» 06.06.18. О профессиональной чести адвоката и будущем адвокатской корпорации. НАГ. №10. 2018.


06.06.18. О профессиональной чести адвоката и будущем адвокатской корпорации. НАГ. №10. 2018.

Адвокат на все времена

О профессиональной чести адвоката и будущем адвокатской корпорации

Юбилей Генри Марковича Резника – хороший повод поразмышлять об общей судьбе нашей адвокатуры, которая в России, как и в любой стране, зависит от ярких личностей, крупных адвокатов, мэтров с самой большой буквы. Кроме того, как у нас принято говорить и о некоторых других творческих профессиях: адвокат в России больше, чем адвокат. Перефразируя строки Евгения Евтушенко, «здесь суждено адвокатами рождаться лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, кому уюта нет, покоя нет».

Петр Баренбойм АДВОКАТ АП Г. МОСКВЫ, АДВОКАТСКАЯ КОНТОРА «АСНИС И ПАРТНЕРЫ»

Как раз накануне 70-летнего юбилея Генри Резника на канале «Культура» весной 2008 г. был показан фильм, посвященный адвокатуре того времени, под общим названием «Россия Серебряного века». Напомню, что к Серебряному веку обычно относят период расцвета философии, литературы, искусства и вообще творческого начала конца XIX – начала XX вв., до Первой мировой войны. В заключительной части фильма у ведущего вырвались слова, что адвокатура «Серебряного века» не выполнила до конца свою общественную миссию, потому что придерживалась слишком формального правового подхода к событиям в стране. Упрек кажется не только не совсем ясным, но и не вполне справедливым, поскольку адвокаты были заметны в политике страны и в ее Временном правительстве 1917 г., которое могло стать (но не стало) правительством Надежды и Возрождения России. В любом случае впоследствии большевики боялись присяжных поверенных больше других и больше других по указанию бывшего адвоката Ульянова расстреливали для «профилактики» и запугивания интеллигенции. Советская адвокатура, хотя и сохранила корпоративную память о коллегах Серебряного века, была зажата в партийные и гэбистские тиски, и эту память к 80-м гг. XX в., кажется, совсем утратила. Как раз в это время в адвокатуру и пришел Генри Резник, ранее связанный с этой профессией только темой научных исследований и женой-адвокатом. Свою духовную связь с мэтрами того времени он внутренне чувствовал и предчувствовал, потому что увлеченно изучал их профессиональное творчество и писал предисловия к сборникам их речей: Плевако, Карабчевский, почти все главные мэтры были охвачены его пристальным интересом. Генри Резник поражал блеском и изяществом своих правовых позиций и выступлений в судах. Через 10 лет после прихода он уже возглавил московскую адвокатуру и руководил ею, оставаясь активным действующим адвокатом. До него казалось, что для адвоката, готового из идеальных побуждений идти на все ради В поздравительном письме юбиляру президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что нет в нашей стране человека, который не знал бы об этом замечательном адвокате, а в адвокатской корпорации нет никого, кто не отдавал бы должное «мэтру российской адвокатуры, своим безупречным служением праву и справедливости доказавшим, что наша профессия может вновь, после многих испытаний и трагических событий, подняться на прежнюю высоту, которую завоевали наши предшественники во времена Судебной реформы, проведенной великим императором Александром II». В письме подчеркивается, что Генри Резник всегда отстаивает свою гражданскую позицию, бесплатно защищает несправедливо осужденных, мужественно противостоит системе обвинения и делает все возможное для того, чтобы добиться правосудного решения. «Независимость в убеждениях, мужество и принципиальность, порядочность и интеллигентность, глубочайшее знание права, творческая одаренность, высочайшее адвокатское мастерство, преданность этическим принципам профессии, огромное ораторское искусство ставят Вас в один ряд с корифеями присяжной адвокатуры, прославившими нашу корпорацию на заре ее деятельности, и выдающимися адвокатами советского периода», – говорится предупреждения преступности Прокуратуры СССР и, защитив кандидатскую диссертацию, стал научным сотрудником этого института. С 1982 по 1985 г. – заведующий на- учно-исследовательской лабораторией Всесоюзного института усовершенствования работников юстиции (ныне