался предоставить заемщику краткосрочный кредит (овердрафт) для оплаты предоставляемых заемщиком расчетных и кассовых документов в случае, если сумма предоставленных расчетных документов превышает остаток денежных средств на расчетном счете заемщика. Заемщик обязан был до выдачи кредита застраховать в страховой компании жизнь и здоровье поручителей на сумму 681 932 руб. 38 коп. Кроме того, заемщик уплатил банку 800 тыс. руб. комиссии за рассмотрение документов. Несмотря на то что заемщик выполнил все формальности, банк сообщил обществу о приостановлении кредитования в виде овердрафта расчетного счета заемщика. Общество направило банку претензию, в которой просило банк возместить 1 481 932 руб. 38 коп. убытков, понесенных при заключении соглашения, в связи с необоснованным отказом банка в предоставлении кредита в виде овердрафта. Суд указал, что уплаченные истцом комиссия за рассмотрение документов в размере 800 тыс. руб. и страховая премия по договорам страхования поручителей в размере 681 932 руб. 38 коп. произведены в целях кредитования банком на условиях заключенного с ним соглашения и не имеют самостоятельного экономического смысла для истца вне рамок получения кредитных средств от банка. Руководствуясь позицией ВАС РФ, изложенной в информационном письме № 147, и учитывая ненадлежащее исполнение банком принятых на себя обязательств, суд признал доказанным факт причинения истцу убытков в размере 1 266 747 руб. 68 коп.3

Споры о понуждении кредитной организации предоставить обоснование причин отказа от заключения кредитного договора

Для заемщиков, которые получили отказ банка от заключения кредитного договора, крайне интересным и важным является знание причин такого отказа. Поскольку их устранение будет способствовать в будущем принятию положительного решения о кредитовании. К сожалению, действующее правовое регулирование не возлагает на банк обязанность мотивировать свое решение перед потенциальным заемщиком об отказе от заключения кредитного договора. Однако в ч. 5 ст. 7 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» отмечено, что федеральными законами может быть предусмотрена обязанность кредитора мотивировать отказ от заключения договора. На сегодняшний момент в российском законодательстве отсутствуют федеральные законы, которые бы обязывали банк мотивировать заемщику отказ от заключения кредитного договора.

Например, Магаданский областной суд рассмотрел спор, в рамках которого гражданин, получивший отказ банка от заключения кредитного договора, инициировал разбирательство о возложении обязанности на кредитную организацию представить достоверную информацию о причинах отказа в предоставлении кредита, взыскании компенсации морального вреда. К материалам дела было приобщено заключение Роспотребнадзора о нарушении банком права потребителя на получение необходимой и достоверной информации об услуге кредитования в части причин отказа в предоставлении кредита. Суд в иске отказал, указав, что Законом о защите прав потребителей не установлена обязанность исполнителя давать ответ на поступившее от потребителя заявление ввиду наличия предусмотренных указанным Законом иных способов защиты и восстановления нарушенного права (ст. 12–15 Закона о защите прав потребителей). Ненаправление ответа на заявление истца по вопросу причин отказа в предоставлении кредита само по себе не влечет за собой ответственности в соответствии с Законом о защите прав потребителей4.

Таким образом, как в отношении физических лиц, так и субъектов предпринимательской деятельности, банк не должен объяснять причины отказа от заключения кредитного договора.

В настоящей статье мы рассмотрели случаи, когда отсутствует воля профессионального кредитора на заключение кредитного договора. Как показывает практика, решение банка имеет первостепенное значение. В следующей статье мы рассмотрим прецеденты, когда между кредитной организацией и заемщиком был заключен кредитный договор вопреки желанию последнего.


1 Севастьянова Ю.В. Нестандартные дополнительные услуги при кредитовании: когда велик риск оспаривания договора? // Банковское кредитование. 2018. № 4. С. 99–108.

2 Севастьянова Ю.В. Несет ли банк ответственность за отказ выдать кредит? // Банковское кредитование. 2019. № 12. С. 46–50.

3 Определение ВС РФ от 23 марта 2018 г. № 308-ЭС18–1538 дело № А53–29614/2016.

4 Апелляционное определение Магаданского областного суда от 9 июля 2013 г. по делу № 2–1303/2013, 33–651/2013.