29.03.20. Мнимое оспаривание. Заведомо проигрышные иски о возврате кредита должников банка в ходе банкротства банков. АГ.

Мнимое оспаривание

Заведомо проигрышные иски о возврате кредита должников банка в ходе банкротства банков
Рябченко Лариса
Рябченко Лариса

Учредитель юридической фирмы «БИЭЛ»
Материал выпуска № 6 (311) 16-31 марта 2020 года.

В настоящей статье автор приводит примеры из судебной практики, связанные с оспариванием операций по возврату кредита должником банка самому банку, в скором времени – банкроту. Анализируя заявленные требования конкурсных управляющих, заинтересованных в большом количестве мнимых исков, автор отмечает отсутствие в законодательстве разъяснения, в каких случаях досрочный возврат кредита попадает в число «подозрительных» сделок и в каких случаях он таковым не является, а также полное игнорирование правоприменительной практикой правил об оспаривании сделок, что ведет к нарушению принципов правовой определенности и обеспечения разумного баланса имущественных интересов участников гражданского оборота.

Читайте также комментарии к данному материалу адвоката АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрия Якушева и адвоката, арбитражного управляющего юридической фирмы INTELLECT Сергея Гуляева.

В связи с постоянно увеличивающимся в последние годы количеством банков, находящихся в стадии банкротства, интересно проследить странную практику последних 2–3 лет.

В соответствии со ст. 61.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление № 63) предусмотрено, что по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента).

Основания признания сделки недействительной

В соответствии с п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий: сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки; сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами; сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 10 Постановления № 63, применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абз. 2–5 п. 1 указанной статьи, судам следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.

Кроме того, поскольку данный перечень является открытым, предпочтение может оказываться и в иных случаях, кроме содержащихся в этом перечне.

В соответствии с п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в п. 1 названной статьи, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

При этом согласно разъяснениям, изложенным в п. 11 Постановления № 63, если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве, для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных п. 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Согласно определению Верховного Суда РФ от 8 октября 2018 г. № 305-ЭС16-21459 переводы денежных средств по поручениям клиентов относятся к числу операций, регулярно выполняемых кредитными организациями. Они, как правило, совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Такие переводы могут быть признаны недействительными в двух случаях: если конкурсный управляющий доказал совокупность обстоятельств, составляющих любую из презумпций, закрепленных в п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве, а клиент банка данную презумпцию не опроверг; если конкурсный управляющий по общим правилам о доказывании подтвердил выход оспариваемой банковской операции за пределы обычной хозяйственной деятельности, в том числе подтвердил наличие признаков недобросовестности в поведении клиента банка (например, доказал, что клиент, выдавший распоряжение о перечислении средств, был осведомлен об объективном банкротстве банка) (ст. 65 АПК РФ).

В силу п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности при наличии хотя бы одного из следующих условий:

1) оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной ГК РФ, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации, либо если доказано, что клиент, осуществивший оспариваемый платеж, или получатель платежа знал о наличии других таких неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой кредитной организации;

2) клиент или получатель платежа является заинтересованным либо контролирующим лицом по отношению к кредитной организации;

3) назначение либо размер оспариваемого платежа существенно отличается от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией, и клиент не может представить разумные убедительные обоснования этого платежа, и размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превысили 1 млн руб., а для платежей, совершенных в иностранной валюте, превысили сумму, эквивалентную 1 млн руб. по курсу Центрального банка РФ, установленному на дату платежа.

Следуя данному указанию, конкурсные управляющие, которыми, как правило, в случае банкротства банков, выступает Агентство о страховании вкладов, оспаривают все сделки, попавшие в период подозрительности. Загружая суды трех инстанций заведомо проигрышными исками о признании недействительными то выдачи наличных денег на хозяйственные нужды, то перечисления обязательных платежей в фонды, также оспаривают возврат кредита должником, а не кредитором банка-банкрота в суммах, превышающих 1 млн руб.

Иски об оспаривании возврата кредита должником

Именно в части возврата кредита возникают удивительные судебные иски и не менее удивительные судебные акты.

