30.06.2021 Пленум ВС уточнил разъяснения о компенсациях за нарушение права на судопроизводство в разумный срок АГ НОВОСТИ

В соответствующее постановление внесено 26 изменений и уточнений

29 июня Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление о внесении изменений в Постановление Пленума от 29 марта 2016 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Изменения обоснованы изменениями законодательства и новыми вопросами, возникающими при рассмотрении таких дел.

В частности, в п. 2 внесено разъяснение о том, что Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок распространяется в том числе и на случаи нарушения разумных сроков исполнения судебных актов, возлагающих на федеральные и региональные органы власти, органы местного самоуправления, иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обязанность исполнить иные требования имущественного характера (неденежные) и (или) требования неимущественного характера.

По мнению адвоката АК «Гражданские компенсации» Ирины Фаст, иногда предусмотренные законодательством механизмы принуждения должника – органа государственной власти к исполнению требований неимущественного характера не позволяют обеспечить своевременное исполнение решения суда (например, ремонт дороги, вывоз мусора и т.п.). «До настоящего времени единственным способом воздействия в случае неисполнения судебного акта в срок, установленный для добровольного исполнения, было систематическое привлечение должника к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП РФ. При этом, несмотря на наложение административных штрафов, решение суда может оставаться неисполненным, что, безусловно, лишает заинтересованное лицо права на судебную защиту и возмещение причиненного неимущественного вреда. Внесение изменений позволяет устранить эту несправедливость», – полагает эксперт.

Согласно новой редакции п. 3 постановления Закон о компенсации также распространяется на случаи присуждения компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок при наличии оснований и соблюдении условий, указанных в ч. 6–7.3 ст. 3 этого закона.

В п. 11 абз. 3 и 4 заменены разъяснением о том, что в административном иске о компенсации, подаваемом потерпевшим или иным заинтересованным лицом, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, помимо прочего, должны быть указаны сведения об общей продолжительности уголовного судопроизводства, исчисляемой со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, либо до дня прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора (п. 5 ч. 2 ст. 252 КАС РФ). Из этого пункта также исключается абз. 5, который разъяснял, что если в нарушение ч. 1 ст. 42 УПК лицо не было признано потерпевшим незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела, то в заявлении о компенсации также указывается дата подачи заявления о преступлении.

Пункт 13 дополнен двумя абзацами о том, что к документам, прилагаемым к заявлению о компенсации, подаваемому в суд, не применяются требования, указанные в п. 1, 3, 4, 6–7 ч. 1 ст. 126 КАС РФ (ч. 3 ст. 252 Кодекса), в п. 1, 3, 4, 6–7 ч. 1 ст. 126 АПК РФ. При решении вопроса о принятии к производству заявления о компенсации судья также проверяет наличие оснований для отказа в принятии административного иска, заявления, предусмотренных ст. 128 КАС, ст. 127.1 АПК.

Изложен в новой редакции и абз. 2 п. 17 о том, что по результатам досудебного производства по уголовному делу заявление о компенсации может быть подано в суд в сроки, установленные в ч. 6–7.3 ст. 3 Закона о компенсации, ч. 5–8 ст. 250 КАС. В свою очередь, п. 19 дополнен абз. 5 следующего содержания: «В случае если исполнение судебного акта по неденежному требованию имущественного характера или требованию неимущественного характера осуществляется органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом или организацией, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим без выдачи судом исполнительного документа, возбуждения исполнительного производства и законодательством не установлен срок исполнения соответствующих требований, заявление о компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок подается не ранее чем через 6 месяцев со дня вступления судебного акта в законную силу или истечения установленного судом срока его исполнения либо не позднее чем через 6 месяцев со дня завершения (окончания, прекращения) исполнения судебного акта (ч. 8 ст. 3 Закона о компенсации, ч. 4 ст. 250 КАС РФ, ч. 3 ст. 222.1 АПК РФ)».

Согласно новой редакции абз. 3 п. 26 документа не имеют права на подачу заявления о компенсации лица, требующие ее присуждения за нарушение права на исполнение судебных актов, не предусматривающих обращения взыскания на средства федерального бюджета, бюджета субъекта РФ, местного бюджета либо не возлагающих на органы власти и должностных лиц обязанность исполнить иные требования имущественного характера и (или) требования неимущественного характера.