Все- российский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)). С 1985 г. – адвокат Московской городской коллегии адвокатов (МГКА). В 1989–1991 гг. возглавлял НИИ адвокатуры Союза адвокатов СССР. С 1997 по 2002 г. – председатель президиума МГКА. С 2002 г. по 2015 г. – президент Адвокатской палаты г. Москвы. С 2005 г. – член Совета ФПА РФ. Председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов. Заслуженный юрист РФ. Награжден Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако (1998), почетным знаком «Общественное признание» (2000) за активную правозащитную деятель- ность и вклад в развитие независимой адвокатуры. В 2013 г. Г. Резнику вручена Национальная премия в области адвокатской деятельности и адвокатуры в номинации «За честь и достоинство». Фото: Юлия Богатырева ТЕМЫ: юбилей; настоящее и будущее адвокатуры далее в письме президента ФПА РФ. По его словам, Генри Резник приложил все силы к тому, чтобы российская адвокатура в новейшее время воз- родилась на основах независимости, самоуправления и корпоративности, заложенных в начале ее становления, а опыт предыдущих поколений адвокатов сохранился для будущего. «Мы горды и счастливы, что Вы принадлежите к нашему сообществу и по- даете нам пример того, каким должен быть адвокат и человек», – резюмировал Юрий Пилипенко, адресуя юбиляру от Совета ФПА РФ и всех россий- ских адвокатов пожелания «крепкого здоровья и профессионального долголетия, молодости духа и остроты взгляда, новых славных дел и ярких побед!». Генри Резник родился 11 мая 1938 г. в Ленинграде. В 1962 г. окончил юридический факультет Казахского государственного университета и начал работу в Следственном управлении МВД Казахстана. В 1969 г. окончил очную аспирантуру Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер www.yourpress.ru № 9 (266) МАЙ 2018 г. 5 БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ НА advgazeta.ru В данной статье автор, поздравляя Генри Резника с юбилеем и отмечая его значимую роль в сохранении лучших традиций адвокатуры, делится своими размышлениями о перспективах развития адвокатской корпорации, востребованности адвоката в эпоху информационной революции, нравственной сущности права, гуманизме и справедливости. Михаил Кириенко ПАРТНЕР АБ «КОВАЛЕВ, РЯЗАНЦЕВ И ПАРТНЕРЫ», К.Ю.Н., ДОЦЕНТ ЮЖНО-УРАЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА МОЛОДЫХ АДВОКАТОВ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ Все чаще только в преддверии праздничных дат мы вспоминаем хорошее. 11 мая 2018 г. Генри Марковичу Резнику 80 лет, большая часть из которых с полной отдачей посвящены адвокатскому труду, а не промыслу. Я не знаком с мэтром лично, но не согласиться с тем, что он – один из атлантов современной адвокатуры, не могу. Генри Маркович – ярчайший пример служения праву, людям, идеалам адвокатуры. Его фамилия часто используется даже в нарицательном смысле – как характеристика высокого уровня адвокатского мастерства и значимости в адвокатском сообществе. Генри Маркович – носитель лучших традиций адвокатуры, и за это мой низкий ему поклон, ведь сейчас адвокатская корпорация стоит на пороге изменений, надеюсь, качественно положительных, и мы должны понять важность сохранения той нити времен, которая тянется с 1864 г. и должна следовать в будущее через многих талантливых адвокатов, час которых уже пробил или еще настанет! В свое время Генри Маркович, описывая классическую присяжную адвокатуру, отмечал следующее: «В профессию, основанную на живом, свободном слове, пришли широко образованные, творчески одаренные юристы – с государственной службы, из судов, с университетских и школьных кафедр, из литературы и журналистики, некоторые возвратились из-за границы. Пришли с верой в идеалы и принципы, провозглашенные Судебными Уставами, с желанием послужить праву» (Судебные речи известных русских юристов. В 2 т. Т. 1: Сборник / Вступ. ст. Г.М. Резника. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юрайт, 2015. С. 6). И такие одаренные люди есть и сейчас, понимающие значение служения человеку, а не механическому исполнению клиентского поручения. Многие адвокаты не утратили умение быть небезразличными к делу, вы- ступают примером добросовестности, защитниками нравственности права и закона, искренне переживают за адвокатуру и ее проблемы. Адвокаты – советники, а не «наймиты», от появления которых в свое время предостерегал В.