31.07.20. КС: Отсутствие в РФ порядка исключения из списка третейских судов арбитров не нарушает права последних. АГ. НОВОСТИ.

Как пояснил Суд, законоположения, упорядочивающие деятельность постоянно действующих арбитражных учреждений и не регулирующие вопросы судебного оспаривания правовых актов ТПП РФ, не могут нарушать права бывшего арбитра
Один из экспертов «АГ» полагает, что фактически Конституционный Суд лишь продлил линию, ранее изложенную арбитражными судами по делу заявителя. Другой обратил внимание на то, что заявитель жалобы, обоснованно критикуя излишнюю заурегулированность третейской сферы в России, в рассматриваемом случае фактически выступал за введение дополнительного регулирования.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1592-О по жалобе на ряд положений Закона о третейских судах в России и внутренних регламентов Торгово-промышленной палаты РФ, поданной ранее исключенным из списка рекомендованных арбитров ТПП Александром Мурановым.

Спор в АС г. Москвы, имеющий отношение к обращению в КС

Читайте также
Суд отменил решение арбитража из-за вынесения его исключенным из списка третейского суда арбитром
АС г. Москвы отметил, что исключение согласованного сторонами арбитра из списка арбитров третейского суда лишило ответчика права заявить ему отвод при рассмотрении соответствующего спора и нарушило публичный порядок РФ
26 Сентября 2019 Новости

Как ранее писала «АГ», 19 сентября 2019 г. Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по делу № А40-153265/2019, в котором иностранная компания пыталась получить исполнительный лист на решение третейского суда, которое, по мнению ее процессуального оппонента, нарушило публичный порядок РФ.

В июне 2019 г. третейский суд, администрируемый Морской арбитражной комиссией при Торгово-промышленной палате РФ, удовлетворил иск компании Atlantic Hermes Shipping Limited к ООО «Страховая компания “Согласие”» о взыскании долга по договору страхования. С ответчика были взысканы почти 1 млн евро задолженности, а также проценты, регистрационный и арбитражный сборы, расходы на оплату услуг представителя.

Страховщик не исполнил решение третейского суда добровольно, поэтому иностранная компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Его процессуальный оппонент подал встречное заявление об отмене решения третейского суда, ссылаясь на нарушение последним публичного порядка РФ.

Тогда АС г. Москвы со ссылкой на ч. 1 ст. 239 АПК РФ отметил, что в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано лишь в определенных ею случаях. Он также указал, что публичный порядок основан на принципах равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестности их поведения, соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения с учетом вины (п. 29 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96). Кроме того, к элементам такого порядка относится и общепризнанный принцип законности (Определение ВС РФ от 27 сентября 2017 г. № 310-ЭС17-5655).

Как ранее пояснил суд, ТПП РФ утверждает на 6 лет рекомендованный список арбитров МАК, в котором указываются их персональные данные. Если по истечении вышеуказанного срока не был утвержден новый список арбитров, прежний перечень продолжает действовать до утверждения нового списка арбитров. В свою очередь, Комитет по назначениям палаты назначает арбитров только из их списка. При подаче иска в МАК при ТПП РФ иностранная компания выбрала в качестве арбитра Александра Муранова из опубликованного на официальном сайте списка. В ходе судебного разбирательства было зафиксировано отсутствие оснований для отвода такого арбитра. При этом ни арбитры, ни Комитет по назначению МАК при ТПП РФ не уведомили стороны о том, что в отношении Александра Муранова началась процедура исключения из числа рекомендованных арбитров.

Арбитражный суд добавил, что Муранов был исключен из списка арбитров по ряду негативных причин Приказом № 94 ТПП РФ от 28 декабря 2017 г. Он также указал, что стороны должны были быть уведомлены об исключении одного из арбитров из числа рекомендованных МАК при ТПП, чего сделано не было. Таким образом, суд заключил, что страховая компания, ввиду отсутствия информации об исключении Александра Муранова из списка рекомендованных арбитров, была лишена права на заявление о его отводе. Ведь согласно п. 1 § 16 Регламента МАК каждая из сторон вправе заявить об отводе арбитра, если существуют обстоятельства, вызывающие обоснованные сомнения относительно его беспристрастности или независимости, либо если он не соответствует иным требованиям, предъявляемым законом соглашением сторон или применимым законодательством.

Кроме того, арбитражный суд принял во внимание тот факт, что представитель иностранной компании Петр Фалилеев является действующим арбитром, рекомендованным МАК при ТПП, что противоречит п. 1 § 3 Приложения 1 к Регламенту. Согласно этой норме арбитры при выполнении своих функций должны быть беспристрастны и независимы, они не являются представителями сторон, участвующих в деле. С учетом выявления факта нарушения публичного порядка РФ АС г. Москвы не только отказался выдавать исполнительный лист на решение арбитража, но и отменил само решение третейского суда.

