29.10.2021 ВС освободил наследника бизнеса от налогов Право ру

Сын унаследовал долю в бизнесе отца. Но остальные участники не пустили его в круг учредителей и решили отдать долю деньгами. А потом налоговая потребовала заплатить с этой суммы НДФЛ. Она решила, что это уже не наследство, а деньги от реализации актива. «Получается такое неравенство наследников. Если бы от отца он получил шкаф, то налог бы не заплатил», — рассуждали судьи ВС. После пяти месяцев рассмотрения спора коллегия по административным делам встала на сторону наследника.

Налог для наследника бизнеса

В 2017 году Дмитрию Лябаху по наследству от отца досталась доля в уставном капитале ООО «Виконт-Экспресс» в размере 33,33%. Но общее собрание общества не впустило Лябаха в круг учредителей. Доля отошла «Виконт-Экспрессу», а наследнику возместили ее действительную стоимость — 63,4 млн руб.

В 2019-м налоговая инспекция № 18 по Самарской области направила Лябаху уведомление, что ему нужно заплатить 8,1 млн руб. НДФЛ, а еще почти 35 000 руб. пеней. Лябах с этим не согласился. Он сослался на п. 18 ст. 217 Налогового кодекса («Доходы, не подлежащие налогообложению»): наследство, полученное в денежной и натуральной формах, не облагается налогом.

Сначала налогоплательщик обратился в областную ФНС. Но она сочла, что нижестоящая инспекция правомерно рассчитала суммы. Тогда Лябах решил обжаловать требование налоговиков в суде.

Три инстанции встали на сторону ИФНС. Они решили, что решающее значение имеет согласие участников общества на переход доли. Учредители этого не одобрили, поэтому нельзя считать, что доход получен в порядке наследования. Поэтому и положения п. 18 ст. 217 НК в этом случае применять нельзя. Тогда Лябах пожаловался в Верховный суд.

Четыре заседания в ВС

Первое заседание по делу № 46-КАД21-1-К6 прошло 16 июня, председательствовал в процессе Владимир Хаменков. На заседание явились только представители налоговой. Сергей Суркин подтвердил, что сама доля в обществе — это объект наследования, который освобождается от налогообложения. Но 63,4 млн руб. Лябах уже получил от реализации унаследованной доли. «И п. 18 ст. 217 НК («Доходы, не подлежащие налогообложению») не распространяется на указанные деньги», — объяснил Суркин. После этого «тройка» ненадолго удалилась в совещательную комнату, а вернувшись, отложила слушание до 30 июня (подробнее — Сколько налогов заплатит наследник бизнеса, решал ВС).

На втором заседании стало известно о замене судей. На этот раз спор рассмотрели Валентин АлександровЛюдмила Калинина и Ольга Николаева. В этот день явились представители обеих сторон и сам кассатор, Лябах. Адвокат наследника Светлана Гогитидзе подчеркнула, что они не согласны с позицией ФНС. Ведь получение наследства и выплата действительной доли — это одна операция. Лябах сказал, что несправедливость ситуации заключается в том, что если бы он получил  в наследство недвижимость, деньги, акции или машины, то это бы перешло к нему безусловно и без всякого налога. А действительную стоимость унаследованной доли ИФНС считает не наследством, а доходом. Выслушав позиции сторон, «тройка» удалилась в совещательную комнату. Выйдя из нее, председательствующий объявил об отложении дела примерно на месяц: «Точная дата будет указана в извещении суда». В итоге третье по счету заседание назначили на 6 октября, Ольгу Николаеву в «тройке» заменила Ирина Абакумова. Но и в этот день ВС не поставил точку в споре. Стороны повторили свои доводы, «тройка» пошла совещаться, а потом отложила дело до 27 октября.

ВС: почему есть неравенство наследников

На четвертое заседание явились представители обеих сторон. Гогитидзе повторила, что, по их мнению, наследование доли оказалось незавершенным и трансформировалось в выплату действительной стоимости, то есть их нужно понимать как одну операцию. Представитель Суркин возражал, что Лябах унаследовал саму долю, а соглашение о выплате ее действительной стоимости — это форма реализации унаследованного имущества и вторая по счету сделка с активом.

— А как вы обозначаете операцию получения денег вместо доли? — поинтересовалась Абакумова.

— Общество выкупает долю у наследника, — ответил второй представитель ФНС Ильхан Талыбов.

— Вы хотите сказать, что это сделка купли-продажи?

— Не совсем так. Получается, что общество выплачивает действительную соразмерную стоимость доли. Это покупка доли у наследника, — уточнил Талыбов.

— Покупка — значит должно быть волеизъявление двух сторон, — подчеркнула Абакумова.

Талыбов объяснил, что в этом случае у общества нет выбора. Если участники не хотят впускать в бизнес наследника, то они обязаны выкупить эту долю, чтобы распределить ее между текущими участниками.

— Почему получается такое неравенство наследников. Если бы он получил, грубо говоря, шкаф или мебель, то не платил бы налог. А если законом предусмотрено, что ему выплачивают деньги [за унаследованную долю], то платит налог, — рассуждала Абакумова.

— Мне кажется, нужно ставить в пример релевантную ситуацию. Если бы согласие на вступление в общество было получено, то мы бы получили следующую ситуацию: в качестве наследства мы рассматриваем долю, и наследник через месяц принимает решение о ее продаже. И он бы заплатил налог.

— Но у него есть волеизъявление на реализацию, а у Лябаха не было волеизъявления, — заметила Абакумова.

После этого тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату. Выйдя из нее, коллегия отменила акты трех инстанций и приняла по делу новое решение. ВС признал незаконным требование налоговой о уплате налога наследника доли.