29.03.20. Остались «за бортом». Нарушенные права сотни тысяч контрагентов должников-банкротов пока не восстановлены. аг.

Остались «за бортом»

Нарушенные права сотни тысяч контрагентов должников-банкротов пока не восстановлены
Гумберидзе Кристина
Гумберидзе Кристина

Адвокат, руководитель практики «Банкротство» КА «ГРАД»
Материал выпуска № 6 (311) 16-31 марта 2020 года.

В комментарии к статье Павла Шефаса «Сальдо встречных предоставлений» (см. «АГ». 2020. № 6 (311)) автор, особо акцентируя актуальность института сальдирования, обращает внимание на то, что до первого определения Верховного Суда РФ, где была продемонстрирована теория сальдо, уже были нарушены права сотни тысяч контрагентов должников-банкротов. В связи с этим было бы логичным, считает она, внести соответствующие изменения в Закон о банкротстве, при этом разграничив признаки сальдирования и зачета встречных требований.

Автор статьи затронул актуальную тему, по сути, предлагая читателю краткий обзор судебной практики, который определяет исход дел, связанных с зачетом в банкротстве, как возникшим из одного основания, так и оформленным сторонами путем подписания нескольких договоров (единое обязательственное отношение).

Стоит отметить, что об актуальности данной проблемы высказывался А.В. Егоров еще в 2014 г., отстаивая возможность определения сальдо по реституционным требованиям, в том числе при банкротстве. Он пишет: «Если мы посчитаем встречные предоставления по недействительной сделке (они, как правило, друг друга перекрывают) и выведем только одно требование (на сумму разницы между встречными предоставлениями и только если она будет иметь место), то в этой части банкротство ни одной из сторон не будет значительной угрозой»1.

Вместе с тем императивные нормы Закона о банкротстве, изложенные в п. 4 ст. 61.6, абз. 5 п. 1 ст. 63, абз. 8 п. 1 ст. 81, п. 8 ст. 142 указывают на запрет проведения зачета встречных однородных требований в случае нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов.

Законодатель, желая защитить права кредиторов должника, руководствуясь принципами добросовестности и равноправия, допустил брешь в законе, которую спустя несколько лет исправил Верховный Суд РФ. На протяжении всего периода времени, до момента, пока Верховный Суд РФ не обратил внимание на актуальную проблему, описанную автором, были нарушены права сотни тысяч контрагентов должников-банкротов. Было бы логично в настоящий момент внести соответствующие изменения в Закон о банкротстве, при этом разграничив признаки сальдирования и зачета встречных требований, предусмотренного в ст. 410 ГК РФ, так как по своей правовой природе сальдо встречных предоставлений и есть зачет встречных однородных требований.

Автор статьи весьма успешно пытается донести до читателя ход умозаключений Верховного Суда РФ при пересмотре дел с точки зрения разграничения сальдирования и зачета встречных требований:

  • природа возникновения взаимных обязательств;
  • намерения сторон сделки;
  • условия договора;
  • установление единого обязательственного отношения исходя из возможности существования каждого договора самостоятельно;
  • отсутствие выбытия актива должника из конкурсной массы;
  • отсутствие нарушения прав кредиторов.

Таким образом, в статье выделены основные моменты, которые необходимо доказать сторонам при оспаривании зачета встречных однородных требований.

После изменения практики Верховного Суда РФ прослеживается и изменение подхода судов нижестоящих инстанций к таким делам. Например:

  • постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 сентября 2019 г. № Ф05-19417/2017 по делу № А40-29583/2016;
  • постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 9 декабря 2019 г. № Ф06-47607/2019 по делу № А65-21705/2017;
  • постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 декабря 2019 г. № Ф07-15439/2019 по делу № А56-76341/2016.

Это обусловлено стремлением к единообразию правоприменения.

Как писал В.Ф. Яковлев, «важнейший принцип реализации права – принцип правовой определенности становится не декларацией, а реальностью лишь при условии единства судебной практики по толкованию и применению норм права, предсказуемости и тождественности судебных решений по аналогичным обстоятельствам. Единство правоприменения судами – необходимая предпосылка как реального внедрения права в жизнь общества, так и доверия граждан к судебной системе. Можно утверждать, что единство судебной практики – имманентное свойство подлинного правосудия»2.

Вместе с тем Верховный Суд РФ, изменив правоприменительную практику в данном вопросе, умолчал об уже состоявшемся факте нарушенных прав контрагентов должников-банкротов. Хотелось бы надеяться, что в ближайшее время Верховный Суд РФ даст разъяснения по поводу восстановления нарушенного права таких контрагентов. В гл. 37 АПК РФ содержатся нормы по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Как установлено подп. 5 п. 3 ст. 311 АПК РФ, новыми обстоятельствами являются определение либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Верховного Суда РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства.

До настоящего времени на такую возможность Верховный Суд РФ в своих определениях, связанных с зачетом в банкротстве, не указывал, что дает основание сомневаться в вероятности восстановления нарушенного права контрагентов должника-банкрота.


1 Егоров А.В. Германская модель зачета в приложении к российским реалиям: теория и практика // Вестник ВАС РФ. 2014. № 3. С. 4–24.

2 Яковлев В.Ф. Правовое государство: вопросы формирования. М.: Статут, 2012. С. 488.