Позиция заявителя и выводы КС РФ

Поскольку далее суды общей юрисдикции отказали Андрею Муранову в удовлетворении иска к ТПП РФ об оспаривании его исключения из списков ее арбитров по международным коммерческим спорам, корпоративным спорам Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии, он обратился с жалобой в Конституционный Суд.

В ней он указал, что п. 2 Положения о Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ, п. 1 Положения о Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ, ст. 44 и 47 Закона об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ не соответствуют российской Конституции. По мнению заявителя, спорные нормы допускают исключение из списка арбитров за публичную критику деятельности некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, без соблюдения соответствующих конституционных гарантий и надлежащей правовой процедуры с участием заинтересованного лица.

Андрей Муранов добавил, что оспариваемые им нормы не гарантируют независимость и беспристрастность лиц, включенных в список арбитров, их права на свободу слова и на распространение информации в целях защиты прав и свобод других лиц. Кроме того, отметил он, спорные нормы влекут несоблюдение конституционного принципа равенства, нарушение конституционных требований соразмерности, пропорциональности, принципа справедливого баланса интересов, а также не обеспечивают эффективную судебную защиту после принятия организацией решения об исключении лица из списка арбитров.

Изучив дело, Конституционный Суд отметил, что исключение заявителя из списков арбитров постоянно действующих арбитражных учреждений не препятствует ему быть избранным сторонами в качестве арбитра для рассмотрения имеющегося между ними спора, на что ему было указано и судами общей юрисдикции. Как заключила высшая судебная инстанция, оспариваемые законоположения, направленные на упорядочение деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений и не регулирующие вопросы судебного оспаривания издаваемых ТПП РФ правовых актов, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Конституционный Суд пояснил, что решение же фактически поставленного заявителем вопроса о нарушении его конституционных прав из-за отсутствия в законодательстве РФ положений, регулирующих порядок и основания исключения граждан из рекомендованного списка арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения, не относится к его компетенции. В этой связи Суд отказался рассматривать жалобу заявителя.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что определение КС необходимо рассматривать в совокупности с судебными актами по делу № А40-153265/2019. «Фактически Конституционный Суд лишь продлил линию, изложенную арбитражными судами в своих актах, и указал заявителю об отсутствии у него компетенции рассматривать “отсутствие в действующем законодательстве положений, регулирующих порядок и основания исключения граждан из рекомендованного списка арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения”», – отметил он.

По мнению эксперта, у КС РФ действительно отсутствовали полномочия по проверке несуществующих правовых норм, что и явилось причиной отказа в принятии жалобы заявителя. «Андрей Муранов, на мой взгляд, преждевременно обратился в Конституционный Суд, не исчерпав все способы защиты своих прав, а именно по оспариванию решения судов первой и апелляционной инстанций, которыми ему было отказано в удовлетворении иска к ТПП РФ о признании незаконным приказа о его исключении из списка арбитров», – заключил Юрий Меженков.

Советник практики по разрешению споров международной юридической фирмы «Allen & Overy, Москва» Андрей Панов согласился с выводами Суда. «Я не знаю ни одной страны мира, в которой можно было бы обжаловать решение третейского учреждения о невключении арбитра в список или о его исключении. И, наверное, это правильно – суды не должны вторгаться в эту сферу, а третейские суды должны самостоятельно определять, кто должен быть включен в их списки, а кто нет», – убежден он.

По словам эксперта, большинство ведущих арбитражных учреждений в мире вообще не ведут такие списки арбитров. «Однако в России ведение таких списков, а также требования к их составу закреплены законодательно и являются в том числе требованиями к третейскому учреждению. Видимо, по мысли заявителя жалобы, в такой ситуации список арбитров и нахождение в нем приобретают намного большее значение, чем принято за границей. С этим сложно не согласиться, как сложно и поддержать этот подход законодателя. Но даже при этом идея введения судебного контроля за включением в списки и исключением из них представляется мне неправильной», – считает Андрей Панов.

Он добавил, что Андрей Муранов, безусловно, обоснованно критикуя излишнюю заурегулированность третейской сферы в России, в рассматриваемом случае фактически выступал за введение дополнительного регулирования. «Если требовать возможности судебного контроля за формированием и изменением списка арбитров, потребуется закрепить четкие критерии оценки заявлений на включение и основания для отказа в их удовлетворении или основания для исключения из списка. Как и многое из того, что содержится в нашем законодательстве, такие критерии уж точно не соответствовали бы самой идее третейского разбирательства как частного правосудия. Поэтому при всей скандальности истории вокруг исключения Муранова из списков МКАС и МАК, полагаю, в данном случае Конституционный Суд все же прав», – подытожил Андрей Панов.