28.09.2020 ВС: На основании депонирования произведения презумпция авторства не возникает АГ НОВОСТИ

Суд подчеркнул, что такая презумпция существует только в отношении лица, указанного в качестве автора на экземпляре произведения или в реестре программ для ЭВМ и баз данных
Представитель истца считает, что Экономколлегия необоснованно узко истолковала Постановление Пленума ВС по части четвертой ГК. В свою очередь представитель одного из ответчиков подчеркнула, что презумпция авторства не должна идти вразрез с обязанностью стороны спора доказать обстоятельства, на которые она ссылается. Один из экспертов «АГ» отметил, что в этом деле в очередной раз поднимается острый вопрос доказательственной силы депонирования и доверия к этому институту в России. Другой заметил, что депонирование может являться доказательством, но самого по себе его недостаточно для признания авторства.

Верховный Суд пришел к выводу, что депонирование произведения само по себе не подтверждает право авторства (Определение ВС № 305-ЭС20-8198 от 17 сентября 2020 г. по делу № А40-46622/2019).

Депонирование – не гарантия авторства

Индивидуальный предприниматель Георгий Чернусь обратился в АС г. Москвы с исковым заявлением к ООО «Рыжий кот» и ООО «Архей» о защите исключительных прав на произведения прикладного искусства. Мужчина потребовал признать, что организации нарушают его исключительные права, а также запретить «Архею» предлагать к продаже и продавать, а «Рыжему коту» – импортировать, предлагать к продаже и продавать товары с изображениями спорных произведений. Дополнительно истец просил опубликовать судебное решение о том, что именно он является правообладателем, в журнале о товарах для детей «Планета Детство» и в газете «Коммерсантъ».

Первая инстанция удовлетворила иск частично, отказав лишь в публикации решения в СМИ на том основании, что Георгий Чернусь не обосновал соразмерность и разумность этого способа защиты. Обжаловать решение в апелляции и первой кассации ответчикам не удалось. Суды исходили из того, что предприниматель подтвердил свое авторство свидетельствами о депонировании произведений в базе данных Российского авторского общества «Копирус».

В Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ обратилось лишь общество «Рыжий кот», компания «Архей» позднее поддержала доводы соответчика.

Изучив жалобу, Верховный Суд решил, что дело необходимо вернуть на новое рассмотрение в первую инстанцию. Он согласился с тем, что для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей. Однако заметил, что истец должен «доказать право на иск» – подтвердить наличие исключительного права. При этом вопрос об авторстве может рассматриваться в составе вопроса о наличии у истца права на иск, сославшись на Постановление Президиума ВАС от 22 февраля 2011 г. № 9095/10, подчеркнула Экономколлегия.

Проанализировав п. 109 Постановления Пленума ВС от 23 апреля 2019 г. № 10, Суд указал: «ГК РФ предусматривает возникновение презумпции авторства в случае, если лицо указано в качестве автора на экземпляре произведения или в Реестре программ для ЭВМ или баз данных. Иные источники, подтверждающие презумпцию авторства, ГК РФ не установлены».

То, что предприниматель задепонировал внешний облик игрушек как произведений, отраженных в альбоме сборных деревянных изделий, подтверждает лишь существование таких объектов авторского права на момент депонирования, но не право авторства на эти объекты, подчеркнула Экономколлегия. По ее мнению, авторство конкретного лица могут подтвердить только доказательства, устанавливающие факт создания произведения: свидетельские показания, публикации, черновики, а также доказательства, основанные на установлении творческого стиля автора.

«Депонирование произведения является добровольной, не предусмотренной законом процедурой, с которой закон не связывает наступление каких-либо последствий. Депонирование лишь подтверждает существование в определенный момент времени экземпляра определенного произведения», – считает ВС РФ. С фактом депонирования произведения не связывается установленная ст. 1257 ГК презумпция авторства, еще раз подчеркнула Экономколлегия.

При этом, добавила она, остались без оценки доводы ответчиков о том, что истец публично позиционировал себя лишь как дистрибьютора продукции китайской компании, не упоминая о своем авторстве. Позднее Георгий Чернусь начал ввозить сборные деревянные модели из Китая и задепонировал их в РАО «Копирус», но в Интернете есть данные о том, что авторами спорных произведений являются другие лица.

Комментарий представителя истца

Представитель предпринимателя, патентный поверенный Андрей Кудаков в комментарии «АГ» подчеркнул, что в п. 109 Постановления Пленума ВС № 10 разъяснено: пока не доказано иное, автором произведения считается лицо, указанное в качестве такового на оригинале или экземпляре произведения либо иным образом в соответствии с п. 1 ст. 1300 ГК РФ, в Реестре программ для ЭВМ или в Реестре баз данных. «При этом в комментируемом определении ВС РФ под влиянием недобросовестной риторики ответчика презумпция авторства сжалась как шагреневая кожа и стала ограниченной, – пояснил Андрей Кудаков. – Из п. 109 Суд по непонятным причинам исключил ссылку на п. 1 ст. 1300 ГК, в котором как раз и установлено, что доказательства авторства могут быть различными и не ограничиваются реестрами программ для ЭВМ и баз данных, которые, по сути, являются тем же самым депонированием, только в Роспатенте».