В ходе рассмотрения дела № А40-137960/17 и аналогичных дел по банкротству банков мы обратили внимание на многократные иски об оспаривании операций по возврату кредита должником банка самому банку, в скором времени – банкроту.

Обращаясь с таким иском в отношении конкретного клиента, конкурсный управляющий (в лице нанятых им адвокатов) утверждает, что возврат кредита, например по договору о предоставлении кредитной линии, выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности, потому что сумма возврата превышает 1 млн руб. и ранее никогда подобных операций клиент банка (должник, названный в иске кредитором) не совершал!

Рассмотрим 4 частных эпизода в рамках дела о банкротстве.

Первый случай

Юридическое лицо, клиент банка-банкрота, взяло кредит с графиком возврата его и уплаты процентов ежемесячно в суммах не менее 1 млн руб.

Согласно выписке по счету ни разу не была возвращена сумма 1 млн руб. Возвраты осуществлялись по 2 млн руб. или дважды в месяц – по 1 млн руб. В рамках срока «подозрительности», т.е. менее чем за месяц до обращения в суд с заявлением о признании банка банкротом, ООО получило платеж по одному из своих договоров от контрагента через Сбербанк в сумме 9 млн руб. и вернуло остаток кредита в сумме 3 млн руб. плюс проценты на эту сумму.

Арбитражный управляющий подал иск о признании сделок – банковских операций погашения кредита и уплаты процентов – недействительными. По следующим основаниям: 1) сделка была совершена в рамках срока «подозрительности»; 2) сумма возврата превышала 1 млн руб.; 3) ранее ООО никогда таких сумм не возвращало; 4) в день совершения сделки 3 физических и одно юридическое лицо не могли «получить доступ к распоряжению своими средствами», а именно: а) досрочно закрыть депозитный счет и получить наличными 500 000 руб.; б) перечислить денежные средства с текущего счета в сумме 3 млн руб. в другой банк на вновь открытый счет; с) купить на рублевые средства валюту и получить ее наличными средствами; д) перечислить денежные средства с расчетного счета на расчетный счет в другом банке и закрыть расчетный счет в банке – будущем банкроте.

Конкурсный управляющий утверждал, что тем самым ООО, погасившее кредит, получило преимущества перед другими кредиторами банка – будущего банкрота, а именно перед вышеперечисленными 3 физическими и одним юридическим лицом – кредиторами банка.

Конкурсный управляющий требовал восстановить задолженность ООО – должника банка перед банком в размере 3 млн руб., восстановить задолженность банка перед ООО – должником банка в размере 3 млн руб., восстановить право залога акций, принадлежащих ООО, у банка в реестре акционеров, ну, например, ОАО «ГАЗПРОМ».

В удовлетворении заявленных требований было отказано. Но поражает мотивировочная часть решения, оставленного в силе судом апелляционной инстанции (в кассацию жалоба, насколько нам известно из открытых источников, не подавалась).

Суд установил: 1) что данная операция попадает в период «подозрительности» и подача иска правомерна;

2) однако конкурсный управляющий не доказал, что вышеуказанным лицам – кредиторам банка было отказано в удовлетворении их требований именно из-за нехватки денежных средств. Конкурсный управляющий также не доказал, что эти требования не были удовлетворены позднее и вышеназванные лица – кредиторы банка до сих пор находятся в списке кредиторов;

3) действительно, сумма 3 млн превышает 1 млн руб., установленный в качестве критерия «обычности» хозяйственной сделки, однако, как установил суд, обращаясь с требованием о признании соответствующей банковской операции недействительной на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен привести мотивы, по которым он считает оспариваемое им исполнение распоряжения клиента выходящим за пределы обычной деятельности банка, а также представить обосновывающие данный довод доказательства.

При ином подходе все банковские операции, совершенные кредитной организацией в течение месяца до назначения временной администрации, подлежат признанию недействительными.

Это, по сути, означает игнорирование правоприменительной практикой положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, являющихся неотъемлемой частью правил об оспаривании сделок, что, в свою очередь, ведет к дестабилизации гражданского оборота, неоправданному отрицанию всей обычной деятельности кредитной организации за месяц до введения временной администрации, нарушению принципов правовой определенности и обеспечения разумного баланса имущественных интересов участников гражданского оборота.

