30.05.20. Когда военнослужащий вправе досрочно уволиться в связи с уходом за ребенком, которого он воспитывает сам?. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Конституционный Суд пояснил, что при рассмотрении таких дел необходимо учитывать весь комплекс конкретных обстоятельств, так как иное противоречило бы ряду конституционных ценностей и нарушало бы баланс публичных и частных интересов
По мнению одного из экспертов «АГ», в рассматриваемом деле Конституционный Суд не ответил на поставленный перед ним заявителем вопрос о соответствии спорной нормы Конституции в контексте правоприменительной практики. Другой отметил, что с правовой позицией КС трудно не согласиться, так как он ориентирует суды на необходимость тщательного исследования всех имеющих значение для дела обстоятельств.

27 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 26-П по жалобе сотрудницы ФСБ России на абз. 5 подп. «в» п. 3 ст. 51 Закона о воинской обязанности и военной службе, согласно которому военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение по семейным обстоятельствам (в связи с необходимостью ухода за ребенком, не достигшим 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка).

Повод для обращения в КС

В декабре 2018 г. прапорщик Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области Олеся Селина подала рапорт об увольнении с военной службы в связи с необходимостью ухода за ребенком. В качестве причины увольнения женщина указала, что ее бывший супруг теперь проживает в другом населенном пункте, а она не может совмещать службу с воспитанием часто болеющей малолетней дочери.

Аттестационная комиссия сочла такие причины обращения неуважительными и отказала в подаче ходатайства на имя руководства о досрочном увольнении сотрудницы. Впоследствии начальник Пограничного управления также отказал женщине в таком увольнении.

Олеся Селина обжаловала отказ работодателя в военном гарнизонном суде, отказавшем в удовлетворении ее требований. В своем решении суд указал, что при разводе родителей место жительства ребенка не было определено, а представленные заявительницей медицинские документы не доказывают потребность девочки в постоянном материнском уходе. Таким образом, суд не признал за заявительницей безусловного права на увольнение с военной службы на основании абз. 5 подп. «в» п. 3 ст. 51 Закона о воинской обязанности и военной службе, поэтому у командования не возникло обязанности прекратить с ней служебные отношения.

В дальнейшем апелляция поддержала решение первой инстанции. При этом вторая инстанция добавила, что увольнение военнослужащего по такому основанию возможно только в случае, если второй родитель не выполняет своих обязанностей по отношению к ребенку. В рассматриваемом же случае такое обстоятельство констатировать нельзя, поскольку бывший муж женщины не лишен родительских прав и периодически навещает дочь, а мать истца живет по соседству и ухаживает за внучкой.

Впоследствии Верховный Суд отказался рассматривать жалобу заявительницы под предлогом того, что совместное проживание матери с ее болезненным ребенком не может свидетельствовать о необходимости ее увольнения с военной службы по указанному ею правовому основанию, поскольку на нее в полной мере распространяются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные законодательством РФ.

Выводы Конституционного Суда

В своей жалобе в Конституционный Суд Олеся Селина указала, что спорное законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, не предполагает прекращения военно-служебных отношений по предусмотренному им основанию в том случае, если отец ребенка не лишен родительских прав.

После изучения материалов дела КС РФ напомнил, что проходящие военную службу лица обладают некоторыми ограничениями в правах и свободах человека и гражданина (например, в праве на досрочное увольнение по собственному желанию). Такое правовое регулирование обусловлено правовой природой военной службы и ее специфическим назначением.

В связи с этим п. 3 ст. 51 Закона о воинской обязанности и военной службе допускает досрочное увольнение с военной службы при наличии определенных обстоятельств, в число которых также входит необходимость ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка. «Таким образом, военнослужащий, воспитывающий ребенка, не лишен возможности увольнения с военной службы как при наличии обстоятельств, предусмотренных п. 3 ст. 51 Закона о воинской обязанности и военной службе, так и при их отсутствии, если есть уважительные причины, препятствующие прохождению военной службы», – отмечено в постановлении.

