29.03.20. Сложные и неоднозначные дела. Суд должен анализировать действительную волю сторон при совершении сделок. АГ.

Сложные и неоднозначные дела

Суд должен анализировать действительную волю сторон при совершении сделок
Якушев Дмитрий
Якушев Дмитрий

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры»
Материал выпуска № 6 (311) 16-31 марта 2020 года.

В настоящем комментарии к статье Ларисы Рябченко «Мнимое оспаривание» (см.: «АГ». 2020. № 6 (311)) автор разъясняет причины, которые побуждают ГК АСВ оспаривать рассматриваемые сделки по ст. 61.3 Закона о банкротстве, указывает на двоякий статус клиента банка в случае банкротства кредитной организации и рассказывает, какой риск существует для клиента, если при наличии расчетного счета и кредитной линии в банке клиент в преддверии банкротства этого банка погасит задолженность по кредиту с расчетного счета. Суд в каждом конкретном случае должен будет устанавливать экономическую целесообразность сделки.

Обособленные споры об оспаривании сделок банков на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве как сделок, совершенных с предпочтением одному кредитору перед другими, являются на сегодняшний день одними из самых распространенных в практике банкротства кредитных организаций. Связано это с тем, что в преддверии банкротства кредитной организации резко возрастает количество транзакций и операций, некоторые из которых, по мнению кредиторов и конкурсного управляющего, могут подпадать под критерии подозрительных сделок.

В рассматриваемой статье автор затрагивает очень сложную и противоречивую судебную практику по оспариванию Агентством по страхованию вкладов (далее – ГК АСВ) платежей со стороны клиентов банков в счет погашения своей кредитной задолженности перед банками. В силу специфики деятельности кредитной организации и законодательства о банкротстве банков хотелось бы дать общую характеристику проблемы категорий споров, затронутых автором статьи, а также попытаться объяснить причины, которые побуждают ГК АСВ оспаривать такие сделки по ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Дело в том, очень часто в подобных кейсах клиент банка одновременно является и кредитором банка по договору банковского счета (депозита), и заемщиком по кредитному договору. В п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 апреля 2009 г. № 128 «Об обзоре практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”» указано: «клиент является кредитором банка независимо от того, давал ли он банку какие-либо распоряжения о проведении операций по счету».

Иными словами, факт того, что у клиента имеются денежные средства на расчетном счете (депозите) в банке, делает его кредитором этого банка.

Таким образом, в случае банкротства банка у такого клиента возникает двоякий статус. С одной стороны, требования клиента о возврате денежных средств со счета(депозита) в банке при его банкротстве подлежат включению в реестр требований кредиторов банка на общих основаниях. С другой стороны, требование самого банка к этому клиенту о возврате денежных средств по кредитному договору подлежит включению в конкурсную массу как имущественный актив.

Как правило, в преддверии банкротства банка клиент не может вывести денежные средства со своего расчетного счета (депозита), поскольку исполнение платежных документов клиентов банка должно производиться в порядке календарной отчетности. Иначе говоря, платежный документ клиента не может быть исполнен до исполнения платежных документов других клиентов, которые поступили в банк ранее.

В ряде судебных дел клиенты банков пытались обойти данное правило и, будучи кредиторами по договору банковского счета (депозита), давали банку поручение о списании денежных средств со своего счета (депозита) в счет погашения задолженности по кредитному договору. В этой ситуации существует риск того, что такое поведение клиента банка будет признано судом недобросовестным, а платеж по погашению кредита – недействительной сделкой на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Дело в том, что в преддверии банкротства у банка, как правило, отсутствует достаточное количество денежных средств для расчетов с кредиторами-вкладчиками. Таким образом, возникает ситуация, при которой клиент погашает свою задолженность по кредиту несуществующими денежными средствами, которые формально числятся на его расчетном счете, однако фактически у банка отсутствуют.

Погашение задолженности по кредитному договору, с одной стороны, уменьшает остаток денежных средств на счете клиента, с другой – прекращает его обязательство как должника перед банком по кредитному договору. В некоторых случаях целью такой операции может быть прекращение залога, обеспечивающего исполнение кредитных обязательств.

Иными словами, в результате подобной операции клиент как кредитор банка получает преимущество перед другими кредиторами, так как использует свои числящиеся на счете, но фактически отсутствующие у банка денежные средства для получения имущественной выгоды, например, для освобождения от обязательств по кредиту или освобождения имущества от залога, на которое банк, в лице конкурного управляющего, может обратить взыскание и передать в конкурсную массу.

Таким образом, вне рамок дела о банкротстве происходит зачет встречных требований банка к заемщику о возврате задолженности по кредитному договору и требований заемщика к банку о возврате денежных средств по договору банковского счета (депозита), в то время как Закон о банкротстве предписывает клиенту включить свои требования к банку в реестр требований кредиторов и при этом продолжать погашение кредита для пополнения конкурсной массы.

Также в судебной практике встречаются случаи, когда незадолго до банкротства банка заемщик, имея в этом банке кредитную линию, но не имея встречных требований в виде договора банковского счета (депозита), выкупал такое требование у третьих лиц по договору цессии либо давал поручение третьему лицу, имеющему счет в этом банке, произвести погашение своей задолженности перед банком за счет средств этого третьего лица.

В связи с этим дела об оспаривании платежей по погашению задолженности по кредиту являются сложными и неоднозначными, поскольку в каждом конкретном случае суд должен анализировать действительную волю сторон при совершении этих сделок, их экономическую целесообразность и устанавливать: был ли платеж совершен в рамках обычной хозяйственной деятельности либо имел место вывод активов банка в виде исключения ликвидного требования банка к заемщику из его имущественной сферы путем зачета встречных требований, особенно в ситуации, когда такое требование банка обеспечено залогом имущества заемщика.