31.03.2022 Как суды оценивают видеозаписи: советы и практика Право ру

Процессуальные кодексы уже давно позволяют предоставлять видео в качестве доказательства. Но на практике у судов и юристов часто возникают трудности: может потребоваться экспертиза оригинальности ролика или даже согласие на съемку. А еще нужно соблюсти процессуальные правила. Ролик должен соответствовать закону, а также быть относимым, допустимым и достоверным. Несоблюдение этих требований закона сделает запись недопустим доказательством, и суд откажется ее принять.

Записать видео просто: достаточно достать телефон и начать съемку. Но на деле суды и юристы все еще с осторожностью относятся к видеозаписям.

Чтобы ролик можно было представить в суд, его надо записать с соблюдением требований закона. Иначе запись будет считаться недопустимым доказательством. Например, если оперативные сотрудники при осмотре флешки с роликом не разъяснили понятым их права, или в ходе следствия не проводилось опознание лиц на записи, или обвиняемого и потерпевшего не спрашивали о ролике на допросах. Как в деле № 10-3/2017, где Обской горсуд Новосибирской области по этим причинам признал недопустимым доказательством видеозапись потерпевшего.

Недопустимой также будет видеозапись показаний свидетеля, если перед допросом его не предупредили, что он может отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга и других близких родственников (п. 10 Постановления Пленума Верховного суда от 19.12.2017 № 51). Такое доказательство будет противоречить положениям ст. 56 УПК.

Еще все собранные доказательства, включая видеозаписи, должны быть:

✅ Достоверными — отражать действительность. Суд должен проверить, не поддельные ли доказательства.

✅ Относимыми — иметь значение для рассматриваемого дела. Если содержание ролика не имеет отношения к делу, суд не примет такие записи в качестве доказательства. Например, запись, на которой не видно подсудимого и потерпевшего, может не подтвердить совершение определенного преступления. Заявляя об относимости видеозаписи, надо объяснить суду, какое значение она имеет для дела, что на ней изображено и как ее приобщение к материалам может повлиять на исход процесса, указывает Надежда Адвахова, адвокат АБ Юсланд

✅ Допустимыми — подтверждать те обстоятельства, которые можно по закону. Ведь некоторые факты можно подкрепить только определенными доказательствами. Например, нельзя признать недееспособным только на основании видеоролика, так для подобного решения суд в обязательном порядке должен назначить экспертизу (ст. 283 ГПК). С помощью видеозаписи нельзя доказать и состав вещества, отмечает Надежда Макарова, руководитель юридического департамента Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Пример недопустимой видеозаписи есть в деле № А51-17755/2017, где истец потребовал признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию сведения, что в его кафе появились крысы. Об этом заявил телеканал «ОТВ-Прим» в передаче «Автопатруль». Ответчик настаивал, что наличие крыс в кафе подтверждает видеосъемка крысиных фекалий. Но 5-й ААС посчитал, что запись не может быть допустимым доказательством доводов ответчика, ведь на ней видно лишь темные точки на полу. Что это такое — понять нельзя.

В суд видеозаписи необходимо представлять на материальном носителе, даже если видео показали в прямом эфире или опубликовали в сети. Передать ролик можно с помощью обычной флешки или DVD. Если суд примет запись, то материальный носитель приобщат к материалам дела.

Например, ГПК прямо разрешает предоставлять аудио- и видеозаписи в качестве доказательств. Для этого сторонам необходимо направить в суд ходатайство и указать, когда, кем и в каких условиях было сделано видео (ст. 77 ГПК). Эти сведения необходимо указать обязательно, даже если видеозапись была получена в общедоступных источниках. Иначе суд не сможет приобщить доказательство к материалам дела. Суд просмотрит запись на судебном заседании, после чего стороны могут дать свои пояснения (ст. 185 ГПК).

Достоверность видео

Согласно ст. 77 ГПК, чтобы у суда не возникло сомнений в достоверности видео, необходимо указать, когда, кем и в каких условиях велась запись. Другие кодексы такой нормы не содержат, но процесс приобщения видеозаписи к материалам дела не особенно отличается в различных видах процесса. По словам Айдара Мулланурова, управляющего партнера Судебное агентство «Барристер» , на практике судьи используют подобный стандарт не только в гражданском, но и в административном и арбитражном процессах.