При определении того, была ли банковская операция совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковыми не могут быть признаны, в частности, операции: осуществленные в период действия введенного государственным регулятором запрета на совершение кредитной организацией соответствующих операций; проведенные при наличии скрываемой кредитной организацией картотеки неоплаченных платежных документов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете, в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие банки, а также по исполнению распоряжений клиентов, которые ввиду аффилированности с должностными лицами Банка России или сотрудниками кредитной организации располагали точной и конкретной, недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент выдачи распоряжения на перевод денежных средств знали о неизбежном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций; совершенные при наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности контрагента несостоятельного банка.

На наш взгляд, основания для отказа в удовлетворении заявленных требований очевидно другие (исходя из правовой природы операций по возврату кредита).

Во-первых, хотя кредитором считается лицо, которое имеет право на какие-либо денежные средства, находящиеся на его счету в банке, вне зависимости от того, заявлялось ли требование об их возврате или перечислении куда-либо или нет, все же должник банка кредитором банка по сумме своего долга не является.

Отсюда очевидно, что должник банка никак не может получить преимущества перед другими кредиторами, так как он – не кредитор.

Во-вторых, каким образом возврат кредита, к тому же денежными средствами, поступившими из Сбербанка, может нарушить права очередности тех лиц, которые намерены были различными способами получить денежные средства из банка и тем самым уменьшить денежную массу, а должник, вернув кредит, ее в данном случае увеличил!

В-третьих, если у должника банка не было денежных средств в размере 3 млн руб., которые он сразу по получении перечислил банку, каким образом можно «восстановить» долг банка перед должником, внезапно, против своей воли (так как возражал в суде против удовлетворения требований арбитражного управляющего) ставшим кредитором банка на вышеуказанную сумму!

В-четвертых, ни ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»1, ни разъяснения ВС РФ не отменяют ст. 853 ГК РФ о зачете встречных однородных требований. И поэтому как экономист – математик по первому образованию и профессии я совершенно не понимаю экономического смысла этой операции.

Другими словами, здесь просматривается некая хитрость – банку-банкроту остаться должным, поставить в третью очередь кредиторов добросовестного должника и заставить его повторно уплатить долг другими деньгами! Но в силу ст. 189.78 Закона о банкротстве конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя кредитной организации и иных органов управления кредитной организации в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены данным законом.

Конкурсный управляющий обязан:

1) принять в ведение имущество кредитной организации, провести его инвентаризацию;

2) уведомить работников кредитной организации о предстоящем увольнении не позднее одного месяца со дня введения конкурсного производства;

3) принять меры по обеспечению сохранности имущества кредитной организации;

4) предъявить к третьим лицам, имеющим задолженность перед кредитной организацией, требования о ее взыскании в порядке, установленном федеральным законом;

5) установить требования кредиторов;

6) вести реестр требований кредиторов;

7) принять меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества кредитной организации, находящегося у третьих лиц;

8) передать документы, образовавшиеся в процессе деятельности кредитной организации, на хранение в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, в соответствии с перечнем документов, образующихся в процессе деятельности кредитных организаций, который утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в сфере архивного дела и делопроизводства совместно с Банком России, с указанием сроков хранения указанных документов;

9) выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства, а также обстоятельства, влекущие ответственность лиц, контролирующих кредитную организацию;

10) осуществлять в установленном порядке возврат ценных бумаг и иного имущества клиентов, принятых и (или) приобретенных кредитной организацией, осуществляющей профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, за счет клиентов по договорам хранения, договорам доверительного управления, депозитарным договорам, договорам о брокерском обслуживании;

11) исполнять иные установленные федеральным законом обязанности.

