29.01.20. Когда возникает зачет Базовая норма, условия, обязанность судебного пристава-исполнителя. АГ.

Когда возникает зачет

Базовая норма, условия, обязанность судебного пристава-исполнителя
Шарон Алексей
Шарон Алексей

Cоветник юстиции РФ
Материал выпуска № 2 (307) 16-31 января 2020 года.

В настоящем комментарии к статье Ларисы Рябченко «Без правовой основы» (см. «АГ». 2020. № 2 (307)) автор, отмечая несовершенство нормы о процедуре зачета в исполнительном производстве, уделяет внимание условиям его исполнения, случаям невозможности его проведения и подчеркивает, что отсутствие необходимой нормы об обязанности судебного пристава-исполнителя направить уведомление сособственникам о предстоящей реализации общедолевого имущества не освобождает его от обязанности не нарушать права и законные интересы других лиц.

Действительно, как верно отмечает Лариса Рябченко, на практике судебные приставы-исполнители обращают взыскание на право требования в качестве взыскателя по исполнительному документу (п. 2 ч. 1 ст. 75 Закона об исполнительном производстве) точно так же, как и на любую другую дебиторскую задолженность, так как это прямо и недвусмысленно закреплено в указанном пункте.

Отличие здесь состоит лишь в том, что размер права требования по исполнительному документу имеет бесспорный характер, что не препятствует его оценить для дальнейшей реализации в порядке ст. 85 Закона об исполнительном производстве.

Что касается обстоятельств и выводов, изложенных в постановлении ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. № 5243/06, то в данном судебном акте не указано, что право требования по исполнительному документу не является имущественным правом (дебиторской задолженностью).

В приведенном автором деле у должника и взыскателя были встречные исполнительные документы, однако в то время законодательство не позволяло судебному приставу-исполнителю сделать зачет по данным исполнительным документам. Как вариант ВАС РФ предположил, что такую коллизию можно разрешить с помощью процедуры изменения способа и порядка исполнения судебного акта1.

Кроме того, в решении сделан вывод о том, что право требования по исполнительному документу было оценено по явно заниженной стоимости, торги прошли с большим количеством нарушений, ограничивающих круг участников, в связи с чем все действия по продаже такого права требования признаны незаконными.

В связи с тем, что в настоящее время существует процедура зачета в исполнительном производстве, установленная ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве (введена с 28 декабря 2013 г.), актуальность разъяснений, данных в упомянутом судебном акте, утратилась.

Однако, как справедливо отмечает Лариса Рябченко, процедура зачета в исполнительном производстве несовершенна – всего одна маленькая норма. Судебные приставы кивают друг на друга, а в это время права сторон в исполнительном производстве нарушаются, так как они не могут провести зачет встречных однородных требований по исполнительным документам, где являются должниками и взыскателями по отношению друг к другу.

В примере, приведенном Ларисой Рябченко, на мой взгляд, грубой процессуальной ошибкой является требование судебных приставов приложить к заявлению о зачете подлинный исполнительный лист (подробнее см. ниже).

Что касается возможности отслеживания исполнительных производств, по которым зачет может быть произведен с помощью автоматизированного банка данных, то это прерогатива службы судебных приставов. Однако, насколько мне известно, такая задача в настоящее время перед этой службой не определена. Возможно, данная статья привлечет внимание уполномоченных должностных лиц ФССП России, и проблема автоматического поиска исполнительных производств для зачета будет решена на программном уровне.

Базовой нормой для проведения зачета судебным приставом-исполнителем является ст. 88.1. Закона об исполнительном производстве.

Зачет долга возможен только в случае, если встречные однородные требования подтверждены решениями судов; на основании вступивших в законную силу решений суда выданы исполнительные документы и возбуждены исполнительные производства.

Невыполнение любого из упомянутых условий, например, долг просужен, но исполнительный лист не предъявлен к исполнению и по нему не возбуждено исполнительное производство, делает зачет в исполнительном производстве невозможным.