Тимур Чанышев, председатель Коллегия адвокатов «Адвокат Премиум» , советует подкреплять полученную видеозапись документами, которые будут подтверждать способ получения ролика. Например, если запись получена от третьих лиц, можно подписать акт-приема передачи диска или флеш-карты с видео.

Иногда бывает, что нужно видео с городских камер. Ян Городецкий, старший специалист компании CSI Group, советует запросить у органов, которые выдают запись, документ с указаниями:

  • кем выдана запись;
  • где расположена камера и на что она направлена;
  • времени и даты записи.

Суд также может потребовать представить сведения о записывающем устройстве, отмечает Адвахова. Например, для передачи в суд записи с видеорегистратора она рекомендует сообщить:

  • марку и серийный номер устройства;
  • место установки в машине;
  • данные о лице, которое начало съемку;
  • параметры и режим съемки;
  • время суток и погодные условия.

Основным доказательством достоверности ролика юристы считают заключение экспертизы. Хотя она и необязательна. Например, в определении от 04.12.2004 № 83-Г04-22 Верховный суд не увидел оснований для назначения экспертизы видеокассеты, ведь нижестоящие инстанции установили время, место и способ осуществления записи, а также допросили свидетелей.

Но если возникли вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки и техники, суд не сможет обойтись без экспертизы. Так, в деле № 58-КГ21-8-К9 Бикинский городской суд Хабаровского края, посмотрев запись с видеорегистратора, установил, что корова шла по проезжей части навстречу автомобилю, из-за чего и произошло столкновение. Первая инстанция также решила, что водитель не мог обнаружить опасность, ведь его ослепил свет фар встречного автомобиля.

Но ВС посчитал, что вопросы о скорости и возможности предотвратить наезд требуют специальных познаний в науке и технике. Поэтому городской суд не мог ответить на эти вопросы сам без экспертизы, указала гражданская коллегия. Чтобы определить скорость по видеозаписи, экспертам потребуются ориентиры для замера расстояния на месте или предметы, чей размер идентичен от изделия к изделию, они обычно утверждается ГОСТом или производится по одному стандарту, объясняет Городецкий. Для этого могут подойти расстояние между столбами или дорожные знаки, размеры которых определены ГОСТом, говорит специалист.

Эксперт сможет дополнительно разъяснить суду происхождение видеозаписи, время ее создания, ответить на вопросы, что там происходит. В качестве примера Городецкий приводит дело из своей практики. Там в объектив камеры видеонаблюдения попала массовая драка, один из участников которой скончался. На исследование был поставлен вопрос, наносил ли обвиняемый удары потерпевшему. В результате экспертиза установила, что участники были на довольно большом расстоянии и не били друг друга, рассказывает специалист.

Кроме того, экспертиза сможет подтвердить оригинальность записи, так как в видео не должно быть монтажа и склеек, отмечают юристы. Попытки изменить содержание видеозаписи встречаются нередко. По словам Мулланурова, в его практике встречалось дело, в котором видеосюжет из телевизионного эфира был предоставлен в суд в измененном виде. Подобная проблема может возникнуть и с роликами из интернета: их также могут удалять и изменять. В таких случаях правильнее всего будет заверить видеозапись у нотариуса. Тогда будет возможность доказать, что у ролика когда-то было другое содержание.

Судьи иногда просят раскадровку видеоролика. Ее можно представить и самостоятельно. Раскадровка поможет лучше ориентироваться в основных моментах записи: она передается вместе с роликом, а не отдельно (см. определение Московского городского суда от 16.05.2017 по делу № 33-17441/17).

Не самое популярное доказательство

Хотя видеоролики представляются в качестве доказательств уже достаточно давно, большая часть юристов с ними не сталкивалась, как показывают результаты опроса читателей.

С видеозаписями действительно связано много проблем. Так, по словам Александры Герасимовой, руководителя практики ФБК Право , она не раз сталкивалась с техническими проблемами при ознакомлении с видеозаписями на стороне судей. Поэтому эксперт советует взять на заседание ноутбук, чтобы иметь возможность продемонстрировать видеозапись суду.

Всегда необходимо тщательно перепроверять содержание видеозаписи. Нередко такие доказательства могут принести больше вреда, чем пользы, отмечают эксперты. Так, в практике Кирилла Снегирева, юриста ЮФ Арбитраж.ру , было дело о взыскании задолженности по договору поставки оборудования, в котором оппоненты эксперта заявили встречные требования о расторжении соглашения. По словам юриста, ответчик представил в суд видеозапись рабочего процесса установки, чтобы обосновать довод о дефектах оборудования. Но оппоненты упустили из виду, что основным их доводом в споре был тезис об отсутствии монтажа и ввода в эксплуатацию оборудования, говорит Снигирев. Подтверждая второстепенный довод, ответчик представил доказательство, которое опровергало его основную позицию по делу, поэтому проиграл, рассказывает эксперт.