Конкурсный управляющий вправе:

1) распоряжаться имуществом кредитной организации в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом;

2) увольнять работников кредитной организации, в том числе руководителя кредитной организации, изменять условия трудовых договоров, переводить работников на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом;

3) обращаться в установленном порядке в суд с заявлениями об уменьшении размера требований руководителя кредитной организации, главного бухгалтера кредитной организации, его заместителей, руководителя филиала или представительства кредитной организации, его заместителей, главного бухгалтера филиала или представительства кредитной организации, его заместителей, иных работников кредитной организации об оплате труда, если в течение шести месяцев до даты назначения временной администрации размер оплаты труда таких лиц был увеличен по сравнению с размером оплаты труда, установленным до начала указанного срока;

4) заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок по установленным основаниям;

5) направлять заявления о признании недействительными или применении последствий недействительности ничтожных сделок, совершенных кредитной организацией, в том числе в порядке и по основаниям, которые предусмотрены настоящим федеральным законом, об истребовании имущества кредитной организации у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных кредитной организацией, и совершать другие действия по защите прав и законных интересов кредитной организации и ее кредиторов, предусмотренные федеральным законом, иными нормативными правовыми актами РФ;

6) привлекать для решения задач, возникающих в связи с осуществлением конкурсного производства, бухгалтеров, аудиторов, оценщиков и иных специалистов с оплатой их услуг за счет имущества кредитной организации;

7) осуществлять иные установленные федеральным законом права, связанные с исполнением возложенных на него обязанностей.

При наличии оснований, установленных федеральным законом, конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые в соответствии с федеральным законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам кредитной организации.

Конкурсный управляющий вправе авансировать затраты, связанные с исполнением им возложенных на него обязанностей, из собственных средств с последующим возмещением этих затрат за счет имущества кредитной организации в порядке, установленном для исполнения текущих обязательств кредитной организации в ходе конкурсного производства.

Как следует из этой нормы, конкурсный управляющий не вправе объявлять кредитором лицо, которое не заявляет требований к банку. Не вправе самостоятельно определять размер требований кредиторов, если они сами требований на какие-либо суммы не предъявляют. Не вправе создавать кредиторов.

И, наконец, в-пятых, каким образом будет «восстановлена справедливость» в отношении тех кредиторов, чьи требования не были выполнены, если к ним добавится еще один (а судя по искам, если бы они были удовлетворены – не один) кредитор с приличной суммой требований?

Иначе говоря, экономическая составляющая обязанностей конкурсного управляющего во внимание не принималась вообще.

Второй случай

За физическое лицо кредит погасило юридическое лицо, кредитор того же банка. Поступили 3 суммы в течение одного банковского дня на текущий счет должника банка. С указанием назначения платежа: для погашения кредита и процентов. В тот же день эти деньги были перечислены на 2 спецсчета, открытых должнику банка, – для погашения суммы кредита, для уплаты процентов.

Конкурсный управляющий обратился с иском, в котором требовал признать сделки- операции по перечислению с текущего счета должника на спецсчета остаток кредита и процентов недействительными; восстановить долг должника перед банком; восстановить задолженность банка перед клиентом на ту же сумму; восстановить залог облигаций и иных ценных бумаг должника банка в пользу банка.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий привел, помимо вышеизложенных обстоятельств (период «подозрительности», сумма, те же 4 кредитора, не получившие доступ к распоряжению своими средствами в день совершения сделки), также аргумент, что средства были сформированы на счету за счет переводов со счета в том же банке юридического лица, которое не привлекалось им или судом к участию в деле и операции которого не оспаривались.

Поскольку, кроме конкурсного управляющего (его адвоката), в судебное заседание никто не явился, требования были удовлетворены с указаниями на все тех же кредиторов, без запроса на этот раз доказательств, что они не получили доступ к своим денежным средствам именно из-за отсутствия денежных средств, их требования не были удовлетворены позже и они являются кредиторами банка и на момент рассмотрения спора.

Апелляция, по-видимому, не подавалась, так как, скорее всего, должник банка – физическое лицо кредитором банка не являлось и за своим банкротством не следило.

