» 07.08.18. Оспаривание действий банка, необоснованно отказавшего в проведении операции. НАГ,№14 от 23.07.18.


07.08.18. Оспаривание действий банка, необоснованно отказавшего в проведении операции. НАГ,№14 от 23.07.18.

Сфера защиты усложняется

Оспаривание действий банка, необоснованно отказавшего в проведении операции

Автор анализирует изменения в ст. 848 ГК РФ об установлении в законе или в договоре оснований для отказа в зачислении или списании денежных средств клиента и делает вывод, что эти новеллы нельзя трактовать как расширение спектра «антиотмывочных» мер. По ее мнению, введение гражданско-правовой, а не «отмывочной» меры усложняет выяснение клиентом и его адвокатом истинных причин отказа банка в проведении платежа.

Юлия Севастьянова АДВОКАТ, КАНД. ЮРИД. НАУК

Отказ банка в проведении операции, пожалуй, является одной из наиболее серьезных и болезненных для клиента мер. Отказ в проведении банковской операции – одна из наиболее часто применяемых мер воздействия в рамках «антиотмывочного» законодательства. Правовым основанием инициирования данной меры является Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Закон № 115-ФЗ), согласно п. 11 ст. 7 которого кредитная организация вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, иностранной структуры без образования юридического лица, по которой не представлены документы, необходимые для фиксирования информации в соответствии с положениями Закона № 115-ФЗ, а также в случае, если в результате реализации правил внутреннего контроля у работников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. То есть в соответствии с Законом № 115-ФЗ сначала денежные средства подлежат зачислению на счет клиента и только потом банк вправе решать вопрос об отказе в проведении операций по выдаче денежных средств со счета или переводе на другой счет. ИЗМЕНЕНИЯ В СТ. 848 ГК РФ С 1 июня 2018 г. вступили в действие изменения в ст. 848 ГК РФ, согласно которым законом могут быть предусмотрены случаи, когда банк обязан отказать в зачислении на счет клиента денежных средств или их списании со счета клиента. Кроме того, если иное не установлено законом, договором банковского счета могут быть предусмотрены случаи, когда банк обязан отказать в зачислении на счет клиента денежных средств или в их списании со счета клиента1 . Некоторые эксперты полагают, что принятие изменений преследовало преимущественно цель расширения спектра «антиотмывочных» мер. Например, в интервью для «Банковского обозрения» заместитель департамента финансового мониторинга и валютного контроля Банка России Илья Ясинский пояснил: «… Расширяется перечень операций, в проведении которых банк может отказать. Соответствующие изменения вносятся в ГК. Новая редакция ст. 848 гласит, что банк обязан отказывать в зачислении средств клиента на банковский счет, если он видит, что эти средства связаны с финансированием терроризма, экстремизма и торговлей оружием и наркотиками. До сих пор банки могли лишь отказать клиенту в проведении операции, связанной с перечислением средств с его счета, но не имели права отказать в зачислении денег на банковский счет. Новая редакция ст. 848 позволяет отказывать именно в зачислении»2. Позволю себе не согласиться с подобным мнением. Статья 848 ГК РФ в новой редакции не содержит указания на то, что отказ в зачислении денег на счет должен быть связан с финансированием терроризма, экстремизма и торговлей оружием и наркотиками. Новая норма оставляет открытым перечень оснований для отказа в зачислении денег на счет, который должен быть поименован в законе или может быть предусмотрен договором. Законодатель недаром внес изменения не в Закон № 115-ФЗ, а в Гражданский кодекс РФ, поскольку предполагается, что основания для отказа в зачислении денежных средств на счет клиента могут быть намного шире, нежели только «антиотмывочные». БАНКОВСКАЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА В банковской практике есть прецеденты, когда деньги не зачислялись или несвоевременно зачислялись на счет по причине неясности (изменения) реквизитов счета получателя, оспаривания платежа самим плательщиком, отсутствия денег на корреспондентском счете и т.д. Например, в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» указано, что исходя из существа договора банковского счета банк не вправе со ссылкой на положения ГК РФ о зачете (ст. 410) не зачислять на расчетный счет поступающие в адрес клиента суммы, указывая на имеющуюся у клиента задолженность по кредиту и иным денежным обязательствам. Полагаю, что правом не зачислять деньги на счет клиента банки активно будут пользоваться тогда, когда клиент-предприниматель пытается перечислить вознаграждение за оказанные им услуги на личный счет физического лица, а не на счет индивидуального предпринимателя. Формально такие действия законом не запрещены, но банки весьма настороженно и даже негативно к ним относятся3 . Вспомним скандально известный

ТЕМА: отказ в проведении операции защита прав клиентов банка Стр. 15–16 Фото: Юлия Богатырева www.yourpress.ru