Кроме того, зачет в исполнительном производстве невозможен и во всех случаях, когда он запрещен законом (п. 2 ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве, например, ст. 411 ГК РФ и т.п.).

Аналогично зачет будет невозможен, если он нарушает очередность удовлетворения требования взыскателей в исполнительном производстве (ст. 111 Закона об исполнительном производстве) либо в деле о банкротстве (ст. 63, 81 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и т.п.).

Иначе говоря, если, к примеру, исполнительное производство сводное и есть взыскатели первой (алименты и т.п.) и второй очереди (заработная плата и т.п.), то нельзя с помощью зачета лишить их права получить присужденное от должника, если это нарушает правила очередности удовлетворения требований взыскателей.

В данном случае такой зачет судебного пристава-исполнителя, который процессуально оформляется постановлением судебного пристава-исполнителя, может быть оспорен в судебном порядке (п. 36 постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 50).

Судебный пристав-исполнитель, производя зачет в исполнительном производстве, обязан убедиться в том, что данный зачет не нарушает закон, а также установленную очередность удовлетворения требований взыскателей в исполнительном производстве и кредиторов в деле о банкротстве (определение Верховного Суда РФ от 16 июля 2018 г. № 309-КГ18-9285 по делу № А07-20230/2017).

Таким образом, на практике возможно будет сделать зачет в исполнительном производстве при условии наличия у взыскателя исполнительного листа в отношении должника и возбужденного на его основании исполнительного производства.

Неразрешимой становится ситуация, если должник предъявит свой исполнительный лист к взыскателю не в службу судебных приставов, а в банк в порядке ст. 8 Закона об исполнительном производстве. В таком случае судебный пристав-исполнитель не сможет произвести зачет, так как не выполняется одно из условий ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве – нет двух возбужденных встречных исполнительных производств для проведения зачета.

Сам банк, который исполняет исполнительный документ, не имеет полномочий произвести зачет, он может только исполнить требования исполнительного документа.

Единственное, что может сработать в такой ситуации, это обращение взыскателя в суд с заявлением о прекращении исполнения исполнительного документа по аналогии со ст. 43 Закона об исполнительном производстве, как указано в определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 21 апреля 2016 г. № 310-ЭС15-17354.

При обращении взыскания на доли в общем имуществе неуведомление сособственников явно не в интересах службы судебных приставов, так как одним из принципов исполнительного производства является принцип законности (ст. 4 Закона об исполнительном производстве). Судебный пристав не вправе в своей деятельности нарушать права и законные интересы других лиц (ст. 13 Закона о судебных приставах).

В данном случае неуведомление сособственников о предстоящей реализации общедолевого имущества является прямым нарушением их прав на преимущественную покупку (ст. 250, 255 ГК РФ).

Тот факт, что в Законе об исполнительном производстве отсутствует норма об обязанности судебного пристава направить такое уведомление, не освобождает последнего от обязанности не нарушать права и законные интересы других лиц. В случае нарушения такой обязанности его действия будут признаны судом незаконными со всеми вытекающими из этого последствиями (в зависимости от последствий, возможна и уголовно-правовая оценка таких незаконных действий).

Что касается сособственников, то даже когда участники общей собственности не были извещены об обращении взыскания на долю должника и их право покупки этой доли до проведения публичных торгов было нарушено ее реализацией иным лицам на публичных торгах, такое право восстанавливается в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 250 ГК РФ (перевод прав покупателей на себя).


1 Погашение долгов такого лица, определенных судом и указанных в исполнительном листе по одному делу за счет денежных средств, причитающихся тому же лицу по исполнительному листу, выданному судом на основании другого дела, влечет коллизию этих исполнительных листов суда и по существу может являться основанием для изменения порядка и способа исполнения последнего из названных судебных актов, в связи чем должно совершаться в надлежащей процессуальной форме // Постановление ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. № 5243/06.