29.02.20. Как делить при разводе дом, ранее принадлежавший одному из супругов, если его площадь выросла в браке? АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ. НЕДЕЛЯ «АГ». 28.02.20.

Как делить при разводе дом, ранее принадлежавший одному из супругов, если его площадь выросла в браке?

Верховный Суд напомнил, что ст. 37 Семейного кодекса не регулирует порядок определения долей сторон при разделе имущества и не исключает возможность учета личных средств супруга, вложенных в создание объекта совместной собственности
Фотобанк Freepik
Один из экспертов «АГ» отметил, что ВС обоснованно и справедливо исправил ошибки нижестоящих инстанций в достаточно типичном споре. Другая полагает, что Суд уточнил практику применения ст. 37 СК РФ в случае отнесения имущества каждого из супругов к их совместной собственности, когда речь идет о добрачной недвижимости одного из них. По мнению третьего, Верховный Суд в очередной раз напомнил судам о необходимости тщательного подхода ко всем нюансам дела с целью полного и всестороннего рассмотрения.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение № 49-КГ19-51 по спору о разделе совместно нажитого имущества, в том числе жилого дома, который является добрачной собственностью одного из них, но его площадь увеличилась во время брака из-за реконструкции.

В 1997 г. Ильдар Сафиуллин приобрел небольшой дом в селе Азикеево Республики Башкортостан. Далее он получил разрешение на строительство жилого дома и земельный участок площадью свыше 0,2 га в пожизненно наследуемое владение. Старый дом был снесен, и на его месте мужчина построил новый – площадью в 17,2 кв. м. К дому был возведен пристрой, площадь которого составила 49 кв. м.

В 2000 г. гражданин вступил в брак с Айгуль Сафиуллиной, у них родилось двое детей. В июле 2011 г. Ильдар Сафиуллин зарегистрировал право собственности на земельный участок и дом на нем, площадь которого превысила 66 кв. м. Поскольку в период брака супруги продолжали реконструкцию, общая площадь строения увеличилась почти в три раза – до 169 кв. м. Впоследствии его рыночная стоимость превысила 1,2 млн руб.

В 2015 г. Ильдар Сафиуллин купил второй жилой дом с участком, половина дома была оформлена в собственность его супруги, а дети получили по ¼ доли.

В феврале 2017 г. супруги развелись, после чего женщина обратилась в суд с иском к бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества. Она просила передать долю Ильдара Сафиуллина в праве собственности на дом в селе Азикеево и земельный участок под ним в пользу их двоих несовершеннолетних детей за отказ от права взыскания задолженности по алиментам на их содержание. Также она просила выделить ей в собственность половину другого дома и участка под ним, а также движимое имущество, приобретенное во время брака и находящееся у нее в пользовании.

Мужчина подал встречный иск о разделе совместно нажитого имущества в виде ½ доли супруги в праве собственности на жилой дом и земельный участок, которые были куплены им в 2015 г. Ильдар Сафиуллин указал, что ½ доли в праве собственности, оформленная на Айгуль Сафиуллину, является их совместным имуществом и подлежит разделу между ними в равном размере.

Суд удовлетворил иск мужчины в полном объеме, а его бывшей супруги – частично. Он счел, что первоначальный дом с пристроем в селе Азикеево, который был возведен Ильдаром Сафиуллиным до брака, является его личным имуществом и не подлежит разделу. С учетом последующих вложений супругов в данную недвижимость суд определил долю Ильдара Сафиуллина в размере 63/100, а его бывшей супруги – 37/100. При этом ½ доли в праве собственности на другой дом, оформленный на имя Айгуль Сафиуллиной, была признана совместной собственностью супругов и поделена между ними по ¼ каждому. В удовлетворении иной части иска гражданки было отказано.

Впоследствии апелляция частично изменила решение первой инстанции, разделив право собственности на сельский дом с надворными постройками исходя из его фактической площади 163,9 кв. м поровну между бывшими супругами. Вторая инстанция обосновала свое решение ссылкой на ст. 37 Семейного кодекса, согласно которой имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд Ильдар Сафиуллин обжаловал определение апелляции.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).

«Признав спорный жилой дом на основании ст. 37 СК РФ совместной собственностью сторон, при его разделе в равных долях суд апелляционной инстанции не учел, что положения указанной статьи не регулируют порядок определения долей сторон при разделе имущества и не исключают возможность учета личных средств супруга, вложенных в создание объекта совместной собственности. Суд апелляционной инстанции не учел, что неотделимая часть данного недвижимого имущества (блок А) приобретена Ильдаром Сафиуллиным до брака, то есть является его личной собственностью», – отмечается в определении.