На наш взгляд, данное решение вообще не должно было быть постановлено. Во-первых, юридическое лицо, уплатившее долг за должника, к участию в деле привлекалось. Иначе говоря, перевод его средств носил целевой характер, его операции не были оспорены, не были признаны недействительными в установленном порядке, однако суд признал его недобросовестным кредитором, не восстановив даже на его счете его денежные средства, но решил вопрос, затрагивающий его права на свободу договора (ст. 421 ГК РФ), на распоряжение своими денежными средствами (ст. 209 ГК РФ), не привлекая его к участию в деле. Безусловно, если бы это юридическое лицо обратилось в апелляцию в порядке ст. 42 АПК РФ, то апелляция бы рассмотрела дело по правилам первой инстанции.

Так как суд первой инстанции важных для дела обстоятельств не рассматривал, в первую очередь об отношениях юридического лица и должника банка, причины оплаты кредита физического лица, то нет смысла далее углубляться в это дело, отметив только более чем странное решение, на которое теперь будет ссылаться конкурсный управляющий в других исках, как на практику по тому же делу.

Третий случай

Банк предоставил клиенту кредитную линию в размере, ну, скажем, 50 млн руб. сроком на 5 лет. Целевым способом для приобретения недвижимости, которая была поименована в договоре о предоставлении кредитной линии. В условия договора входил залог этой недвижимости по мере ее приобретения. Всего 6 объектов. Первоначально была взята половина суммы, и приобретены 3 объекта. На них сразу же было оформлено право залога банка. Затем через 2 года несколькими платежами было возвращено 10 млн руб. На третий год должник банка решил продать свою недвижимость и расплатиться с банком, оставив себе какую-то выгоду, доход. Его проект не осуществился по разным причинам, но так как он судом не рассматривался, то в данной статье говорить о нем нет необходимости.

Через несколько месяцев поисков покупатель, которого устраивала цена, нашелся, он также являлся клиентом данного банка, но в отличие от должника, у которого было около 2000 руб. на единственном текущем счете, имел несколько счетов в валюте, ранее бывшими депозитными, т.е. был кредитором банка. Однако за 3 года до банкротства банка последний валютный депозит стал просто валютным счетом, на котором деньги хранились на общих основаниях. Имелся также текущий счет в рублях с незначительной суммой.

Покупатель продал валюту, закрыв полностью долларовый счет, а также уменьшив сумму на счете евро, перевел рубли на свой валютный счет, а с него – на текущий счет продавца с назначением платежа – оплата по договору купли-продажи недвижимого имущества. В тот же день продавец недвижимости, должник банка, перевел денежные средства на два спецсчета в банке – погасив остаток долга в размере 15 000 млн руб. и проценты за все время пользования денежными средствами из расчета 13,5% годовых. На текущем счете должника осталось около 800 000 руб., которые были выплачены за счет страховой суммы.

Банк снял обременение залога на 3 объекта недвижимости, написал письмо в Росреестр об отсутствии денежных требований по договору о предоставлении кредитной линии, и право собственности на объекты недвижимости было зарегистрировано за покупателем.

В исковом заявлении конкурсный управляющий – Агентство по страхованию вкладов требовало признать операции по перечислению денежных средств с текущего счета должника на спецсчета для погашения кредита и процентов недействительными; восстановить долг перед банком в сумме 15 млн руб. и процентов на дату подачи иска! Восстановить долг банка перед бывшим должником на 15 млн руб. и процентов на дату платежа, сделав его кредитором банка; зарегистрировать право залога банка на 6 объектов недвижимости, право собственности на 3 из которых было у покупателя – кредитора банка. Три объекта из 6 приобретены должником не были, и в залоге у банка ранее не находились.

Покупатель был привлечен к участию в деле в качестве второго ответчика, однако никаких требований к нему не предъявляли.

К основаниям заявленных требований, помимо перечисленных в других делах, относились:

1) досрочное возвращение кредита, чего ранее должник не делал;

2) продажа имущества, находящегося в залоге;

3) кредитор банка – покупатель недвижимости, который потерял большие проценты, досрочно закрыв депозитные счета;

4) знание покупателем – кредитором банка о грядущем банкротстве, поскольку он должен был знать, что объекты недвижимости находятся в залоге.

