30.04.2021 Стратегия получения и отстаивания оправдательного приговора присяжных АГ НОВОСТИ

Сергей Насонов в ходе вебинара ФПА рассказал о новых возможностях защиты в суде с участием присяжных заседателей
Кроме того, он ознакомил адвокатов с процессуальными приемами, направленными на опровержение доводов апелляционного представления прокурора или жалобы потерпевшего

27 апреля в ходе очередного вебинара Федеральной палаты адвокатов РФ советник ФПА, адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА, к.ю.н. Сергей Насонов выступил с лекциями на темы «Новые возможности защиты в суде с участием присяжных заседателей (использование позитивных подходов судебной практики)» и «Процессуальная борьба за оправдательный приговор суда присяжных в суде апелляционной инстанции: стратегия опровержения доводов апелляционного представления (жалобы потерпевшего)».

Как отмечает пресс-служба ФПА, в ходе первой лекции Сергей Насонов осветил некоторые тенденции в судебной практике, ее изменения в отношении существующих запретов и ограничений в современной модели производства в суде присяжных. Он акцентировал внимание на позитивных подходах, сформировавшихся в судебной практике, которые можно и нужно использовать защитнику в работе по конкретному уголовному делу и в отношении которых уже сформировался опыт использования при рассмотрении конкретных дел.

Лектор рассказал об эволюции судебной практики по вопросу о возможности опроса присяжного заседателя. Он пояснил, что можно и нельзя выяснять у присяжного, что можно, но нет смысла у него спрашивать. Также он обратил внимание на меры безопасности адвоката при опросе присяжного и на дополнительные разъяснения предмета опроса.

Говоря о возможности запрета комментирования (оценки) доказательств до прений сторон, Сергей Насонов заметил, что судебная практика постепенно модифицируется и в этом вопросе. Он привел три модели «комментирования».

Первая модель – защитник просто акцентирует внимание присяжных на отдельных аспектах содержания исследуемых доказательств (например, на ответе свидетеля на конкретный вопрос).

Второй вариант оценки доказательств на этапе судебного следствия представляет собой оценку сторонами тех их свойств, которые полномочны оценивать присяжные при вынесении вердикта (например, суждение стороны о достоверности показаний свидетеля или заключения эксперта).

Третья модель – это оценка сторонами тех свойств исследуемых доказательств, которые присяжные не правомочны оценивать при вынесении вердикта, а также тех обстоятельств, которые не устанавливаются ими в пределах своей компетенции (допустимость доказательств, факты нарушения при производстве расследования). По мнению лектора, при выборе защитником тактики реагирования на исследование доказательств в судебном процессе следует действовать в рамках первых двух моделей.

Что касается возможности защитника использовать средства визуализации в прениях, Сергей Насонов отметил, что единства в правоприменении нет, но в последнее время практика меняется. Например, разрешается использовать средства визуализации, если это не аналог доказательства, а лишь наглядное пособие, но не разрешается, если это «домашняя заготовка», средство визуализации содержит неисследованные сведения. Кроме того, важна позиция другой стороны, возражала она или нет на это действие.

Советник ФПА также рассказал о сформировавшихся в судебной практике подходах к вопросам о возможности занятия позиции о причастности иных лиц к преступлениям, вменяемым подсудимому, и возможности оспаривания достоверности показаний обвиняемого, данных в ходе предварительного следствия.

Во второй лекции Сергей Насонов отметил, что вынесением оправдательного приговора процессуальная борьба не закончилась, а только началась с максимальной степенью интенсивности со стороны обвинения, которое предпринимает все попытки к отмене приговора. По статистике, в первой половине 2020 г. оправдательные приговоры были вынесены присяжными почти по каждому третьему делу, а областными и приравненными к ним судами оправдан каждый пятый подсудимый. Таким образом, заключил он, адвокату недостаточно убедить присяжных и добиться оправдания подзащитного. Не менее важная задача – «сохранить» оправдательный приговор в апелляции. Этому во многом способствует системный подход к оспариванию доводов гособвинителя.

Лектор привел два типа аргументационных дефектов апелляционного представления: оспаривание вердикта и обоснованности приговора и некорректная мотивировка вывода о наличии апелляционного основания. На конкретных примерах из собственной адвокатской практики он пояснил, что далеко не каждое нарушение УПК, на которое указано в представлении прокуратуры, является апелляционным основанием к отмене приговора, и призвал адвокатов максимально конкретизировать свои возражения, чтобы минимизировать возможность «копирования» в апелляционном определении тезисов из представления прокуратуры. Также он привел примеры мнимых нарушений норм УПК, которые не могут являться апелляционными основаниями.

Были подробно рассмотрены прямая и косвенная формы оспаривания прокурором оправдательного вердикта и способы противостояния такого рода претензиям, предъявляемым к приговорам, вынесенным на их основании. Сергей Насонов подчеркнул исключительность полномочий суда присяжных и недопустимость посягательств на предоставленные им прерогативы.

Спикер также обратил внимание на сформированную в судебной практике устойчивую позицию о том, что дискредитацией доказательств обвинения не является критика их относимости, достоверности и достаточности стороной защиты в присутствии присяжных. Если не затрагивается проблематика допустимости, а оспариваются исключительно достоверность, относимость и достаточность, дискредитацией это не является, подчеркнул он.

Очень важным для практики фактором является наличие возражений обвинителей. Необоснованное оспаривание прокурором некоторых возможных нарушений УПК РФ при рассмотрении дела с участием присяжных, если сторона обвинения во время судебного разбирательства не реализовала свои права, закрепленные Кодексом, является процессуальной ошибкой, резюмировал Сергей Насонов.

Повтор вебинара состоится 1 и 2 мая.