31.08.2021 Какие действия наследника дают основания считать, что он принял наследство АГ

Материал выпуска № 15 (344) 1-15 августа 2021 года.

В статье даны проиллюстрированные примерами из судебной практики рекомендации адвокатам о способах доказывания того, что действия наследника свидетельствуют о фактическом принятии им наследства, – это позволяет суду принять решение в пользу данного наследника, пропустившего установленный законом шестимесячный срок для формального принятия наследства.

В действующем законодательстве России о наследовании сохраняется возможность принять наследство двумя способами: формальным – посредством подачи соответствующего заявления (о принятии наследства или о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство) нотариусу (п. 1 ст. 1153 ГК РФ) и фактическим – посредством совершения определенных действий (п. 2 ст. 1153 ГК РФ).

При этом очевидно, что фактическое принятие наследства носит по отношению к формальному способу субсидиарный характер – этот институт задействуется наследниками лишь тогда, когда своевременно в установленный законом шестимесячный срок для принятия наследства они к нотариусу с соответствующим заявлением не обращались.

Согласно п. 2 ст. 1153 ГК РФ «признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

  • вступил во владение или в управление наследственным имуществом;
  • принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;
  • произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;
  • оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства».

Институт фактического принятия наследства в настоящее время сохраняет свою неизменную актуальность – в отличие, например, от института восстановления срока для принятия наследства, с подачи ВС РФ претерпевшего существенное ужесточение примерно с июня 2017 г.

Один из самых свежих судебных примеров спора по поводу фактического принятия наследства – дело о наследстве В.А. Рязанова (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 марта 2019 г. по делу № 5-КГ19–33). Истец М.В. Бушева доказывала свое право на наследство своего двоюродного брата В.А. Рязанова, право на недвижимое имущество (квартиру) которого было оформлено на государство как выморочное наследство.

Подтверждая право М.В. Бушевой на наследство, ВС РФ отметил: «Как видно из материалов дела, в обоснование фактического принятия наследства после смерти Рязанова В.А. истец указывала на то, что она приняла меры по сохранению наследственного имущества, осуществила ремонт трубы, оконной рамы в квартире наследодателя, указала, что в юридически значимый период вывезла вещи, принадлежавшие умершему, на дачу для личного потребления, взяла в квартире наследодателя 5 сберегательных книжек на его имя, деньги в сумме 90000 руб., возместив из них расходы в размере 70000 руб., потраченные ею на похороны Рязанова В.А.».

Перечисленные в указанном Определении действия истицы носят сугубо бытовой характер – но если есть подтверждение осуществления наследником таких действий, считается, что наследство было им фактически принято.

Однако при оказании юридической помощи по данной категории дел необходимо принять во внимание следующие важные обстоятельства:

1) это действия, которые уже были совершены в установленный законом шестимесячный срок;

2) указанные действия должны быть совершены наследником в отношении наследственного имущества как своего;

3) названные действия могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению иными лицами;

4) в отношении наследственной недвижимости приоритет может отдаваться действиям с недвижимым имуществом.

Применительно к п. 1 важно, что фактическое принятие наследства должно было быть осуществлено в те же самые шесть месяцев с момента открытия наследства, в течение которых можно было принять наследство путем подачи соответствующего заявления нотариусу (но это не было сделано, вследствие чего необходимо доказывать, что наследство было принято фактически). То есть, если в шестимесячный период какие-либо действия по фактическому принятию наследства не были осуществлены, доказать этот факт невозможно. В связи с этим адвокатам нередко приходится разъяснять доверителям, что поскольку обсуждаемые действия должны были быть совершены строго в шестимесячный период, то должны представляться доказательства, относящиеся к тому времени (тем самым удержать доверителей от соблазна фальсифицировать доказательства).

Вместе с тем адвокаты знают, что не исключена возможность получения в настоящее время доказательств того, что необходимые действия были совершены тогда, в течение установленного законом периода. Проиллюстрирую это примером из своей практики.

Умер художник, и его сын вынужден был доказывать фактическое принятие наследства. Поскольку доступ в квартиру, где жил художник, был полностью пресечен племянником моего доверителя (внуком художника), изначально ситуация выглядела совершенно тупиковой. Однако из подробной беседы с доверителем стало известно, что через несколько недель после смерти художника ему (моему доверителю) как сыну художника позвонили из правления Союза художников Москвы, выразили соболезнования и попросили освободить мастерскую, официально предоставленную художнику, и вскоре после этого мой доверитель приехал в помещение мастерской и вывез оттуда все личные вещи художника (картины, холсты, кисти, краски и пр.), что было зафиксировано в документации правления Союза художников Москвы. По моему предложению доверитель обратился в правление Союза художников Москвы, и ему во время судебного разбирательства, спустя несколько лет после смерти художника, на основании упомянутой документации выдали справку о том факте, что в определенный день он вывез из мастерской, расположенной по конкретному адресу, определенное имущество художника (с указанием перечня этого имущества). Таким образом, факт осуществления наследником в шестимесячный период действий в отношении имущества наследодателя был подтвержден письменным доказательством, выданным во время судебного процесса, и это помогло выиграть дело.

