31.08.2021 ВС пояснил порядок признания долговых обязательств одного из бывших супругов общими обязательствами пары АГ

Суд счел, что в рассматриваемом деле юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопроса о том, были ли денежные средства, полученные супругом по договору займа, израсходованы на нужды семьи

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение по делу № 5-КГ21-91-К2 касательно признания долговых обязательств одного из бывших супругов по ипотечному займу общими обязательствами супружеской пары.

Илья Евсюков и Светлана Картамышева состояли в браке с июня 2010 г. по май 2016 г. Супругу на праве личной собственности (наследование имущества) принадлежала квартира, на ремонт которой в октябре 2013 г. он взял ипотечный заем в 5,9 млн руб. сроком на 10 лет по ставке 19,5% годовых.

Таким образом, принадлежащая заемщику квартира стала предметом ипотеки по соответствующему договору в целях гарантии исполнения его обязательств, владельцем этой закладной и залогодержателем выступил ОАО АКБ «Инвестиционный Торговый банк».

Впоследствии суд взыскал с Ильи Евсюкова в пользу банка задолженность в размере 5,8 млн руб. по договору займа и обратил взыскание на заложенную квартиру. Поскольку торги по реализации недвижимости не состоялись, она была передана банку-взыскателю. На момент возникновения кредитных обязательств в квартире были прописаны заемщик и его теща.

Впоследствии Илья Евсюков обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании долговых обязательств по договору займа общими обязательствами супругов и их разделе. По мнению истца, он взял заем на общесемейные нужды с согласия ответчика, поэтому со Светланы Картамышевой следует взыскать в его пользу 3,1 млн руб. Суд удовлетворил исковые требования со ссылкой на то, что обязательство истца по договору займа является общим долгом сторон по делу и на него распространяется режим совместной собственности супругов. Апелляция и кассация согласились с выводами первой инстанции.

Не согласившись с решениями судов, Светлана Картамышева обратилась в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС признала кассационную жалобу обоснованной. Так, ВС напомнил, что взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи (п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ).

«Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Исходя из положений приведенных выше правовых норм для распределения долга в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ обязательство должно являться общим, т.е. возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд также отметил, что юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли денежные средства, полученные супругом по кредитному договору, израсходованы на нужды семьи. На истца, претендующего на распределение долговых обязательств между супругами, как на заемщика возложено бремя доказывания того, что долг возник по инициативе обоих супругов в интересах семьи, а все полученное было использовано на семейные нужды. Между тем суды, признавая долг по договору займа супружеским, формально ограничились лишь указанием цели, на которую должны были быть использованы заемные средства.

ВС добавил, что в квартире не проводились ремонтные или строительные работы, хотя целью заключенного договора являлось благоустройство жилья. Тот факт, что заявитель жалобы дала нотариально заверенное согласие на заключение договора залога (ипотеки), подчеркнул Суд, не может являться юридически значимым обстоятельством в данном случае, поскольку она не обладала правом собственности или иными правами на указанное жилье, которое не относилось к общему имуществу супругов. Соответственно, в силу закона ее согласие не требовалось. При этом согласие Светланы Картамышевой на заключение договора ипотеки было дано в день заключения иных договоров – договора займа и договора ипотеки спорной квартиры, подписанных 6 июня 2013 г., согласно которым сумма займа составила 4 млн руб., в то время как настоящий договор займа заключен 14 октября того же года. Однако указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суды оставили без надлежащего исследования и правовой оценки, подчеркнул Суд.

В определении также отмечено, что кассация ненадлежащим образом известила ответчика о месте и времени проведения судебного заседания, направив извещение по адресу, который не был указан ею в качестве адреса для получения почтовой корреспонденции.

Рассмотрение судом кассационной инстанции дела в отсутствие ответчика, не извещенной о времени и месте заседания, сделало невозможным реализацию заявителем ее процессуальных прав, добавил ВС.

Таким образом, Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко считает выводы, изложенные в определении, законными и обоснованными. «В этом деле ВС дал оценку типовой, очень распространенной в жизни ситуации, когда один из супругов берет кредит, а затем требует делить связанный с его возвратом долг между ним и другим супругом. Ценность данного определения в том, что Суд разъяснил, что считать общими обязательством, а значит, и общим долгом супругов: он должен возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи. Такое разъяснение не позволит одному из супругов брать втайне от другого кредиты на личные цели, а затем в случае развода перелагать 50% долга на другого супруга», – отметил он в комментарии «АГ».

По мнению эксперта, нижестоящие суды подошли к рассмотрению спора сугубо формально: они увидели, что по условиям кредита денежные средства взяты на ремонт и благоустройство квартиры, и посчитали это достаточным для вывода о том, что кредит взят на нужды семьи. «ВС исправил эту ошибку: если кредитный договор подписывает только один супруг, то для признания долга общим он обязан доказать, что деньги были фактически израсходованы на нужды семьи, а если учесть, что второму супругу квартира не принадлежала, то любые вложения в нее будут только в интересах заемщика, но никак не второго супруга. Таким образом, долг по кредитному договору в данном деле не является общим, и перекладывать его половину на другого супруга нельзя», – подчеркнул Сергей Радченко.

Юрист юридической компании «Генезис» Алена Лежнева также отметила, что в рассматриваемом деле три нижестоящие судебные инстанции придержались формального подхода и не стали выяснять, на что в действительности были потрачены заемные средства, в то время как согласно материалам дела цель договора займа в виде ремонта квартиры, в которой проживали супруги, в действительности достигнута не была, что сторонами не оспаривалось. «Таким образом, позиция Верховного Суда по данному делу представляется обоснованной и соответствующей судебной практике», – заключила она.

Зинаида Павлова