В трех инстанциях в иске было отказано со ссылками все на те же основания, что и в первом случае.

Это дело вели мы и в трех инстанциях тщетно пытались донести до суда следующее:

1. Уже ранее изложенные доводы, что должник банка – не кредитор и поэтому возврат им долга никак не давал ему никаких преимуществ перед любыми кредиторами, которые не получили на руки рубли, валюту, не положили деньги на депозит в другом банке и не перевели деньги со своего счета в другой банк. А также, что конкурсный управляющий не вправе самостоятельно создавать кредиторов и самостоятельно увеличивать или, как в нашем случае, создавать их требования без заявления клиентов банка, что нельзя воссоздать задолженность банка перед должником, если этой задолженности на дату совершения операций по возвращению остатка кредита и уплаты процентов не было.

2. Разъяснение, что такое кредитная линия, что не бывает досрочного погашения кредита, если не только ч. 1 ст. 314 ГК РФ, но и прямо отдельным пунктом договора установлено, что полученная заемщиком сумма кредита частично или полностью может быть возвращена в любой день всего пятилетнего периода действия договора. Но взять очередную сумму из предоставленного лимита можно до предпоследнего месяца действия договора. При этом проценты за кредит по условиям договора о предоставлении кредитной линии платились вместе с последней возвращаемой суммой.

Мы так и не смогли разъяснить и суду, и адвокату должника банка (мы представляли покупателя), что кредитная линия при лимите 50 млн руб. позволяет в течение 5 лет пользоваться гораздо большими суммами. Например, при первоначальной сумме 25 млн руб. ее возврат в 2017 г. позволил бы взять кредит уже в 30, 40, 50 млн руб. и не платить проценты до возврата, если бы это были какие-то вложения в производство или в торговлю, которые дают доход, и договор позволяет возвращать кредиты и брать их снова в рамках того же заключенного договора. А так как при договоре о предоставлении кредитной линии с вышеуказанными условиями не заявлен точный срок возврата, он ограничен только конечной датой, то нет и досрочного возврата кредита.

Соответственно, возврат долга в любое время не может попадать в зону «подозрительности», дающей право конкурсному управляющему оспаривать операции по возврату суммы кредита и уплате процентов.

3. Если долг по кредиту и уплата процентов осуществляются в полном соответствии с условиями договора, почему должник банка обязан обосновывать экономическую целесообразность этих операций? Чем еще, кроме обычной хозяйственной деятельности, являются взятие кредита и его возврат в соответствии с условиями договора?

4. Если к покупателю – кредитору банка не предъявлено никаких требований, каким ответчиком он является? Как может защищать свои права второй ответчик? К нему нет требований. Ни одна из его сделок, из его банковских операций не оспаривается. И при этом его бездоказательно обвиняют в недобросовестности, утверждая, что он якобы был осведомлен о предстоящем банкротстве банка! Его оправдания фактически создают к нему требования, так как невозможно возражать на незаявленные требования и предъявлять доказательства своих возражений. Суды, надо отметить, инсинуации конкурсного управляющего в адрес пострадавшего от банкротства покупателя – кредитора банка не рассматривали и в судебных актах не отмечали. Но и не прекращали производство в отношении «должника» в отсутствие требований к нему.

5. К кому обращено требование о восстановлении права залога на объекты недвижимости, право собственности покупателя – кредитора банка не оспаривается? Управление Госсреестра по Москве к участию в деле привлечено не было.

Между тем недоказанность того обстоятельства, что несчастная четверка кочующих из иска в иск кредиторов не получила удовлетворения своих требований именно из-за отсутствия денежных средств в банке, на наш взгляд, не имеет отношения к предмету иска. Даже если бы они действительно не смогли получить рубли и валюту на руки и/или перевести свои денежные средства в другие банки из-за нехватки денежных средств, какое к этому имеет отношение сделка купли-продажи реальных объектов недвижимости, а также возврат должником банка кредита и уплата процентов в полном соответствии с условиями договора о предоставлении кредитной линии? Адвокат должника доказывал, что его подзащитный не смог купить еще 3 объекта, ему не продали, он заболел и поэтому досрочно вернул кредит. Все эти обстоятельства также не имеют отношения к делу, так как отсутствовал досрочный возврат кредита, а было точное исполнение условий договора.