Охрана изображения и частной жизни

Трудности могут возникнуть, когда в объектив камеры попали люди, которые не давали согласия на запись. В таких случаях заинтересованные лица могут попытаться признать ролик недопустимым доказательством на основании ст. 152.1 и 152.2 ГК, которые запрещают использовать изображение человека и любую информацию о его частной жизни без его согласия.

Подобным образом удалось оспорить видеозапись ИП Лидии Протопоповой в деле № 33-1404/2020. Предприниматель отказалась продавать обувь Наталье Петровой* в своем магазине в Кемерове. Тогда покупательница сняла Протопопову на видео.

Петрова обратилась в Рудничный районный суд города Кемерово с требованием взыскать с продавца компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб. и штраф на основании закона «О защите прав потребителей» за то, что Протопопова отказалась продать ей товар.

В качестве доказательства Петрова предоставила в суд видеозапись. Но первая инстанция признала ролик недопустимым доказательством, так как он был снят без согласия продавца. Подобная запись нарушает положения ст. 152.1 ГК, посчитал суд.

С выводами первой инстанции не согласился Кемеровский областной суд. В своем определении апелляция сослалась на положения п. 55 Постановления Пленума ВС от 23.04.2019 № 10. В нем указано, что для признания видеозаписи допустимым доказательством не требуется согласие лица, в отношении которого проводилась съемка. На основании этих положений областной суд решил, что видеозапись — допустимое доказательство. Здесь речь идет не об обнародовании изображения, а о доказательствах по гражданскому делу, пояснила апелляция.

Позиция областного суда отвечает закону и сложившейся практике. Согласно ст. 152.1 и 152.2 ГК согласие на съемку действительно не требуется, когда она необходима в государственных, общественных или иных публичных интересах. В соответствии с п. 44. Постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25 им соответствует съемка, которая проводится для целей правопорядка и государственной безопасности. Законна также съемка в местах, открытых для свободного посещения, в том числе на открытых судебных заседаниях или на публичных мероприятиях (п. 45 того же постановления).

Скрытая камера

Учитывая эту практику, суды зачастую признают видео допустимым доказательством, даже если запись производится на скрытую камеру.

Так, в деле № 1-355/2019 Геннадий Фирсов украл с товарного склада одежду на 30 600 руб., что попало в объектив скрытых камер видеонаблюдения. Промышленный районный суд города Самары признал записи допустимым доказательством и приобщил их к материалам уголовного дела. В итоге Фирсова признали виновным в краже с незаконным проникновением в помещение на основании п. «б» ч. ст. 158 УК. 

Допустимой скрытую запись признал и Петроградский районный суд Санкт-Петербурга в деле № 2-1312/12. В нем Константин Андреев* пытался изменить формулировку основания своего увольнения с помощью видео. Истец просил работодателя предоставить ему учебный отпуск, но вместо этого его уволили. За несколько дней до этого начальство предупреждало Андреева, что ему не стоит настаивать на отпуске, так как иначе он может лишиться работы. Этот разговор истец снял на видео, которое представил в суд. Первая инстанция признала доказательство допустимым, так как на записи нет информации о частной жизни участников разговора. С этим согласился и Санкт-Петербургский городской суд.

Все чаще видеозаписи становятся доказательствами в делах о неправомерном использовании товарных знаков, в том числе и скрытые видеозаписи, отмечает Айдар Муллануров. В них истцы фиксируют на видео факты использования их товарных знаков на вывесках, этикетках, фирменной одежде, снимают сам момент продажи товара или оказания услуги, указывает эксперт. Например, в деле № А54-9645/2020 разработчик компьютерных игр Rovio Entertainment взыскал с ИП Ольги Маляновой компенсацию за нарушение исключительных прав на товарные знаки с изображением персонажей из игры Angry Birds в размере 60 000 руб. Ответчица продавала футболки с товарными знаками истца в своем магазине в Рязани. Там истец устроил контрольную закупку и заснял процесс на скрытую камеру. Суд признал такое доказательство допустимым, так как магазин — это место, открытое для всеобщего посещения, где разрешена видеозапись, в том числе скрытая.

