29.10.2021 Строительные споры (III): Обзор проектно-изыскательского дела в окружном суде Закон ру

В очередной публикации по строительным спорам я решил сделать обзор одного очень любопытного дела. Это не дело, переданное на рассмотрение в ВС РФ, а первая кассация, но все-таки оно заслуживает внимания и в целом содержит интересные моменты. Сразу скажу, что в некоторых местах придется напрячь извилины.

Этим делом со мной поделились в комментариях к одной из публикаций, за что выражаю благодарность. Кстати, предыдущие записи по строительным спорам вы можете посмотреть здесь и здесь.

Дело № А81-7248/2020.

Ключевые выводы суда: полная оплата по договору подряда (проектно-изыскательских работ) под условием совершения действий третьими лицами – это сложившаяся практика; генподрядчик должен оказывать содействие субподрядчику в получении информации, документации и заключении гос. экспертизы (недопустимость бесконечного частичного разрыва синаллагмы); неоказание содействия генподрядчиком провоцирует фикцию наступления обязанности генподрядчика, но не наступления условия.

Обстоятельства дела

Между ООО «Тюменьбурвод» (Истец, Субподрядчик) и АО «Тюменский проектно-изыскательский институт водного хозяйства» (Ответчик Генподрядчик) был заключен договор на выполнение проектно-изыскательских работ (далее – Договор). Эти работы представляли собой геологоразведочные мероприятия по переоценке запасов пресных подземных вод.

Стоимость работ (цену) установили твердую – 51 005 500,00 руб. Причем цена могла быть снижена по соглашению сторон без изменения предусмотренного договором объема работ и иных условий договора.

Оплата по Договору происходила следующим образом. Субподрядчик сдает работы, а Генподрядчик их оплачивает в течение 20 рабочих дней на основании подписанного сторонами акта сдачи-приемки и выставленной счет-фактуры на сумму, указанную в акте, но не более 80% от стоимости работ по договору. В отношении остальных 20% происходила отсрочка платежа, зависящая от положительного заключения гос. экспертизы (если гос. заказчик утвердит итоговую проектную документацию, примет и оплатит со своей стороны акты сдачи-приемки).

Собственно говоря, Субподрядчик работы выполнил (последний этап был завершен в 2016 г.), предъявил Генподрядчику акты и счет-фактуры на сумму 40 704 400,00 руб., что составило 79,8% от всей цены Договора. Генподрядчик эту сумму уплатил, а затем стороны Договора стали дожидаться вердикта гос. заказчика в отношении выполненных работ.

Однако заключение экспертизы все никак не появлялось, а ООО «Тюменьбурвод» не получало оставшиеся 20% цены Договора. На протяжении 2020 года Субподрядчик направлял письма, дополнительный акт сдачи-приемки и претензию в адрес Генподрядчика, но тот отказывался от уплаты оставшейся цены, ссылаясь на не получение положительного результата экспертизы.

Потеряв терпение (все-таки прошло почти 4 года), Субподрядчик обратился в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с требованием о взыскании с 10 301 106,00 руб.

Доводы сторон, позиции судов

Доводы Истца заключались в том, что все работы им выполнены надлежащим образом, однако полную оплату он не получил. Вместе с этим Генподрядчик не предпринимал никаких попыток по получению заключения гос. экспертизы в разумные сроки, и в целом условия Договора об оплате не могут быть поставлены в зависимость от действий (бездействий) Ответчика.

Ответчик возражал, что Субподрядчик все работы выполнил в 2016 году и получил за это полную плату, дополнительных работ не выполнял. Также Субподрядчик пропустил срок исковой давности.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме[1]. Свое решение суд мотивировал тем, что:

  1. условие договора субподряда о том, что срок оплаты выполненных субподрядчиком строительных работ исчисляется с момента сдачи Генподрядчиком результата этих работ заказчику по договору или с момента получения Генподрядчиком оплаты от заказчика само по себе не противоречит нормам гражданского законодательства[2], что также согласуется со ст. 327.1. ГК РФ (обусловленное исполнение обязательства);
  2. стороны не договорились, какой именно процент оплаты указывается в актах сдачи-приемки. Истец пояснял, что по указанию руководителя Ответчика он отображал в актах 80% стоимости выполненных работ. Ответчик не соглашался, считал, что из актов следует выполнение Истцом работ в полном объеме и оплату этих работ также в полном объеме;
  3. исходя из буквального толкования Договора, стороны не пришли к соглашению, что акт должен оформляться на 100% выполненных работ и 80% оплаты. Ответчик по всем актам (100% работ) уплатил все необходимые денежные суммы (100% оплаты), что Истцом, якобы, не оспаривается.

Сложно? На самом деле, решение суда первой инстанции состоит (как это обычно бывает) на ¾ из цитат закона и судебной практики и описания фактов. Почерпнуть что-то принципиальное из него сложно. Я искренне не понимаю, почему при прочтении и истолковании Договора суд пришел к выводу, к которому сложно было прийти, а именно что если за 100% выполненных работ надо заплатить 80% от всей цены Договора, а потом еще 20%, то заплатив 80%, Ответчик заплатил все. Также суд решил, что сводный сметный расчет по каждому акту не может подтвердить доводы Истца, поскольку Истец не представил конкурсную смету, которая бы могла все прояснить.