По мнению Андрея Кудакова, автор – творец, которому чужды излишние формальности. «Что же мне теперь объяснять студентам МГУ, где я многие годы читаю межфакультетский курс “Интеллектуальные права для неюристов”, что для того, чтобы подтвердить авторство, они должны не только послать себе произведение в конверте по почте, не только депонировать его в авторском обществе, но хранить все черновики, фиксировать процесс создания на видеокамеру и подкреплять его свидетельскими показаниями, заверенными нотариально?» – возмущен юрист.

По его мнению, общество «Рыжий кот» должно было доказать законность использования произведений, но не представило ни одного доказательства и «пытается всячески уйти от ответственности». «Доказательства якобы наличия других авторов этих произведений относились к другим объектам интеллектуальной собственности – к промышленным образцам. Правами на эти промышленные образцы обладает компания, которая использовала для их создания произведения Георгия Чернуся, о чем неоднократно заявляла», – рассказал Андрей Кудаков. Кроме того, добавил он, эти доказательства были представлены ответчиком только в апелляционную инстанцию.

Комментарий представителя ответчика

Представитель компании «Рыжий кот» Наталья Ковальчук в комментарии «АГ» подчеркнула, что истец подтверждал свое авторство в отношении игрушек лишь задепонированными в 2012 г. в РАО «Копирус» альбомами с изображениями этих произведений. «Такие “доказательства” сразу породили сомнения в истинности требований истца, так как подобные игрушки известны потребителям уже более 20 лет. Мы начали искать. За год обработали огромное количество информации – библиотеки, выставки, зарубежные публикации, Интернет. Был охвачен период с 1960-х годов, – рассказала юрист. – В базе Всемирной организации интеллектуальной собственности нам удалось найти патенты на промышленные образцы 1970–90-х гг. на игрушки, представленные в альбомах истца». Однако суды трех инстанций, по словам Натальи Ковальчук, этих доводов не замечали и руководствовались только презумпцией авторства.

«На наш взгляд, Верховный Суд абсолютно правильно оценил ситуацию. Презумпция авторства не должна идти вразрез со ст. 65 АПК РФ. Юрист Наталья Бакаева, представлявшая интересы ООО “Архей”, также поддерживает позицию ООО “Рыжий кот” и уверена, что авторство должно подтверждаться надлежащими доказательствами», – указала Наталья Ковальчук.

Эксперты «АГ» согласились с подходом ВС

Младший юрист Lidings Никита Айрапетов отметил, что в этом деле в очередной раз поднимается острый вопрос доказательственной силы депонирования и доверия к этому институту в России. «В некоторых случаях суды принимают свидетельство о депонировании в качестве доказательств подтверждения авторства, но только в совокупности с другими документами. Такой подход отражен, например, в Определении ВС по делу № А32-34267/2016, постановлениях СИП по делам № А56-27644/2018 и № А57-26047/2016. Подтверждение авторства определенного лица с помощью свидетельства о депонировании не представляется возможным, поскольку организации по депонированию не проверяют факт создания депонируемого произведения лицом, которое обращается за такой услугой», – пояснил Никита Айрапетов. Это решение ВС еще раз напоминает о том, что свидетельство о депонировании подтверждает факт существования произведения, но не авторство лица, получившего такой документ, заметил юрист.

В дополнение к тем документам, на которые указал Суд, в качестве доказательств можно использовать и «цифровые» способы фиксации авторства, считает эксперт: «Например, электронную переписку истца с контрагентами и метрики о дате создания файла, если дизайн объекта был создан на компьютере».

Управляющий партнер юридической компании «Гареев, Махно и Касьян» Владислав Касьян заметил, что на сайте РАО «Копирус» указано: свидетельство о регистрации прав и депонирование правильно оформленного экземпляра произведения подтверждают авторство на произведение с именем или псевдонимом автора. «Данное определение ВС говорит о том, что нельзя воспринимать это утверждение буквально. Конечно, депонирование может являться доказательством, но самого по себе его недостаточно для признания авторства», – пояснил юрист.

По его словам, в решении ВС нет ничего сверхъестественного: «Институт возникновения прав автора урегулирован достаточно ясно. Из судебных актов не следует, что нижестоящие инстанции исследовали какие-либо иные доказательства авторства. Для убедительной позиции нужно предоставлять несколько доказательств, особенно когда все не так однозначно. В этом деле в открытых источниках очевидно имелись данные об авторстве иных лиц, а истец долгое время использовал спорные изображения без указания себя как автора».

Владислав Касьян также отметил, что похожие ситуации встречались и ранее. «В деле № А27-10300/2019 сторона также ссылалась на факт депонирования. В том случае был предоставлен договор, по которому созданы произведения и переданы исключительные права на них. Я уверен, что в отсутствие договора суд мог прийти к аналогичным выводам о недоказанности авторства», – заключил юрист.

Екатерина Коробка