Относительно п. 2 чрезвычайно важным является неожиданный психологический аспект – отношение наследника к имуществу наследодателя уже как к своему собственному – или по-прежнему как к имуществу умершего. Институт фактического принятия наследства основывается на том, что наследник совершает действия в отношении какого-либо имущества наследодателя, считая это имущество своим, т.е. действуя как собственник этого имущества. Если же такого отношения к наследственному имуществу нет, если наследник берет вещи «на память», – значит, для него это имущество навсегда осталось имуществом умершего наследодателя – что исключает компонент действий в отношении имущества как своего.

Проиллюстрирую это примером из опубликованной судебной практики.

Л., Ж. и Р. обратились в суд с иском к сестре О. и к нотариусу об установлении факта принятия наследства, признании недействительными свидетельства о праве на наследство и свидетельства о праве собственности на 1/2 долю квартиры, указывая, что после смерти их брата осталось наследственное имущество в виде 1/2 доли указанной квартиры, денежного вклада. Стороны являются наследниками брата.

В январе 2004 г. ответчица получила свидетельство о праве на наследство на 1/2 долю спорной квартиры и денежного вклада, нарушив их права как наследников. Истцы считали, что они фактически приняли наследство, так как взяли себе личные вещи брата. Кроме того, они принимали участие в его похоронах и проведении поминального обеда.

Решением Октябрьского районного суда г. Саранска от 29 июня 2004 г. иск был удовлетворен.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия отменила решение из-за неправильного толкования судом норм материального права.

Удовлетворяя требования истцов, суд пришел к выводу о том, что они приняли наследство после смерти брата, поскольку каждый из них взял себе на память о брате непосредственно после его смерти соответственно костюм, свитер и рубашку.

При этом суд неправильно истолковал норму п. 2 ст. 1153 Гражданского кодекса РФ, в которой указаны действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства.

К таким действиям относятся: вступление во владение или в управление наследственным имуществом; принятие мер по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произведение за свой счет расходов на содержание наследственного имущества; оплата за свой счет долгов наследодателя или получение от третьих лиц причитавшихся наследодателю денежных средств.

Истцы не представили доказательств, свидетельствовавших о том, что они фактически приняли наследство одним из указанных в данной норме права способов. Из заявлений истцов в суд, их пояснений в судебном заседании усматривалось, что они взяли на память о брате некоторые его личные вещи, что не могло свидетельствовать о фактическом принятии ими наследства.

По делу принято новое решение, которым истцам отказано в удовлетворении их требований1.

В части п. 3 можно отметить, что возможность действий в интересах третьих лиц является для защиты прав заинтересованного лица весьма положительным фактором, если какие-либо действия осуществлялись не самим наследником, а иным лицом. Однако непременным условием является то, что иное лицо должно осуществлять эти действия по поручению наследника.

Вот пример из моей практики.

Сложилась ситуация, в которой семья пропустила срок для принятия наследства в двух поколениях. Умерла собственница квартиры, и ее единственный сын не стал оформлять наследство нотариально, а просто стал пользоваться квартирой матери. Затем, спустя несколько лет, он решил все же оформить свои наследственные права, обратился в суд с заявлением об установлении факта фактического принятия им наследства матери, но – умер перед решающим заседанием, и процессуальное правопреемство по каким-то причинам не было задействовано (применено). Его сын – т.е. внук умершей собственницы квартиры – продолжал пользоваться этой квартирой – но до того момента, пока субъект Российской Федерации не оформил свои права на эту квартиру как на выморочное наследство. Вот тогда внук собственницы пошел в суд с иском о признании его умершего отца фактически принявшим наследство его матери (бабки моего доверителя). Одним из доказательств было то, что сын собственницы (отец моего доверителя) после смерти матери попросил свою жену (мать моего доверителя) оплачивать коммунальные платежи за наследственную квартиру точно так же, как она оплачивала коммунальные платежи за их собственную квартиру, – и она по его поручению осуществляла эти платежи, что было подтверждено свидетельскими показаниями матери моего доверителя и платежными документами.

Обращаясь к п. 4, выскажу свое наблюдение: по моему впечатлению судам при рассмотрении споров по данной категории дел, предметом которых является наследственное недвижимое имущество, психологически важно, чтобы действия по фактическому принятию наследства были связаны с этим недвижимым имуществом. Разумеется, это не правовой, а сугубо психологический момент, поскольку, даже если наследник сможет доказать осуществление им действий в отношении движимого имущества (вещей) наследодателя, его требования должны быть удовлетворены. Тем не менее полагаю важным для придания суду большей уверенности при вынесении решения об удовлетворении иска при малейшей возможности представлять доказательства осуществления наследником действий в отношении недвижимого имущества, а если действия производились только в отношении движимого имущества, – показывать связь между этими вещами и недвижимостью, в которой они находились:

например, если наследник забрал себе предметы интерьера, принадлежавшие наследодателю, – подчеркивать, что эти предметы интерьера находились в квартире наследодателя;

если наследник забрал себе книги, принадлежавшие наследодателю, – указывать, что эти книги стояли в книжном шкафу в квартире наследодателя.

Подводя итог, отмечу, что если наследник пропустил срок для обращения к нотариусу с заявлением о принятии наследства, но в тот же период осуществил какие-либо действия в отношении наследственного имущества, то доказать, что он тем самым принял наследство фактически, вполне реально. Однако необходимо тщательно выявить, собрать, доказать совершение им названных действий – и истолковать их строго в контексте фактического принятия наследства, если обстоятельства дела дают основания для такого истолкования.


1 Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам за 2-о полугодие 2004 г.