29.03.20. Суды на стороне АСВ. Законодатель создал преимущество для конкурсного управляющего. АГ

Суды на стороне АСВ

Законодатель создал преимущество для конкурсного управляющего
Гуляев Сергей

Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT
Материал выпуска № 6 (311) 16-31 марта 2020 года.

В настоящем комментарии к статье Ларисы Рябченко «Мнимое оспаривание» (см.: «АГ». 2020. № 6 (311)) автор, подчеркивая, что рассматриваемые споры разрешаются в пользу ГК «АСВ» и основной вектор судебной практики направлен в сторону удовлетворения даже самых абсурдных требований конкурсных управляющих, уделяет внимание ситуациям, при которых: 1) банк совершал операции, когда действия его клиентов, их волеизъявление на досрочное погашение кредита отсутствовали вообще и 2) АСВ начинал оспаривать платежи, совершенные клиентами банков, которые были проведены через корреспондентский счет, при наличии скрытой «картотеки» неисполненных поручений.

Регулирование процедуры банкротства кредитных организаций является достаточно противоречивым и вызывает множество споров. Законодатель в § 4.1 гл. IX ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» создает явное преимущество для конкурсного управляющего в лице ГК «АСВ» (далее – АСВ).

Указанное влечет высокий процент удовлетворения требований АСВ, заявленных в рамках дел о банкротстве кредитных организаций, в частности при оспаривании сделок. Специфический характер отношений, признаваемых в условиях банкротства кредитной организации сделками, отсутствие как такового механизма их регулирования в период «подозрительности» еще больше увеличивают шансы АСВ выигрывать, казалось бы, абсурдные, на первый взгляд, обособленные споры о признании сделок недействительными.

В комментируемой статье описаны случаи, когда, как верно указывает автор, неясна экономическая составляющая действий АСВ. Но в упомянутых случаях хотя бы совершались действия клиентов банка, их волеизъявление на досрочное погашение кредита, что придавало некий смысл действиям АСВ по оспариванию сделок.

Однако на практике известны случаи признания недействительными сделками оплаты по кредитным договорам, в соответствии с которыми операция производится в установленный день самим банком со счета должника в безакцептном порядке. При таких обстоятельствах клиент банка, вообще не совершая со своей стороны никаких действий, кроме поддержания на своем счету необходимой суммы средств для списания в установленную дату, оказывался должен банку-банкроту вдвое больше, при том что банк списал средства сам.

Также вызывает вопросы и оспаривание сделок в виде совершения клиентом банка платежей со своего расчетного счета при наличии на корреспондентском счете банка так называемой скрытой картотеки неисполненных поручений.

В данной ситуации клиент совершает обычный платеж (оплата контрагенту обязательных платежей и пр.), но банк, начинающий испытывать финансовые затруднения, исполняет поручения выборочно. Неисполненные поручения попадают в картотеку, которая может до последнего момента скрываться руководством банка во избежание введения временной администрации.

При наличии такой «скрытой» картотеки АСВ начинает оспаривать платежи, совершенные клиентами банков, которые были проведены через корреспондентский счет. Особенно актуальны такие ситуации с банками, имеющими значительную филиальную сеть. Каждый филиал банка имеет свой субкорреспондентский счет, размер денежных средств на котором может позволять осуществлять платежи клиентов конкретного филиала, в то время как на основном счете денежные средства отсутствуют. В дальнейшем же начало неплатежеспособности банка оценивают именно с момента недостаточности средств на основном корреспондентском счете, что и приводит к возникновению у АСВ оснований для оспаривания совершенных клиентами платежей.

В данной ситуации суды также однозначно встают на сторону АСВ, взыскивая с клиентов банка денежные средства в размере, равном совершенным платежам.

При таких обстоятельствах возникают следующие вопросы:

  • как мог клиент банка знать о наличии «скрытой» картотеки и преимущественном удовлетворении перед кем-то своего платежного поручения;
  • почему клиент банка, осуществляя распоряжение собственными денежными средствами, исполняя обязательства перед своими контрагентами, в результате становится должником банка-банкрота.

В нашей практике был подобный случай, когда суд встал на сторону клиента банка. По мнению АСВ, платежи совершены клиентом как раз в период наличия «скрытой» картотеки на корреспондентском счете банка и в течение месяца до введения временной администрации.

Судом первой инстанции требования АСВ были удовлетворены, операции по переводу средств были признаны недействительными сделками.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, отказал в удовлетворении требований АСВ, мотивировав свое решение тем, что при рассмотрении подобных сделок необходимо учитывать не только наличие картотеки неисполненных платежных поручений, но и тот факт, мог ли клиент банка знать о ней.

Также судом апелляционной инстанции отмечено, что оцениваться должны не только действия банка, но и действия самого клиента, насколько совершаемые платежи были осуществлены в рамках обычной хозяйственной деятельности именно для клиента банка.

В результате были сделаны выводы, что клиент банка не должен знать о наличии «скрытой» картотеки и что платежи носят обычный характер для него.

Суд кассационной инстанции данные выводы поддержал.

Это дело иллюстрирует единичное решение по аналогичным спорам, остальные разрешаются в пользу АСВ.

Указанное лишь подтверждает, что положения ФЗ «О банкротстве» в части банкротства кредитных организаций, а также судебная практика крайне противоречивы, отсутствует единообразие, но основной вектор направлен в сторону удовлетворения даже самых абсурдных требований АСВ.