Никто не обратил внимания и на отсутствие требований ко второму ответчику, и на то, что без оспаривания его сделок не может идти речь о залоге его имущества в качестве обеспечения уже давно оплаченного долга. Кроме того, в отсутствие представителя Госреестра, без привлечения его к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет иска, никакая регистрация невозможна. Суд решал (хотя и отказал в иске) вопрос о правах и обязанностях Госреестра (по регистрации права залога в случае удовлетворения исковых требований) без привлечения его к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебного акта, если бы требования конкурсного управляющего были удовлетворены.

Четвертый случай

Банк предоставил кредитную линию на покупку квартиры. Квартира была приобретена, а кредитная линия еще не выбрана. Заемщик попросил еще кредит для покупки квартиры в Испании с предоставлением залога и на нее тоже. Банк, уже испытывающий некоторые затруднения в платежной политике, предложил должнику вернуть уже взятую сумму кредита, меньше лимита кредитной линии, а затем взять новую сумму. В деле есть соответствующая переписка. Должник закрыл валютный депозит в том же банке, действительно потеряв проценты, уплатил проценты по кредиту, однако больше ему, в нарушение договора о предоставлении кредитной линии, кредита не выдали.

Конкурсный управляющий обратился с иском о признании недействительными операций по возврату кредита и уплате процентов, потребовал восстановления долга заемщика перед банком, а также «восстановления» долга банка перед заемщиком на ту же сумму и процентов на сумму долга до даты обращения с иском.

Первая инстанция в иске отказала, апелляционная инстанция оставила решение в силе. А суд кассационной инстанции, в заседание которого явился только представитель конкурсного управляющего, отменил вынесенные по делу судебные акты и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав проверить, действительно ли должник планировал купить квартиру в Испании, купил ли ее, истребовать договор купли-продажи и т.д.

Но ведь кредит на покупку квартиры в Испании должнику предоставлен не был? То, что он по кредитной линии вернул долг и уплатил проценты в соответствии с ч. 1 ст. 314 ГК РФ (и, скорее всего, в соответствии с условиями договора)2, является обычной хозяйственной операцией, и больше ничего доказывать и обсуждать не нужно. Но теперь судьба данного иска совсем неясна.

***

Из вышеприведенных примеров очевидно следующее.

Нет достаточно полного разъяснения, в каких случаях досрочный возврат кредита попадает в число «подозрительных» сделок и в каких случаях он таковым не является.

На наш взгляд, досрочное погашение кредита в период «подозрительности» может быть оспорено, во-первых, в случае досрочного погашения кредита в другом банке. Во-вторых, если досрочно гасится кредит должником банка-банкрота за счет денежных средств третьих лиц, которых не связывают или не связывали до этих платежей никакие отношения. Но в данном случае должны быть оспорены все сделки. Иначе стандартная фраза «средства на счету должника банка были сформированы за счет…» не имеет ни малейшего смысла. Но почему-то придает отрицательную коннотацию данному утверждению, и как следует из второго случая, может являться отягчающим обстоятельством и для добросовестного должника банка – будущего банкрота.

Во всех остальных случаях это пустая трата времени судов и средств, которые могли бы пойти на возврат долгов банка перед кредиторами.

Верховный Суд РФ уже указывал на непомерные гонорары адвокатов конкурсных управляющих. Они заинтересованы и в большем количестве исков, и оспаривают все дела подряд. Демонстрируя, к сожалению, недостаточный уровень квалификации. При этом если в ГПК РФ есть норма, позволяющая взыскать моральный ущерб и расходы на адвокатов за предъявление заведомо неправомерных исков, не направленных на защиту реально имеющихся прав, то АПК РФ и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» подобных норм не содержат, что также ведет к неоправданным расходам и моральному ущербу мнимых ответчиков.


1 Утратил силу.

2 Мы не вели это дело, с его материалами ознакомились по опубликованным судебным актам. – Примеч. авт.