29.01.20. Не жили богато, нечего и начинать. Рисков не будет, если взаимодействовать с доверителями за скромное вознаграждение.АГ.

Не жили богато, нечего и начинать

Рисков не будет, если взаимодействовать с доверителями за скромное вознаграждение
Шостак Станислав

Адвокат Адвокатской конторы «Третьяков и партнеры»
Материал выпуска № 2 (307) 16-31 января 2020 года.

С точки зрения автора комментария к статье Татьяны Проценко «Не попадать в зону рисков» (см.: «АГ». 2020. № 2 (307)), при всей своей заманчивости работа с определенными хозяйствующими субъектами входит в зону повышенного риска. Несмотря на всю свою привлекательность и вытекающие отсюда преференции, стоит хорошенько задуматься о столь «взаимовыгодном сотрудничестве». Или – отказаться от такого сотрудничества, или вступать во взаимоотношения за скромное вознаграждение, которое не станет объектом пристального внимания контролирующих органов.

С мнением и выводами, приведенными в статье, невозможно не согласиться. Автор дает целый ряд простых и практических советов, которые можно использовать в профессиональной деятельности, повысив уровень своей безопасности, в том числе личной. Истины прописные, все мы о них знаем, но постоянно забываем им следовать. Если где-то и звонит колокол – то это уж точно не по мне. Поэтому лишнее напоминание должно пойти всем на пользу. Безопасности не бывает слишком много, «а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе».

Хочу коснуться одного момента, затронутого в статье: существования риска обвинения адвокатов в мошенничестве. Татьяна Проценко приводит три дела 2019 г., а именно: дело НПО им. С.А. Лавочкина (адвокат Игорь Третьяков), дело Росавиации (адвокат Сергей Юрьев), дело Аэрофлота (адвокаты Дина Кибец и Александр Сливко). Однако автор не указывает, что заказчиками выступали предприятия, которые непосредственно связаны с государственными денежными средствами. Все уголовные дела «крутятся вокруг незаконного получения бюджетных средств». Например, в деле адвоката Третьякова потерпевшей стороной признана Российская Федерация в лице Государственной Корпорации «Роскосмос».

А есть ли уголовные дела в отношении наших коллег, связанные с оказанием юридической помощи коммерческим структурам частного бизнеса? Именно это наводит на размышления, что одни и те же правовые нормы работают по-разному, в зависимости от субъектного состава участников правоотношений. Регулятором взаиморасчетов между адвокатом и заказчиком в рамках выполнения юридических услуг становится не рынок, формирующий реальную стоимость и необходимость в этих услугах, а мнение третьих лиц (читай – правоохранительных органов). И тут, как бы вы ни оформили свое адвокатское соглашение, какие бы акты выполненных работ, отчеты, адвокатские досье ни предлагали, вам всегда недвусмысленно дадут понять, что «такие деньги заработать нельзя, их можно только украсть».

Поэтому сегодня актуальным является не вопрос о нарушении или не нарушении отдельно взятым адвокатом своих профессиональных обязательств, не вопрос «много или очень много» получено адвокатом за свои услуги, не вопрос законности «гонорара успеха», который уже за этот тревожный период времени нашел свое законодательное разрешение… Сегодня необходимо понять, существует ли умышленная криминализация гражданско-правовых отношений между адвокатами, юристами и их доверителями? Переводятся ли экономические споры, возникающие по факту оказания юридических услуг, из гражданской в уголовную плоскость?

Если да, то это комплексная проблема, т.е. задача, которая потребует всестороннего, объемного и длительного разрешения с участием всех заинтересованных лиц, в том числе и правоохранительных органов.

Если нет, тогда абсолютно права Татьяна Проценко, которая поддерживает ранее высказанное мнение адвоката Бориса Золотухина, что «…в большинстве случаев в возникших проблемах виноваты сами адвокаты». Решить эту проблему-задачу гораздо проще и быстрее, так как она целиком лежит в компетенции корпорации и в нас самих – практикующих адвокатах.

Пока же совершенно очевидно, что при всей своей заманчивости работа с определенными хозяйствующими субъектами входит в зону повышенного риска. Несмотря на всю свою привлекательность и вытекающие отсюда преференции, стоит хорошенько задуматься о «столь взаимовыгодном сотрудничестве». Или – отказаться от такого сотрудничества, или взаимодействовать с доверителями за скромный достаток, который не станет объектом пристального внимания контролирующих органов. Правда, вопрос о «размере скромного достатка» носит субъективный характер, а значит, опять становится открытым и может породить новые риски.

Когда мы не можем или не хотим ответить на конкретно поставленные вопросы, мы всегда предлагаем пофилософствовать на заданную тему. Предлагаю вариант: преследование мирских богатств порождает корысть, а это так несвойственно для русского человека. Распространенные на Руси вековые концептуальные традиции отказа от благ в пользу нравственных мотивов находят отражение в народных мудростях: «Без денег проживу, лишь бы хлеб был», «Без денег сон крепче», «Лучше хлеб с водою, чем пирог с бедою», «Тот богат, кто нужды не знает», «Честным трудом богатств не наживешь», «Не жили богато, нечего и начинать» и т.д.

А пока же вопрос в отношении указанных адвокатов находится в стадии разрешения – все они содержатся в следственных изоляторах, например, Игорь Третьяков с 29 июля 2018 г. по настоящее время. И данная мера пресечения в отношении него уже продлена до 4 апреля 2020 г. И это в свете всех последних изменений, внесенных в УПК РФ, всей той активности, которая наблюдается сегодня в области разрешения данного вопроса.

А поэтому сведение профессиональных рисков адвокатов, юристов, представляющих интересы бизнеса, к минимуму сокрыто в вышеприведенной русской пословице: «Не жили богато…»!