КС указал, что, предусматривая возможность увольнения с военной службы досрочно для военнослужащих, воспитывающих несовершеннолетних детей без матери (отца), оспариваемая норма вместе с тем не устанавливает критериев, на основании которых выделяется данная категория военнослужащих, и не содержит перечня лиц, к ней относящихся. Исходя их смысла законодательства и разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2014 г. № 8, к лицам, воспитывающим ребенка без матери (отца), можно отнести тех, кто самостоятельно воспитывает ребенка, если другой родитель умер, безвестно отсутствует, признан недееспособным (ограниченно дееспособным), лишен родительских прав или ограничен в них, долгое время проходит лечение в медицинской организации, отбывает наказание в виде лишения свободы, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов либо отказался взять своего ребенка из оказывающей социальные услуги, медицинской, образовательной или аналогичной организации. В силу отсутствия исчерпывающего перечня обстоятельств, свидетельствующих о воспитании ребенка без участия второго родителя, на практике допускается учет разнообразных факторов, препятствующих родителю участвовать в воспитании ребенка и уходе за ним.

Соответственно, отметил КС, при рассмотрении таких дел суды должны принимать во внимание весь комплекс конкретных обстоятельств (включая оценку состояния здоровья ребенка и зависящую от такой оценки возможность посещения им дошкольной образовательной организации, наличие или отсутствие причин, препятствующих второму родителю участвовать в воспитании ребенка и уходе за ним). Иное бы противоречило конституционным требованиям защиты семьи, материнства, отцовства и детства, их государственной поддержке и конституционным принципам социального государства, а также нарушало бы баланс публичных и частных интересов. В связи с этим КС РФ счел, что спорная норма соответствует российской Конституции, но распорядился о пересмотре судебного дела заявительницы при отсутствии для этого иных препятствий.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат АП Новгородской области Константин Маркин полагает, что в рассматриваемом деле Конституционный Суд не ответил на поставленный перед ним вопрос. «Фактически КС пришел к выводу, что в ситуации заявителя некоторые вопросы личной и семейной жизни (к которым относятся вопросы ухода за ребенком, его воспитания) военнослужащий не может решать самостоятельно, как не могут это делать и члены его семьи, в том числе бывшие. Эти вопросы должны решать коллегиально другие военнослужащие на заседании аттестационной комиссии. Полагаю, что выводы Конституционного Суда ошибочны и в данном деле имеет место нарушение ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, а также и нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод», – отметил адвокат.

Константин Маркин полагает, что в рассматриваемом случае можно говорить о нарушении прав не только Олеси Селиной, но и ее несовершеннолетней дочери, а также бывшего мужа и других родственников. «Ведь с учетом состоявшихся по делу решений судов на бывшего мужа (проживающего в другом населенном пункте и живущего отдельной семьей) и, что совсем удивительно, на мать заявительницы фактически возлагается обязанность проживания с ребенком и ухода за ним, причем без учета их мнения. Полагаю, что в данном деле можно говорить и об определенном виде дискриминации. Так, женщины-военнослужащие, которые не живут совместно с отцами своих детей по причине развода, оказываются в худшем положении, чем женщины-военнослужащие, которые не живут с отцами своих детей по другим причинам», – подчеркнул адвокат.

Он добавил, что Суд не проанализировал, как может отразиться на обороноспособности страны и интересах государства реализация права на увольнение той категории военнослужащих, к которой относится заявительница. «С учетом этого постановления КС количество решений судов, где будет признан законным отказ командования в реализации права на досрочное увольнение женщины (мужчины), воспитывающей ребенка самостоятельно после развода с супругом, к сожалению, только увеличится», – отметил эксперт. Константин Маркин добавил, что, по имеющейся информации, Олеся Селина уже подала жалобу в ЕСПЧ и у нее имеются хорошие перспективы.

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Александр Передрук убежден, что отказ в досрочном увольнении с военной службы по контракту представляет собой не что иное, как ограничение конституционного права на уважение семейной жизни. «В рассматриваемом постановлении Конституционный Суд обратил внимание на необходимость установления баланса интересов и пропорциональности ограничения этого права в ситуации, когда военнослужащий мотивирует просьбу об увольнении необходимостью ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка», – отметил он.

По мнению эксперта, с позицией Суда трудно не согласиться, так как он ориентирует суды на необходимость тщательного исследования всех обстоятельств дела, имеющих значение для установления баланса интересов частного лица (конкретного военнослужащего) и публичного интереса. «КС подчеркнул, что при принятии решений правоприменительные органы не должны исходить из наличия лишь формальных оснований (таких как, например, лишение второго родителя ребенка родительских прав), а должны оценивать реальную возможность второго родителя участвовать в уходе за ребенком и его воспитании, а также состояние здоровья последнего, возможность посещения им дошкольной образовательной организации. Остается надеяться, что к этой правовой позиции прислушаются остальные суды», – резюмировал Александр Передрук.