спор между Сбербанком и клиентом, рассмотренный Верховным Судом РФ в 2018 г. На банковский счет физического лица поступили денежные средства в сумме более 55 млн рублей. Банк зачислил их на счет, но для принятия решения по распоряжению клиента о выдаче наличных денежных средств в соответствии с Правилами внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма истребовал у клиента документы, подтверждающие происхождение зачисленных на счет денежных средств и экономический смысл операции. Клиент представил заключенные с организацией договор о поставке программного обеспечения, акты приема-передачи продукта. Несмотря на это, банк отказал в выдаче наличными денежных средств со счета, указав на наличие оснований полагать, что данная операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов. При этом банк рекомендовал клиенту отправить денежные средства обратно в банк плательщика. Клиент посредством системы «Сбербанк ОнЛ@йн» открыл пять депозитных счетов, на которые перечислил денежные средства со счета. По окончании срока данные депозиты были закрыты, денежные средства вместе с начисленными процентами перечислены обратно на счет. Клиент обратился в банк с заявлениями о расторжении договоров банковского счета и выдаче наличными сумм вкладов со всеми начисленными процентами. Указанные распоряжения кредитной организацией выполнены не были, срок вкладов пролонгирован. Клиент подал в суд исковое заявление с требованием взыскать со Сбербанка суммы вкладов по договорам срочного банковского вклада, начисленные по вкладам проценты, проценты, начисленные после установленного договором срока возврата вклада, неустойку за неправомерное удержание вкладов и процентов по вкладам. Суды, включая ВС РФ, сочли, что неполное представление истцом запрошенных банком документов (не представлены приложение к договору о поставке программного обеспечения, содержащее информацию о предмете договора, и платежные документы), а также отсутствие сведений о юридическом лице в открытых источниках информации являлись в силу п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ достаточным основанием для отказа ответчика в выполнении распоряжений клиента о совершении операций по выдаче наличных денежных средств со счета, а затем и о расторжении договоров банковского счета с выдачей остатка наличных денежных средств. Факт непредставления указанных документов установлен судами и не оспаривался истцом при рассмотрении настоящего дела. Довод клиента о том, что банк, разместив спорные денежные средства во вклад, признал тем самым их законный характер, суд счел неубедительным, поскольку денежные средства с пяти депозитных счетов, возвращенные обратно на банковский счет, остались теми же денежными средствами, происхождение которых не было подтверждено в установленном порядке4. Сложно удержаться от критической оценки приведенного вывода судов. По большому счету банк «прозевал» момент перечисления клиентом спорных денег со счета на депозиты. Но раз так произошло, впоследствии ни банк, ни суд не вправе были ссылаться на незаконный характер денежных средств. В противном случае получается, что банк безнаказанно и незаконно использовал преступные капиталы, размещая их во вклады. Теперь банкиры могут избежать подобных конфузов, поскольку они наделены правом установления запрета на уровне договорных отношений на зачисление денежных средств от предпринимательской деятельности на личный счет хозяйствующего субъекта. Что же касается клиента, то ему, напротив, необходимо особенно внимательно изучать условия договора банковского счета, для того чтобы знать перечень оснований, которые могут послужить причиной отказа в зачислении денежных средств на его личный счет. ПРОСРОЧКА ПЕРЕЧИСЛЕНИЯ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВЫПЛАТЫ НЕУСТОЙКИ Согласно ст. 849 ГК РФ банк обязан зачислять поступившие для клиента денежные средства не позднее дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами или договором банковского счета. В п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» указано, что если банк нарушил срок исполнения обязанности по зачислению (выдаче, перечислению) денежных средств на счет клиента в сроки, предусмотренные ст. 849 ГК РФ, он уплачивает клиенту неустойку за весь период просрочки в размере учетной ставки банковского процента на день, когда операция по зачислению, выдаче или перечислению была произведена. Просрочка перечисления денежных средств банком является основанием для уплаты неустойки в силу ст. 856 ГК РФ, если в срок, установленный ст. 849 ГК РФ, при внутрибанковских расчетах средства не были зачислены на счет получателя в том же банке, а при межбанковских расчетах банку-посреднику не были переданы поручения, обеспеченные предоставлением соответствующего покрытия (наличием средств на корреспондентском счете банкаплательщика у банка-посредника). ИЗМЕНЕНИЯ ВО ВЗИМАНИИ ПРОЦЕНТОВ С 1 июня 2018 г. вступили в силу предусмотренные Законом № 12-ФЗ изменения в ст. 856 ГК РФ, согласно которым за ненадлежащее совершение операций по банковскому счету банк обязан уплатить и проценты за пользование денежными средствами, находящимися на счете клиента, и проценты на сумму долга. Процитирую положения ст. 856 ГК РФ: «В случаях несвоевременного зачисления банком на счет клиента поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания со счета, а также невыполнения или несвоевременного выполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, которые предусмотрены статьей 395 настоящего Кодекса, независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 852 настоящего Кодекса». ОТКАЗ В ЗАЧИСЛЕНИИ ДЕНЕГ – НЕ «АНТИОТМЫВОЧНАЯ», А ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ МЕРА За применение «антиотмывочных» мер гражданско-правовая ответственность банка, как правило, не наступает. В частности, п. 12 ст. 7 Закона № 115-ФЗ гласит, что приостановление операций в соответствии с п. 10 настоящей статьи и отказ от выполнения операций в соответствии с п. 11 той же статьи не являются основанием для возникновения гражданскоправовой ответственности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, за нарушение условий соответствующих договоров. Однако п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ предусмотрено, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, иностранной структуры без образования юридического лица. Буквальное толкование указанной нормы позволяет сделать вывод, что законодатель вообще не рассматривает отказ в зачислении денег на банковский счет в качестве «антиомывочной» меры. А если таковая все же будет применена банком в качестве «антиотмывочной», то имущественным иммунитетом кредитная организация воспользоваться не сможет. Федеральным законом от 23 апреля 2018 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части противодействия финансированию распространения оружия массового уничтожения», вступающим в действие 23 июля 2018 г., в п. 11, 12 ст. 7 внесены изменения, которые не затрагивают положения о том, что банк не вправе использовать в качестве «антиотмывочной» меры отказ в зачислении денег на счет клиента. По моему мнению, законодатель ввел такую меру, как отказ в зачислении денег на счет клиента, в первую очередь в качестве гражданско-правовой, а не «антиот