Кроме того, судебная практика также позволяет использовать в качестве доказательства аудиозаписи, которые получили без согласия других участников разговора (см. определение ВС РФ от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

Уголовный процесс: особенности

В уголовном процессе порядок получения доказательств регламентирован наиболее детально, отмечает Надежда Адвахова. Это коснулось и видеороликов, которые упоминаются в УПК намного чаще, чем в других кодексах.

Так, согласно ст. 84 УПК видео можно приобщить к материалам дела в качестве иного доказательства.

Следователь, дознаватель или прокурор могут обнаружить запись самостоятельно или приобщить ее по ходатайству участников процесса (ст. 86 УПК). Кроме того, видеозапись может проводиться и при выполнении следственных действий, например на допросе свидетелей (ст. 189 УПК) или при очной ставке (ст. 192 УПК). Доказательства, которые нельзя или затруднительно приобщить к материалам дела, тоже можно фотографировать или снимать на видео (ст. 82 УПК).

В уголовном деле видео хранится на материальном носителе. Если ролик опубликовали онлайн или показывали в прямом эфире, правоохранительные органы должны запросить видео у владельцев ресурса, на котором его воспроизводили (ч. 4 ст. 21 УПК).

Во многих уголовных делах видеозапись — одно из основных доказательств. Например, в деле № 77-832/2020 вина осужденной подтвердилась видеозаписью ДТП. 12 декабря 2018 года Светлана Григоренко за рулем нарушила правила дорожного движения и врезалась в автомобиль, который наехал на женщину-пешехода. От полученных травм последняя скончалась. Происшествие попало в объектив камеры видеонаблюдения. На записи видно, что Григоренко выезжает на перекресток и врезается в машину, которая завершает разворот на разрешающий сигнал светофора. И ту отбрасывает на пешехода. Советский районный суд Казани признал видео допустимым доказательством, которое подтверждает, что Григоренко виновна в смерти пешехода. Ведь именно она нарушила п. 13.8 ПДД («Проезд перекрестков»). В итоге суд приговорил ее к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на четыре года на основании ч. 3 ст. 264 УК. 

Но не стоит полагаться только на видео. Согласно ст. 17 УПК никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Так, в деле № 77-924/2020 Стерлибашевский межрайонный суд Республики Башкортостан признал Марса Габдрахманова виновным в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения на основании ст. 264.1 УК. Осужденный попытался оспорить приговор. В своей кассационной жалобе он указал, что суд не исследовал основное доказательство его невиновности — видеозапись с патрульного автомобиля сотрудников ГИБДД: на ролике видно, что сотрудники ГИБДД на самом деле не применяли проблесковые маячки и громкоговоритель при задержании, а основные свидетели по делу не очевидцы событий. Но Шестой кассационный суд общий юрисдикции посчитал, что первая инстанция рассмотрела видео в установленном порядке. По мнению суда, запись с видеорегистратора сотрудника ГИБДД не основное и не единственное доказательство по делу. Кроме видео, вина Габдрахманова подтверждается показаниями нескольких свидетелей, отметил суд.

Из приведенных примеров видно, что правонарушения нередко попадают в объективы камер видеонаблюдения или видеорегистраторов. Это подтверждают и эксперты. Например, Алексею Азарову, адвокату АББородин и Партнеры , удалось найти запись избиения потерпевшего у сотрудников одной из служб по благоустройству. Ее дорожно-коммунальная техника стояла недалеко от места преступления, поэтому инцидент попал на запись с видеорегистратора, рассказывает эксперт.

Кроме того, преступление нередко записывают на видео свидетели или сами потерпевшие. Так, Тимуру Чанышеву удалось доказывать виновность человека благодаря ролику, который сняли свидетели. Соседи поссорились, подсудимый нанес потерпевшему телесные повреждения. Но после инцидента виновный отказался признать вину. Тогда адвокаты предъявили суду видеозапись ссоры, которую сняли свидетели. После этого у подсудимого не осталось шансов уйти от ответственности, рассказывает Чанышев.

Видео имеют важное значение в уголовном процессе. Они стали ключевыми доказательствами во многих делах. Это отмечают и представители законодательной власти. В 2016 году депутат Дмитрий Вяткин внес в Государственную думу законопроект № 1027065-6: в нем предлагается в обязательном порядке приобщать фото и видео доказательства к материалам уголовного дела. Но весной 2017-го депутаты отклонили эту инициативу.