Апелляционный суд закрепил решение суда первой инстанции[3]. Постановление апелляционного суда представляет собой брата-близнеца решения суда первой инстанции (копипаст) с незначительными дополнениями. Снова было отмечено, что Истец не выполнял работ сверх уговора, а значит рассчитывать на доплату не может. И «ответчиком произведена оплата 100% стоимости работ по всем подписанным сторонами актам по договору, что истцом не оспаривается»…

Кассационный суд отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции[4]. И хочу сказать, постановление получилось довольно хорошим. Вот ключевые выводы:

  1. нижестоящие суды пришли к неверному выводу о том, что сумма, указанная в актах выполненных работ и составляющая 80% от согласованной в Договоре стоимости результата работ, свидетельствует об изменении цены Договора;
  2. если действительная воля сторон затуманена неточными или сложными для понимания формулировками, необходимо применять и системное толкование;
  3. учитывая, что предметом спорного Договора является выполнение геологоразведочных работ, необходимых для подготовки Ответчиком проектной документации в рамках гос. контракта, согласование сторонами Договора условия об оплате работ с отсрочкой окончательной оплаты до поступления денежных средств от гос. заказчика соответствует сложившейся деловой практике в сфере разработки проектной документации. Эти недоплаченные 20% являются sui generis гарантийным удержанием;
  4. сторона, поставившая исполнение своего обязательства по оплате в зависимость от действий третьего лица, обязана предпринимать разумные меры, ожидаемые от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации[5]. Если эта сторона недобросовестно «прикрывается» к своей выгоде не наступлением обстоятельств, которые находятся прямо или косвенно в сфере ее контроля, то суд вправе счесть обязанность по оплате наступившей[6]. Такая фикция вытекает из пункта 3 ст. 157 ГК РФ;
  5. основываясь на изложенных выше доводах, Ответчик проявил крайне недобросовестное поведение (злоупотребление правом), и в соответствии со ст. 10 ГК РФ в защите его прав должно быть отказано, а защита нарушенных прав потерпевшего (Истца) должна быть оказана.

Таким образом, дело направлено на новое рассмотрение с целью установления обстоятельств недобросовестности Ответчика, а по сути его уклонения от содействия Истцу в получении результата гос. экспертизы.

Выводы и оценки

На мой взгляд, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа принял действительно качественное постановление. Дана квалификация этой 20-ти процентной сумме, подлежащей уплате после получения положительного заключения экспертизы (гарантийное удержание). Указано, что постановка итоговой выплаты в пользу подрядчика под условие, зависящее от третьего лица, в отдельных договорах подряда является сложившейся деловой практикой (что, кстати, косвенно вытекает из абз. 3 п. 1 ст. 760 ГК РФ). Внесена ясность в соотношение процентов выполненных работ и сумм, подлежащих уплате Субподрядчику. Наконец, уделено внимание недобросовестности Генподрядчика, который в теории мог бесконечно бездействовать, не уплачивая свыше 10-ти миллионов своему контрагенту.

Действительно, нижестоящие суды как будто проигнорировали данный вопрос, хотя он в данном споре был магистральным. Суд округа справедливо и обоснованно обратился к принципу добросовестности и злоупотреблению правом. Из этого можно сделать вывод также о том, что частичный разрыв синаллагмы на неопределенный срок (в том числе, когда неопределенность создается контрагентом[7]) недопустим. О важности соблюдения информационных обязанностей и оказании сторонами договора подряда взаимного содействия я высказывался в двух предыдущих публикациях. Также всегда надо помнить, что и подтверждающие документы надо оформлять правильно, без двусмысленных формулировок. Предварительно надо обговорить с контрагентом все нюансы составления этих документов, чтобы не получилась оказия, как в данном деле (что руководитель контрагента указал Субподрядчику оформлять акты на 80% оплаты).

Что меня смутило, так это трактовка ошибочных выводов нижестоящих судов относительно процентов как предположения об изменении твердой цены. Возможно, коллегия окружных судей и сама немного запуталась в этих обстоятельствах. По-моему, ошибка судов заключалась не в том, что они пришли к выводу об одностороннем изменении твердой цены, а в необоснованных доводах Генподрядчика о том, что 10 миллионов – это стоимость дополнительных работ, которые не были выполнены Субподрядчиком.

Еще один момент – это отсутствие конкурсной документации и некоторых документов. Ни один судебный акт по данному делу не освещает эти вопросы, хотя ответы на них, вполне возможно, могли бы многое прояснить.

Что касается рассмотрения дела на втором круге, то думаю все достаточно ясно (в пользу Субподрядчика), поскольку разнарядка от суда округа дана недвусмысленная.


[1] Решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 01.03.2021 по делу № А81-7248/2020.

[2] Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 2 (2017) (вопрос 2) (утв. Президиумом Верховного суда Российской Федерации 26.04.2017).

[3] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2021 по делу № А81-7248/2020.

[4] Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.10.2021 по делу № А81-7248/2020.

[5] П. 3 ст. 307 ГК РФ, п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[6] Основываясь на общем принципе добросовестности (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

[7] См. Карапетов А. Разрыв синаллагмы и мерцание каузы, или Можно ли ставить встречное исполнение по возмездному договору под условие? // Закон.ру, 2017.