мывочной». Особо отмечу, что в Законе № 115-ФЗ специально конкретизировано, что банк вправе отказать в проведении операции, за исключением операции по зачислению денег на счет клиента. Из анализа видов ответственности, которые могут быть применены к банку за необоснованный отказ зачислить денежные средства на счет, следует вывод, что гражданско-правовая ответственность кредитной организации в этом случае аннулирована быть не может. Также полагаю, что отказ в зачислении денег на счет клиента не может рассматриваться в качестве меры, двукратное применение которой предоставляет банку право расторгнуть договор банковского счета по «антиотмывочным» основаниям. ТЕНДЕНЦИЯ РАСШИРЕНИЯ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ ОТКАЗА В ПРОВЕДЕНИИ ПЛАТЕЖЕЙ Наблюдается тенденция резкого расширения перечня оснований для применения отказов в проведении платежей. При этом далеко не все меры носят «антиотмывочный» характер. Действительно, с 26 сентября 2018 г. вступит в силу Федеральный закон от 27 июня 2018 г. № 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия хищению денежных средств». Изменения вносятся в том числе в Федеральный закон «О национальной платежной системе». Документ, в частности, наделяет банки правом приостанавливать перевод денежных средств при выявлении признаков совершения подозрительной операции без согласия плательщика. Законом создается правовой механизм противодействия хищению денежных средств со счетов клиентов при совершении операций с использованием систем дистанционного банковского обслуживания (ДБО), а также предотвращения несанкционированного клиентом снятия денежных средств. Банк сможет приостановить исполнение операции по переводу денег на срок не более двух рабочих дней. Кроме того, операторы по переводу денежных средств, операторы платежных систем, операторы услуг платежной инфраструктуры будут обязаны противодействовать осуществлению переводов денежных средств без согласия клиента в порядке, установленном Банком России, направлять в Банк России информацию обо всех случаях или попытках осуществления переводов денежных средств без согласия клиента. Признаки осуществления перевода денежных средств без согласия клиента устанавливаются Банком России и размещаются на его официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Владельцу счета сообщат о приостановлении операции и спросят разрешения продолжить ее. Если он подтвердит операцию, банк ее сразу же проведет, если не отреагирует – ее возобновят через два рабочих дня после приостановления. Каким образом банк будет направлять запросы для подтверждения операции, стороны определят в договоре банковского счета. Клиентам следует внимательно отнестись к этим условиям – оценить, нет ли риска пропустить сообщение или опоздать с ответом на него. Таким образом, в скором времени банковские клиенты и их адвокаты столкнутся с проблемой выяснения истинных причин отказа в проведении платежа, поскольку в зависимости от квалификации правовых оснований отказа в проведении платежа будут избираться способы защиты прав клиента. Проблема заключается еще и в том, что освобождение от гражданско-правовой ответственности при применении отказа при проведении платежа действует только в рамках «антиотмывочного» законодательства. В иных случаях имущественного иммунитета для банков нет. Поэтому не исключено, что кредитные организации, что называется, до кучи будут применять универсальную ссылку на «антиотмывочное» законодательство, действуя по принципу «попробуй, докажи, что это не так». *** Сфера защиты прав потребителей финансовых услуг катастрофически усложняется. Все более витиеватым становится законодательство. Судебная практика, к сожалению, все чаще носит профинансистский характер. Вводятся новые альтернативные судебным процедурам институты, обращение к некоторым из которых в обязательном порядке нужно пройти потребителю, прежде чем передать спор на рассмотрение суда. Так, при Банке России начала функционировать межведомственная комиссия, о которой пойдет речь в следующей статье. В скором времени начнет работу финансовый омбудсмен как обязательный элемент досудебной защиты. Одним словом, может сложиться так, что обычному потребителю вместо простой и удобной процедуры судебной защиты, облегченной гарантиями защита прав клиентов банка