30.06.2021 ВС принял постановление о преступлениях против интересов службы в коммерческих организациях АГ НОВОСТИ

29 июня Пленум Верховного Суда рассмотрел и принял постановление о некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. 201, 201.1, 202, 203 Уголовного кодекса РФ). Как сообщалось ранее, проект документа был рассмотрен 8 июня и направлен на доработку.

Старший партнер АБ «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин отметил, что изменения, внесенные в проект перед его утверждением, носят явно не косметический характер.

Так, разъяснения п. 2, посвященные злоупотреблению полномочиями, дополнены фразой: «совершает сделку в отсутствие необходимого для этого согласия или последующего одобрения коллегиального органа управления организации». Кроме того, в этом пункте появилось разъяснение, что понимать под злоупотреблением полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа. В частности, это действия лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, которое в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц осуществляет нецелевое расходование денежных средств, выделенных для реализации гособоронзаказа, если это повлекло общественно опасные последствия, предусмотренные ст. 201.1 УК РФ.

По мнению Алексея Нянькина, такими изменениями сделкам в отсутствие необходимого для этого согласия или последующего одобрения коллегиального органа управления организации придается характер уголовно наказуемого деяния. «Положения ст. 174 ГК РФ, которые содержат два вида таких сделок, относят их к оспоримым, т.е. по своей природе изначально внешне законным, но подлежащим признанию недействительными по искам заинтересованного круга лиц. К оспоримым сделкам применим сокращенный срок исковой давности (один год), а возможность перевести корпоративный спор в плоскость публичных уголовно-правовых отношений, по которым срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет 6 лет (ст. 78 УК РФ), неминуемо приведет к реальным ситуациям, при которых своевременно не оспоренные сделки (которые могут быть, например, в силу ст. 45 Закона об ООО отнесены к сделкам с заинтересованностью) будут признаваться незаконными через привлечение к уголовной ответственности лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации. В данном случае, с учетом не изменившегося в судебной практике подхода к оценке признака общественной опасности последствий, предусмотренных ст. 201 УК РФ, велики риски злоупотребления правом лиц, которые в силу ст. 23 УПК РФ вправе инициировать повод к возбуждению уголовного преследования», – полагает адвокат.

В свою очередь, п. 3, разъясняющий злоупотребления полномочиями со стороны нотариусов, дополнен фразой: «если эти деяния повлекли общественно опасные последствия, предусмотренные ст. 202 УК РФ». Из п. 8 постановления, посвященного исследованию состава ст. 201.1 УК РФ, исключено слово «отмена» касательно военных учений и иных мероприятий военного характера.

Из п. 20 исключена ст. 201.1 УК РФ. Теперь в этом разъяснении отмечено, что при рассмотрении дел о преступлениях по ст. 201, 202, 203 УК судам следует проверять соблюдение ст. 23 УПК РФ, согласно которой уголовное преследование за такие преступления, причинившие вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, может осуществляться лишь по заявлению либо с согласия руководителя этой организации.

«Вызывают непонимание внесенные в п. 20 постановления изменения, исключившие разъяснения о порядке возбуждения уголовных дел, предусмотренных ст. 201, 202, 203 УК, с учетом положений об ограниченной публичности в инициировании возбуждения такой категории дел. Действительно, довольно странным было упоминание в перечне вышеуказанных статей Кодекса текста предыдущей редакции ст. 201.1, которая, очевидно, по объекту преступления явно не может быть отнесена в ряд “обычных” коммерческих составов преступления. Однако авторам документа ничего не мешало не исключать приведенные разъяснения о субъектах, обладающих специальной правоспособностью для обращения с заявлением о привлечении к уголовной ответственности, которые могли бы иметь важное значение в правоприменительной практике, а просто дополнить его указанием на неприменение ограничений, установленных ст. 23 УК, в отношении лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 201.1 Кодекса», – убежден Алексей Нянькин.

Из п. 21 исчезли следующие разъяснения: «Уголовные дела о таких преступлениях возбуждаются по заявлению лица, являющегося в соответствии с уставом организации ее единоличным руководителем (лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа) или руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председателем правления акционерного общества), либо лица, уполномоченного руководителем коммерческой организации представлять ее интересы в уголовном судопроизводстве в соответствии с ч. 9 ст. 42 УПК РФ. Если в совершении указанных преступлений подозревается руководитель коммерческой организации, уголовное дело может быть возбуждено по заявлению органа управления организации, в компетенцию которого в соответствии с уставом входят избрание, назначение руководителя и (или) прекращение его полномочий (например, совета директоров), либо лица, уполномоченного этим органом обратиться с таким заявлением».

В этом пункте теперь появилась фраза: «С учетом того, что в соответствии с ч. 1 ст. 201.1 УК РФ общественно опасные последствия противоправных действий лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, при выполнении государственного оборонного заказа заключаются в причинении существенного вреда только охраняемым законом интересам общества или государства, уголовное преследование лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 201.1 УК РФ, осуществляется на общих основаниях, т.е. без ограничений, установленных ст. 23 УПК РФ».

Ранее руководитель уголовной практики АБ «КРП» Михаил Кириенко отмечал, что документ опирается на позиции по вопросам толкования ст. 285, 286 УК РФ, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ № 19 от 16 октября 2009 г., разъяснения которого на практике применяются для определения содержания признаков преступлений против интересов службы в коммерческих организациях. «При этом ВС РФ все же не смог уйти от ряда спорных предложений, а самое главное – не смог дать нужное практикам разъяснение того, где проходит грань внутрикорпоративных отношений и признаков уголовно наказуемого деяния», – полагал эксперт.

Зинаида Павлова