Д. Спасович. Сейчас, в эпоху информационной революции, мы должны понять, что идеалы и принципы, основанные на служении людям и нравственным идеалам, должны стать каноническими для адвокатской корпорации, иначе мы потеряем свою значимость и необходимость, мы будем стерты «цифрой», подавлены государством и, самое главное, – потеряны для человека, нуждающегося в справедливости и гуманизме. Петр Давидович Баренбойм, ставя вопрос о существовании и нужности адвоката, определил Генри Марковича как «последнего адвоката Серебряного века, готового из идеальных побуждений идти на все ради правды и справедливости…» и верно сказал о том, что адвоката, а тем более такого, как Генри Маркович, роботом не заменишь. Странные чувства появляются, когда смотришь на информационный скачок, который сейчас происходит. Эра роботов уже наступила. Роботы официанты, IT-медицина, киборги – совмещение человека и машины, элементы цифровой экономики, биоэтики, генетические конструкторы, консьерж робототехники и т.д. Больше скажу, в Интернете можно найти информацию о появлении «виртуального адвоката» (в том же атласе профессий, который представляет собой весьма интересный для размышлений ресурс). А ведь пора задуматься, будет ли вообще нужен адвокат в третьем тысячелетии? Каково его место там, где прогнозируют победу искусственного интеллекта и создание цифрового мира? Рискну предположить, что адвоката робот не заменит! Хотелось бы, чтобы и судьи остались нетронутыми, но иногда складывается впечатление, что у них этот процесс как раз запущен. Я не ретроград, я за новые технологии, но только на службе у юристов, а не на службе вместо юристов. Темп жизни ускоряется, объем информации стремительно растет, и без «цифровых инструментов» топтаться нам на месте, но машина при самом лучшем программировании не сможет понять нравственную сущность права, определить, почему право – это искусство добра и справедливости. Машина – клерк, который не знает жалости, сострадания, не умеющий понять, как та или иная мера ответственности может повлиять на виновного, что такое снисхождение. Милосердие не записать цифровым кодом. Не отрицаю, что часть правовых вопросов и категорий дел вполне может быть передана на откуп машинам, виртуальным судьям, прокурорам и адвокатам, но там, где велика роль человеческих страстей и страданий, – нужен человек, носитель знаний о гуманизме и справедливости. Гуманизм – это прежде всего мировоззрение, которое исходит из того, что человек представляет собой высшую, корпорация самодостаточную и самоосознающую ценность, считает бесчеловечным все, что способствует его отчуждению, и отвергает идею существования «сверх- человека». Сторонники Ницше кинут в меня камень, но гуманизм в праве не приемлет сверх меры для одних и их отсутствие для других. Гуманизм – это итог разрешения правовых конфликтов любого рода, где учтены интересы и потребности человеческой личности. Учтет ли их робот? Не думаю. Не сможет робот понять и справедли- вости права, которую человек-то не может понять веками, то строя на данной идее модель государства, как Платон, то предрекая гибель ценности жизни на земле при ее отсутствии, как Кант. Существуют и другие подходы, но все они основаны на учете баланса интересов личности и общества, что не заложишь в алгоритм. Ведь как запрограммировать то, что, наказывая, мы стремимся восстановить социальную справедливость? Это дано понять, а порой только почувствовать исключительно человеку (при принятии того или иного правоприменительного решения). Зачем я завел этот долгий и, думаю, многим кажущийся нудным разговор, желая на самом деле, искренне поздравить Генри Марковича с замечательным праздником. Только сохраняя свои традиции, борясь за справедливость, гуманизм и законность, следуя принципам добросовестности, адвокатура сможет отстоять свою нужность и сохранить независимость. К сожалению, правоприменители все чаще забывают о нравственных корнях судопроизводства, и как это ни пафосно звучит, лишь адвокаты взывают к ним, поддерживая надежду в милосердное и независимое правосудие, затерянное в годах правовых, судебных и кадровых реформ. А Генри Резник – та самая нить времен, которая нужна для нашей