30.04.20. Подготовлен проект закона о защите жилищных прав детей жертв политических репрессий. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Минстрой России представил поправки в ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий во исполнение постановления Конституционного Суда
Фотобанк Лори
Представитель заявительниц в КС РФ негативно оценил документ, по его мнению, он специально написан так, чтобы люди, которым государство когда-то причинило тяжкий вред, так и не получили никакого возмещения. По мнению одной из экспертов «АГ», законопроект учитывает соответствующую правовую позицию Конституционного Суда в минимальном объеме, и его недостаточно для восстановления нарушенных прав потомков жертв политических репрессий. Другая назвала излишней формулировку о том, что при отсутствии документального подтверждения факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников, может устанавливаться судом. Третья предположила, что в подобных делах может стать спорным сам факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников.

27 апреля Минстрой России представил на общественное обсуждение законопроект, направленный на защиту жилищных прав детей жертв политических репрессий во исполнение соответствующего постановления Конституционного Суда.

Читайте также
Эксперты «АГ» проанализировали постановление КС о защите жилищных правах жертв политических репрессий
Опубликовано постановление, которым ряд положений законодательства признаны неконституционными как влекущие невозможность возмещения вреда в гарантированном государством объеме детям жертв политических репрессий
12 Декабря 2019 Новости

Напомним, как ранее сообщала «АГ», 10 декабря 2019 г. КС РФ вынес постановление № 39-П о проверке конституционности ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий и ряда положений Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 об обеспечении права жителей столицы на получение жилья. Тогда Суд отметил, что применение норм, устанавливающих порядок и условия предоставления жилья отдельным категориям граждан (в частности, в Москве), к детям жертв политических репрессий влечет фактическую невозможность возмещения им вреда в гарантированном государством объеме, в том числе в части осуществления их жилищных прав. В связи с этим он признал неконституционными оспариваемые нормы.

Разработанные Минстроем России поправки предусматривают новую редакцию ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий, которая признает право реабилитированных лиц, утративших жилье из-за репрессий, возвращаться для проживания в те местности и населенные пункты, где они проживали до репрессий. В случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учет и обеспечиваются жильем в порядке, предусмотренном законодательством субъектов РФ, независимо от срока их проживания в соответствующей местности / месте жительства, имущественного положения и признания нуждающимися в жилье. Это право распространяется также на членов их семей и других родственников, проживавших совместно с репрессированными лицами до репрессий, а также на детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. При отсутствии документального подтверждения факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников, может устанавливаться в судебном порядке.

Представитель трех заявительниц, добившихся вынесения постановления КС, Григорий Вайпан крайне негативно оценил проект: «Он специально написан так, чтобы люди, которым государство когда-то причинило тяжкий вред, так и не получили никакого возмещения», – отметил он. Он подчеркнул, что законопроект еще можно исправить, для этого нужно зарегистрироваться на портале госуслуг и оставить свои предложения по его содержанию.

Ведущий эксперт Института права и публичной политики, доцент РГУП Ольга Кряжкова полагает, что законопроект учитывает правовую позицию Конституционного Суда в минимальном объеме. «С одной стороны, формулировка законопроекта сужает усмотрение субъектов РФ в вопросе введения условий для получения жилья реабилитированными. Но, с другой стороны, совсем не решается проблема очередности при постановке жертв репрессий на жилищный учет, а также не определяется степень участия РФ в восстановлении нарушенного права репрессированных на жилище. Изменить Жилищный кодекс не планируется, хотя Суд с очевидностью требует от федерального законодателя системных решений», – отметила она.

Эксперт напомнила, что в своем постановлении КС указал, что государство должно стремиться к возможно более полному возмещению вреда от репрессий на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала. «Предложенные изменения, как представляется, недостаточны для воплощения этой позиции в жизнь. Смею предположить, что жертвы репрессий и дальше будут сталкиваться с трудностями в получении жилья, не доживая до тех пор, пока до них дойдет очередь. К сожалению, весь пафос этого постановления Конституционного Суда уходит в песок», – резюмировала Ольга Кряжкова.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина пояснила, что, по общему правилу, постановка на жилищный учет возможна при соблюдении следующих условий: гражданин должен быть малоимущим, а также признан нуждающимся в жилых помещениях. «Органы субъектов РФ вправе устанавливать дополнительные условия для принятия на жилищный учет: в Москве – это срок проживания в Москве более 10 лет», – отметила она.

По словам эксперта, законопроект оставил неизменным правило о том, что реабилитированные лица и члены их семей в случае возвращения на прежнее место жительства принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов РФ. «Однако поправки уточняют, что общие условия к реабилитированным лицам и членам их семей не применяются, что является важным, так как вышеуказанные обстоятельства ранее являлись основаниями для отказа в удовлетворении требований заявительниц в КС РФ», – отметила адвокат.

Анна Минушкина предположила, что в подобных делах может стать спорным (то есть нуждающимся в доказывании в судебном порядке) не право на постановку на жилищный учет, а факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников. Она также подчеркнула, что текущее законодательство не предоставляет внеочередного права на получение жилых помещений таким гражданам.

В свою очередь, адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян подчеркнула, что в ситуации соблюдения прав и законных интересов жертв политических репрессий и членов их семей несомненно важным является декларирование прав и особенностей их реализации не только в рамках регионального законодательства, где свобода усмотрения в некоторых случаях достаточно широка. «Считаю позитивным то обстоятельство, что изменения вносятся именно на федеральном уровне, в них учтена ранее не предусмотренная возможность постановки на учет независимо от срока проживания жертв репрессий в соответствующей местности и (или) места жительства, имущественного положения и признания нуждающимися в жилых помещениях», – отметила она.

По словам эксперта, важной оговоркой, которая была и в предыдущей редакции закона, является также то, что закон распространяется и на членов семей политически репрессированных и других родственников, а также на детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. «Таким образом, в законопроекте указаны исключения из общих правил постановки на учет для иных категорий лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Безусловно, указанные изменения самым положительным образом скажутся на правоприменительной практике по указанной категории дел», – уверена Нарине Айрапетян.

В то же время адвокат сочла излишней формулировку (как в прежней редакции нормы, так и в законопроекте) о том, что при отсутствии документального подтверждения факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников, может устанавливаться судом. «Наличие права на установление фактов, имеющих юридическое значение, в судебном порядке является безусловным. Каких-либо прямых исключений, касающихся жертв политических репрессий, в законодательстве не оговорено. Поэтому указание на возможность установления факта в судебном порядке считаю излишним», – заключила она.