28.08.20. ВС напомнил порядок списания средств со счета при их нехватке для удовлетворения всех требований. АГ. НОВОСТИ.

ВС напомнил порядок списания средств со счета при их нехватке для удовлетворения всех требований

Кроме того, Суд подчеркнул, что если факт нарушения ответчиком очередности списания денег, повлекший неисполнение судебного приказа, установлен и вина ответчика не опровергнута, то он должен возместить вред

17 Августа 2020

Фотобанк Freepik

Один из адвокатов заметил, что определение ВС является примером того, когда Суд отменяет на первый взгляд формально верные акты нижестоящих инстанций и доходит до существа вопроса. Другой обратил внимание, что при этом Верховный Суд не затронул тему взыскания морального вреда в пользу истца.

4 августа Верховный Суд вынес Определение № 5-КГ20-57, в котором напомнил очередность списания денежных средств в порядке исполнительного производства при недостаточности денег на счете для удовлетворения всех предъявленных требований.

7 марта 2018 г. мировым судьей судебного участка № 7 района Железнодорожный г. Хабаровска выдан судебный приказ о взыскании задолженности по зарплате в размере почти 145 тыс. руб. с ООО «Эпсилон» в пользу Евгения Ланкина. 28 марта 2018 г. судебный приказ был направлен в обслуживающую счета должника организацию – АО «Тинькофф Банк», которое 3 апреля приняло его к исполнению, о чем сообщило Евгению Ланкину.

12 апреля 2018 г. с расчетного счета «Эпсилона», открытого в «Тинькофф Банк», по инкассовым поручениям в счет погашения задолженности общества перед ФНС были перечислены деньги в сумме около 185 тыс. руб. 5 сентября 2018 г. банк направил в ИФНС по Железнодорожному району г. Хабаровска письмо с просьбой о возврате денег, ошибочно перечисленных 12 апреля.

Евгений Ланкин обратился в Хорошевский районный суд г. Москвы с иском к банку о взыскании убытков в размере почти 145 тыс. руб. и компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что нарушение очередности списания денежных средств при недоказанности утраты возможности взыскания долга за счет имущества должника не является доказательством причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и убытками взыскателя. С такими выводами согласился и суд апелляционной инстанции.

После этого истец обратился в Верховный Суд. Изучив жалобу, ВС сослался на п. 2 ст. 855 ГК РФ, согласно которой устанавливается очередность списания при недостаточности денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных требований. В первую очередь – по исполнительным документам для удовлетворения требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также требований о взыскании алиментов. Во вторую очередь – по исполнительным документам для расчетов по выплате выходных пособий и оплате труда, по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности. В третью очередь – по платежным документам для расчетов по оплате труда, поручениям налоговых органов на списание и перечисление задолженности по уплате налогов и сборов в бюджеты бюджетной системы РФ, а также поручениям органов контроля за уплатой страховых взносов на списание и перечисление сумм страховых взносов в бюджеты государственных внебюджетных фондов. В четвертую очередь – по исполнительным документам, предусматривающим удовлетворение других денежных требований, а в пятую очередь – по другим платежным документам в порядке календарной очередности.

Верховный Суд отметил, что согласно ч. 8 ст. 70 Закона об исполнительном производстве не исполнить исполнительный документ или постановление судебного пристава-исполнителя полностью банк или иная кредитная организация может в случае отсутствия на счетах должника денежных средств либо в случае, когда на денежные средства, находящиеся на указанных счетах, наложен арест или когда в порядке, установленном законом, приостановлены операции с денежными средствами, либо в иных случаях, предусмотренных федеральным законом. В соответствии с п. 1 ст. 15 этого же Кодекса лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

ВС РФ сослался на п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса).

Высшая инстанция заметила, что по общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное. «Факт нарушения ответчиком очередности списания денежных средств, повлекший неисполнение судебного приказа, установлен судом, вина ответчика не опровергнута, судебный приказ не исполнен в отношении других работников ООО “Эпсилон”, также пострадавших из-за нарушений банка-ответчика, между тем исковые требования о возмещении убытков удовлетворены, что нарушает принцип равенства всех перед законом и судом», – резюмировал ВС.

Суд посчитал, что при рассмотрении настоящего дела апелляционной инстанцией были допущены нарушения норм права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела. ВС отменил апелляционное определение Мосгорсуда от 12 апреля 2019 г. и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что данное определение – еще один пример того, когда Верховный Суд отменяет на первый взгляд формально верные акты нижестоящих судов и доходит до существа вопроса.

Он обратил внимание на то, что нижестоящие инстанции указали на недоказанность истцом того, что он лишился возможности исполнить судебный приказ, подтверждающий его требования по заработной плате, а потому нет оснований для убытков. «Вместе с тем суды нижестоящих инстанций не учли, что должник ООО “Эпсилон” фактически является брошенной компанией, в отношении нее за день до определения ВС РФ налоговым органом принято решение о предстоящем исключении юридического лица как недействующего из ЕГРЮЛ. То есть возможности исполнить судебный приказ за счет ООО “Эпсилон” у истца действительно нет», – подчеркнул адвокат.

Артур Зурабян также указал, что из судебных актов по делу следует, что, помимо требования о взыскании убытков, истцом также было заявлено требование о взыскании морального вреда в размере 200 тыс. руб. По общему правилу, заметил он, в отношении банков моральный вред удовлетворяется по делам, связанным с защитой прав потребителей.

«В данном случае истец действует не как потребитель, поэтому удовлетворение требований в части морального вреда маловероятно. При этом удовлетворение требований в части морального вреда требует установления фактических обстоятельств и вины нарушителя. Верховный Суд же направил дело на новое рассмотрение не в первую, а в апелляционную инстанцию, что говорит о том, что в рамках нового рассмотрения не предполагается исследование фактических обстоятельств и речь идет только о правильном применении норм права. Соответственно, с высокой долей вероятности по итогам повторного рассмотрения дела в апелляции будет удовлетворено только требование истца в части имущественного вреда. В части морального вреда в удовлетворении требований будет отказано», – резюмировал эксперт.

Адвокат МКА «МПЦ» Герман Ясиновскийзаметил, что Верховный Суд не коснулся темы возмещения морального вреда заявителю. «Закон определяет, что при взыскании морального вреда нарушение виновной стороной личных неимущественных прав (нематериальных благ) гражданина является существенным обстоятельством. Суды, как правило, выносят положительные решения в случаях, когда государство так или иначе нарушает личные неимущественные права гражданина. В данном случае спор касается материальных требований и незаконности очередности взыскания задолженности по заработной плате, что напрямую не указывает на нарушение личных неимущественных прав заявителя. Однако банк, нарушив очередность списания денежных средств, также грубо нарушил право заявителя на равноправие, т.е. нарушил личные неимущественные права, которые обусловлены Конституцией», – отметил Герман Ясиновский.

Адвокат указал, что согласно ст. 19 Конституции все равны перед законом. «Если руководствоваться смыслом, содержанием и духом указанной нормы, то банк существенно нарушил личное неимущественное право заявителя – неотчуждаемое право гражданина – на равенство всех перед законом, поскольку банк безусловно нарушил требование закона о “равенстве всех перед законом”, отдав предпочтение Федеральной налоговой инспекции», – подчеркнул он.

Герман Ясиновский полагает, что если заявитель докажет причинение морального вреда, то суд должен в соответствии с законом компенсировать причиненный вред. «Однако на практике, к сожалению, при неочевидности (неявном) нарушении личных неимущественных прав заявителя неважно, банк это либо иное лицо – суд просто игнорирует требования заявителя о компенсации морального вреда», – заключил он.

Марина Нагорная