30.03.20. Механизм будет пересмотрен. О преимущественном удовлетворении при сальдировании. АГ.

Механизм будет пересмотрен

О преимущественном удовлетворении при сальдировании
Прокофьев Роман
Прокофьев Роман

Юрист практики реструктуризации и банкротства, юридической фирмы Art de Lex
Материал выпуска № 6 (311) 16-31 марта 2020 года.

Автор настоящего комментария к статье Павла Шефаса «Сальдо встречных предоставлений» (см. «АГ». 2020. № 6 (311)), поддерживая обоснованный подход коллеги к рассматриваемой проблеме и верно сформулированные им выводы анализа судебной практики, отмечает, что в скором времени механизм повального оспаривания соглашений о зачете на основании преимущественного удовлетворения будет пересмотрен, а практика применения сальдирования к спорным расчетам на некоторое время остановится на спорах, связанных с отношениями по подряду и факторингу.

Автор статьи обоснованно отмечает, что дискуссия относительно запрета зачета в банкротстве зачастую лишена понимания того, что Закон о банкротстве не запрещает зачет сам по себе, а устанавливает очередность погашения требований кредиторов, что иногда может являться препятствием к зачету требований между должником и его контрагентом. Отсюда возникает вопрос о том, как толковать преимущественное удовлетворение в каждом конкретном случае при проведении зачета.

Также стоит отметить, что появление теории сальдо скорее относится к выходу постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга». Как представляется, именно данное разъяснение впервые затронуло идею сальдирования встречных обязательств, что повлияло на квалификацию требований в банкротстве. При этом применительно к вопросу сальдирования встречных обязательств по договорам лизинга уже тогда обсуждались аналогичные вопросы, затронутые автором в статье: преимущественное удовлетворение кредитора (есть или нет), сальдирование по взаимосвязанным сделкам и т.д.

Начиная с 2018 г. теория сальдирования планомерно перемещается в иные правоотношения, связанные с (1) подрядными правоотношениями (определения ВС РФ от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17-17564 по делу № А40-67546/2016; от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946 по делу № А46-6454/2015), и (2) отношениями, которые образуют установление между сторонами единой договорной связи, например, поставка, подряд и т.д. (определение ВС РФ от 28 октября 2019 г. № 305-ЭС19-10064 по делу № А41-47794/2015).

Нельзя не согласиться с автором в том, что арбитражные суды воспринимают позиции Верховного Суда РФ относительно возможности сальдирования интуитивно, что неудивительно, так как (1) прямого законодательного регулирования Закон о банкротстве не предоставляет, (2) отношения между должником и его контрагентом могут оформляться в сложные правовые конструкции, что дополнительно осложняет квалификацию произведенных расчетов, (3) существует все еще подавляющая практика вышестоящих судов, которая ставит барьер в применении сальдо. В настоящее время можно заметить, что суды активно прислушиваются к позициям сторон, обосновывающих возможность или невозможность применения сальдирования между сторонами, надеясь найти логичную позицию, которая будет в основе судебного акта.

Дела, предлагаемые автором к рассмотрению, являются подтверждением того, что в скором времени механизм повального оспаривания соглашений о зачете на основании преимущественного удовлетворения будет пересмотрен.

В первом рассматриваемом деле (банкротство «Красного Квадрата») автором верно сформулированы основные аспекты, позволяющие исключить квалификацию платежей в качестве оказывающих предпочтение: (1) прекращение договора подряда в силу закона порождает необходимость соотнесения расчетов между сторонами, (2) установление сальдо взаимных предоставлений исключает применение ст. 61.3 Закона о банкротстве, (3) форма осуществления завершающего сальдо не имеет правового значения, даже если она будет осуществлена в рамках заключения соглашения о зачете.

Интересно заметить, что в данном деле можно косвенно проследить логику постановления Президиума ВАС РФ от 21 января 2014 г. № 12825/13, в котором суд высказал позицию о том, что уплата отдельному кредитору не может квалифицироваться в качестве преимущественного удовлетворения в случае, если такая выплата не влечет изменения имущественного состава конкурсной массы. Если изъятие и уплата являются равноценными, то никакого изменения в конкурсной массе не происходит, следовательно, отсутствует само преимущественное удовлетворение.

Как отмечает Е.Д. Суворов, в таком случае конкурсные кредиторы в принципе не могут выставить возражение: «почему ему, а не нам», так как от неуплаты данному кредитору для них ситуация не поменялась бы. Такие операции, по мнению эксперта, можно именовать «поставкой против платежа», как это сделано в определении ВАС РФ от 10 января 2012 г. № 16634/111.

Однако данная логика применима к ситуациям предоставления встречного исполнения по спорным платежам. Почему же предпочтение отсутствует при сальдировании?

Автор статьи обоснованно выделяет следующие основания: (1) встречное предоставление не появилось бы без встречного требования, (2) вспомогательное требование служит основному, (3) требование должника не является его активом, отсутствует намерение сформировать данный актив, (4) сальдирование обозначает факт соотнесения встречных требований, а не является механизмом выбытия имущества должника в пользу контрагента.

Представляется, что практика применения сальдирования к спорным расчетам на некоторое время остановится на спорах, связанных с отношениями по подряду и факторингу. Изложенные Верховным Судом РФ позиции необходимо осмыслить как нижестоящим арбитражным судам, так и юристам.


1 Суворов Е.Д. Банкротство в практике Президиума ВАС РФ за 2014 г.: прецеденты и комментарии. М.: Статут, 2015.