внутрикорпоративной иденти- фикации с эталонами адвокатуры и представлениями о суде земном, не страшнее небесного, явно с человеческим, а не цифровым лицом. правды и справедливости, места в современности не имеется. Возможно, такого типажа уже и нет: остался в Серебряном веке. Но ведь и отголоски этого века еще не отзвучали. Например, лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский – великий русский поэт конца XX столетия по сути своего творчества ближе к Серебряному веку, чем к 90-м гг. XX в. Можно сказать, что Бродский со своей пишущей машинкой и убеждениями является последним поэтом Серебряного века. Так же как пишущий от руки и не слишком активный в Интернете Генри Резник, с полным правом может быть назван последним адвокатом Серебряного века. Конечно, не из-за упомянутых внешних атрибутов, а из-за идеалистического интеллектуального взгляда на свою профессию как на инструмент духовного служения обществу, а заодно уже и призвание отстаивать независимость и честь этой профессии перед лицом власти. Я написал «профессиональная честь» и сам себе не поверил. Неужели это о современной адвокатуре? Хорошо, что есть Генри Маркович и есть повод сказать о чести адвоката и чести адвокатской корпорации. Другого случая у меня, пожалуй, не представиться. Всегда подтянутый и прямой, стильно одетый, с копной белых волос он и смотрится одновременно как трибун Маяковский и грустный рыцарь Дон Кихот. Только Дон Кихот, который может, проехав мимо ве- тряной мельницы, до основания разрушить веками стоящий каземат. До сих пор я с изменениями пересказал свою статью десятилетней давности в журнале «Адвокат» под названием «Последний адвокат Серебряного века». Тогда казалось, что безвозвратно ушла адвокатура Серебряного века, потихоньку с ней начинает уходить в историю и ее «последний адвокат». Но текущие годы второй декады третьего тысячелетия показали, что на адвокатуре Серебряного века и ее последнем представителе Генри Резнике рано ставить историческую точку или многоточие. И не только потому, что этот игрок сборной СССР по волейболу и мастер спорта по прыжкам в высоту сохраняет отличную физическую форму, но в первую очередь потому, что главная его высота еще должна быть покорена. Выступающий иногда на московской оперной сцене баритон Генри Резник отнюдь не спел свою последнюю песню. Жизнь так распорядилась, что адвокаты Серебряного века, а за ними и Резник, последнюю свою игру еще не отыграли, и им рановато почивать на лаврах. Они становятся сейчас более чем востребованы, поскольку, кроме адвокат- ской профессиональной техники, нужно демонстрировать интуицию и эмоциональность человеческого фактора, а также совмещение и переплетение профессии с «гордым духом гражданства», – все, что не могут заменить никакие наступающие новые технологии. Цитировать себя легко и приятно, но я просто отошлю читателя к своей статье «Роботы-юристы наступают», опубликованной в № 3 (260) «АГ» за 2018 г., о стремительно начавшейся роботизации юридической профессии, где адвокаты не являются исключением. Спасибо нашему технологическому отставанию, санкциям и контрсанкциям, до России эти процессы докатятся попозже. Но докатятся неизбежно. Неспящий и не уходящий на обеденный перерыв искус- ственный интеллект проконсультирует по законодательству и судебной практике намного быстрее и лучше самого квалифицированного человека. За секунды будут подобраны нужные судебные решения и составлены типовые договоры. Продвинутый Герман Греф уже наметил увольнение трех тысяч юристов Сбербанка. Материалы уголовного дела в 100 томов будут усвоены за один день и могут цитироваться с поиском в течение секунд. *** Нам нужно доказывать снова, как в XIX в., уникальность и необходимость человека- адвоката, но в совершенно новых условиях. Кого мы вспомним в подтверждение своей незаменимости? Спрячемся ли за сюртуки и серебряные значки великих присяжных поверенных? Как много современных примеров уникальности, многозначности и общественной ценности адвоката мы можем выдвинуть навстречу этим апокалиптическим для адвокатуры настроениям и уже сбывающимся пред- сказаниям? Хорошо, есть Резник. Адвокат на все времена. Роботом не заменишь. Пример, нужный на все третье тысячелетие. Или сколько будет существовать адвокатура? С верой в идеалы Nb www.yourpress.ru