Верховный Суд пояснил, что, поскольку гражданин приобрел часть жилого дома до вступления в брак, суду апелляционной инстанции следовало учесть ее стоимость при определении размера долей сторон в праве общей собственности на жилой дом. Вместо этого апелляция незаконно увеличила долю Айгуль Сафиуллиной за счет личного имущества ее бывшего супруга. Высшая судебная инстанция добавила, что стороны не заявляли о разделе надворных построек, однако вторая инстанция выделила их в собственность каждой из сторон.

В связи с этим ВС отменил определение апелляции в части раздела жилого дома в селе Азикеево и направил дело в этой части на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Ведущий юрист Содружества земельных юристов Павел Лобачев полагает, что Верховный Суд исправил ошибки нижестоящих инстанций в достаточно типичном споре. «Очевидно, что имущество, приобретенное до брака (в данном случае – часть жилого дома без пристройки), является личной собственностью супруга и разделу не подлежит. Поэтому делить в настоящем случае дом со всеми пристройками поровну между супругами, как это предложил суд апелляционной инстанции, было бы несправедливо. Суд первой инстанции, напротив, хотя и разделил дом с учетом прав мужа на часть дома, возникших до брака, отказался принимать во внимание, что в период брака была возведена пристройка к дому», – отметил он.

По словам эксперта, тот факт, что в дальнейшем площадь дома за счет улучшений увеличилась почти в три раза, как показывает практика, не является препятствием для его раздела в новых параметрах, даже если они не были внесены в ЕГРН (Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 2 апреля 2019 г. по делу № 33-3179/2019). «Поскольку суды нижестоящих инстанций это не учли, Верховный Суд правомерно отправил дело на пересмотр. Нельзя не согласиться и с выводом ВС РФ о том, что суд апелляционной инстанции вышел за пределы заявленных требований и не вправе был делить надворные постройки, которые в состав домовладения не входят, – это нарушение п. 3 ст. 196 ГПК РФ», – заключил Павел Лобачев.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что в рассматриваемом деле ВС РФ в уточнил практику применения ст. 37 СК РФ в случае отнесения имущества каждого из супругов к их совместной собственности, когда речь идет о добрачной недвижимости одного из них. По ее мнению, позицию Суда стоит расценивать положительно, поскольку она в первую очередь направлена на защиту имущественных прав супругов.

Эксперт подчеркнула, что юридически значимым моментом в решении данного вопроса является выяснение обстоятельств: были ли произведены вложения в период брака, значительно или нет увеличилась стоимость этого имущества вследствие произведенных вложений, размер произведенных вложений, а также стоимость имущества до произведенных в него вложений и после таковых. «Таким образом, ВС РФ своим определением исключил вариант выделения равных долей в праве собственности на недвижимое имущество на случай произведения в период брака вложений, значительно увеличивающих стоимость спорного имущества, без учета стоимости имущества, приобретенного до вступления в брак», – подытожила Анна Минушкина.

Адвокат АП г. Москвы Илья Прокофьев назвал выводы Верховного Суда абсолютно обоснованными и соответствующими сложившейся судебной практике. «Однако, как видно в том числе из рассматриваемого судебного акта, суды первой и апелляционной инстанций нередко допускают ошибки при признании имущества супругов совместно нажитым, определении его состава и объема, а следовательно, и принятии решения о разделе такого имущества и определении долей каждого из супругов в нем. В данном случае такую ошибку допустил суд апелляционной инстанции, который пошел путем фактически упрощения спора и вынесенного решения, разделив совместно нажитое имущество в равных долях, не учитывая добрачные вложения в эту собственность одного из супругов», – пояснил он.

Эксперт добавил, что в практике довольно часто встречаются такие случаи, когда суды ошибочно не дают правовой оценки долям и вложениям каждого из супругов в совместно нажитое имущество, признавая такие доли равными. «Чаще всего это происходит по причине сложности доказывания одной из сторон спора объема своих вложений в общее совместное имущество, поскольку, как правило, они происходят уже в период брака, но за счет денежных средств, полученных одним из супругов до вступления в брак, либо безвозмездно. В рассматриваемом же споре ситуация довольно очевидна, так как документально установлено и подтверждено, что часть имущества была приобретена одним из супругов до брака, а значит, она является его личной собственностью и не должна входить в объем имущества, подлежащего разделу», – отметил Илья Прокофьев. По его мнению, в этом деле Верховный Суд в очередной раз напомнил судам о необходимости тщательного подхода ко всем нюансам дела с целью полного и всестороннего его рассмотрения, что позволит выносить обоснованные и законные решения.