В п. 29 уточнено, что 6-месячный срок обращения в суд с заявлением о компенсации может быть восстановлен при наличии ходатайства об этом лица, подающего заявление о компенсации. Также скорректирован абз. 1 п. 30, регламентирующего порядок восстановления судом пропущенного срока.

В п. 36 уточнен перечень властных структур, на которых возложена обязанность по исполнению судебного акта, по которому допущено превышение разумного срока исполнения.

Постановление дополнено п. 37.1, в котором указано, что если лицо, являющееся должником (административным ответчиком, иным участником судебного процесса), реорганизовано, упразднено и (или) его полномочия в период исполнения судебного акта переданы другому лицу, то суд, рассматривающий дело о присуждении компенсации за нарушение срока исполнения данного акта, привлекает к участию в деле лицо, участвующее в правоотношениях, установленных соответствующим судебным актом, независимо от осуществления правопреемства в рамках процесса исполнения данного судебного акта.

Ирина Фаст полагает, что тем самым устраняется существующий в правоприменительной практике пробел присуждения компенсации в случае, если к моменту рассмотрения требований о компенсации лицо, являющее должником, реорганизовано или упразднено. «Верховный Суд предлагает отойти от формального подхода при определении правопреемника должника и в любом случае привлекать к участию в деле лицо, участвующее в правоотношениях, установленных соответствующим судебным актом», – подчеркнула она.

Документ также дополняется п. 43.1 о том, что при принятии судебного акта по нескольким самостоятельным требованиям нескольких лиц каждое из них вправе требовать компенсацию за нарушение срока исполнения такого акта при условии нарушения разумного срока исполнения соответствующего требования. Если судебным актом удовлетворено совместное требование нескольких лиц (например, имущество передано в общую собственность или совместное пользование нескольким лицам), каждое из них вправе требовать компенсацию за нарушение срока исполнения судебного акта независимо от того, кто из них обратился за его исполнением.

Пункт 55 дополнен разъяснением, о том, что в случае, если исполнение судебного акта по требованиям имущественного или неимущественного характера осуществляется без выдачи исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства или производства по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, при исчислении общей продолжительности исполнения судебного акта учитывается период со дня вступления в законную силу соответствующего судебного акта до дня завершения (окончания, прекращения) исполнения судебного акта.

Кроме того, постановление дополнено п. 56.1 и 56.2 о том, что судам следует иметь в виду, что общая продолжительность судопроизводства или исполнения судебного акта, которое не окончено, устанавливается при принятии решения об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления о компенсации на день принятия такого решения. При оценке разумности сроков исполнения судебных актов по неденежным требованиям имущественного характера или по требованиям неимущественного характера должны учитываться сроки их исполнения, истекшие до вступления в силу Федерального закона от 19 декабря 2016 г. № 450-ФЗ.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич отметил, что поправки носят явно системный характер и вызваны, в первую очередь, необходимостью дальнейшего развития института компенсации за нарушение права на судопроизводство. «Само Постановление № 11 имело революционный характер для нашей правовой системы, а его практическое применение в любом случае потребовало бы корректировки первоначальных положений. В комментируемых изменениях большое внимание уделяется самой процедуре обращения с иском, процессуальным срокам, их восстановлению. Сам объем таких изменений свидетельствует о значительной аналитической работе, проделанной авторами документа, внимательном изучении именно практических аспектов применения постановления, поэтому сам документ можно только приветствовать», – полагает он.

По словам адвоката, его коллегам практически ежедневно приходится сталкиваться с жалобами на длительность рассмотрения судебных дел и последующее исполнение постановленных судебных решений. «Именно скорость судопроизводства является важнейшим критерием для подавляющего большинства граждан, сталкивающихся с судебной системой. Всем хочется, чтобы решение суда было, во-первых, справедливым, во-вторых, быстрым. Но если критерии справедливости судебного решения серьезно отягощены субъективным мнением стороны процесса, то вопросы скорости правосудия всеми понимаются примерно одинаково. Полагаю, что было бы совсем не лишним приложить усилия для популяризации обсуждаемого постановления, потому что его применение не так распространено, как могло бы быть», – убежден Дмитрий Хомич.

Зинаида Павлова